Почему мужчины не тренируют мужественность?
Отношения
Илья Латыпов
Кандидат психологических наук, гештальттерапевт

Просмотров: 2041
Дата публикации: 14 февраля 2018 г.

Недавно мне задали вопрос, который застал меня врасплох. Звучал он примерно так: «Есть тренинги женственности, где участницы старательно пытаются научиться быть женственными, а вот с тренингами мужественности дела обстоят хуже. Мужчины идут на тренинги "как заработать больше денег", "как лучше выступать со сцены", а не на "как стать самым мужественным", "как найти в себе Бога", "как мужественно одеваться". Почему так происходит?».

С одной стороны, хочется возразить: идут же мужчины на разного рода «пикап-тренинги», принимают участие в «трехдневных курсах для мужчин по укреплению тела и духа» или присоединяются к «мужскому тренингу», где их заверяют, что «этот тренинг открывает в вас сильного мужчину. Когда он появляется в обществе, все внимание непроизвольно устремляется на него. Его побаиваются и уважают. А уважение — это признание силы». С другой стороны, трудно отрицать, что ажиотажа вокруг «настоящей мужественности» намного меньше, чем вокруг «настоящей женственности».

Ответ на этот вопрос — почему мужчины идут на «как заработать денег» и прочие практичные курсы (безотносительно их эффективности), а женщины — на довольно расплывчатые «как быть женственной» — достаточно прост. Стереотип мужественности основан на идее мужчины-деятеля, который, не ведая страха и упрека, прокладывает курс в этом мире. Ледокол, таран, копье. Ты — мужчина в той степени, в которой таранишь и пробиваешь путь. Поэтому мужчина обращается за конкретным инструментарием для завоевания своего места в мире. А стереотип женственности основан на идее женщины-спутницы, которая идет следом, по уже расчищенному мужчиной пути. Ты — женщина в той степени, в которой помогаешь и поддерживаешь мужчину. Каков твой мужчина — такова и ты. Понятно, что тут нужно «прокачивать» женственность, что бы тут ни понималось под этим словом.

А если, размышляя над этим вопросом, заглянуть чуть глубже? Вспоминаю детство, в котором я, как и все мальчишки, узнавал о том, что значит быть мужчиной. Мужчина должен быть сильным, уверенным, храбрым, готовым драться, всегда заступаться за друзей и за «своих», контролировать свое поведение… И раз за разом я попадал в жутковатый эмоциональный капкан: всякий раз, когда я оказывался слабым, трусил, когда мне не хватало уверенности, когда я избегал драки и проявлял прочее «немужественное» поведение, я убеждался в том, что до «настоящего мужчины» мне далеко. И что вообще я не мужчина, а… И тут очень ярко проступало главное правило мужественности, как его понимали в тысячах пацанских сообществ по всему Советскому Союзу: «Не будь как баба». Мужественность — это нечто противоположное, противопоставленное женственности. Самое оскорбительное в детстве — это услышать «ну ты чё как девчонка!». Девчачье по определению стояло ниже, водиться с девчонками — это водиться с низшими по иерархии существами. И самый ужас — если обнаруживаешь в себе нечто, что роднит тебя с девчонками. Например, эмоциональность и ранимость. Это нужно спрятать.

Я тогда не понимал, как и мои сверстники, что раз за разом мы сталкивались с представлением о мужественности, которое родилось в патриархально-уголовной среде, где самое страшное — это быть слабым и уязвимым. «Не верь, не бойся, не проси». Низшим существам, женщинам, это позволялось, а высшим, мужчинам, — нет. Хочешь быть среди «своих»? Избегай запятнать себя чем-то девчоночьим. Женщинам можно сомневаться, искать свою женственность, проявлять страх, выражать эмоции («истерить», как иногда говорят те мужчины, которые этих эмоций боятся, потому что не знают, что с ними делать). Нам — нет. Разумеется, реальные отношения с разными моими друзьями были не столь жесткими и жестокими к эмоциональности, но вектор движения к мужественности был задан именно такой. Не давай слабину. В детских, подростковых и мужских коллективах очень часты разного рода подколки друг друга, нередко унизительные, но ты должен выдерживать их все и не обижаться: обида — это тоже «бабское» качество. Итак, главное правило такой вот брутальной мужественности (которая воспринимается как единственно правильная) — не будь как девчонка. Главная особенность девчонок — слабость. Соответственно, борись со своими слабостями.

Как воспитывалась эта мужественность? В советское время «школой мужчин» считалась армия. Это, кстати, удивительнейший парадокс, потому что самое главное в армии — это беспрекословное подчинение, то есть качество, совершенно несовместимое с одним из ценимых в обществе качеств мужчины — самостоятельностью. Армия могла «воспитывать» (и делала это!) нечувствительных к своей и чужой слабости и боли людей, но никак не самостоятельных и инициативных. И как это делалось? В первую очередь через унижение и причинение боли. По принципу «бей постоянно в одну точку — и со временем она лишится чувствительности, огрубеет».

Мальчиков вообще легко взять «на слабо». Потому что если дашь слабину — все, будешь унижен и отвергнут коллективом пацанов. Поэтому терпи. Еще один часто встречающийся парадокс «воспитания мужественности по-российски» — для того чтобы стать мужиком, ты должен терпеть унижения, издевательства, забыть о защите своего достоинства. Будешь защищаться — мы тебя сломаем. Потому что вопрос стоит ребром: или ты мужик и мы «бабы», или мы мужики, а ты… Когда я знакомился с программами некоторых «мужских курсов», я встречался с этими до боли знакомыми с детства идеями, в которых главное — вопросы иерархии: кто сильнее, а кто ниже. Это имеет отношение к взаимоотношениям с женщинами. Вот, например, читаю: «Станьте хозяином. Отныне на любую ситуацию будете влиять вы сами. Даже собаки будут чуять вашу силу! Вы сможете подчинять себе женщин, оставаясь при этом для них чутким и чувственным. В ответ они подарят вам трепетное и благоговейное отношение». Из всех строчек так и прет: «Доминируй, доминируй, доминируй — и будет тебе счастье». В «мужских тренингах» издевательства и насилие — нередко один из важнейших компонентов «воспитания».

Я всецело за самостоятельность, инициативность, готовность брать ответственность на себя, способность переносить боль и трудности — вот только путь к этим качествам прокладывался зачастую через тотальное насилие над собой и своей личностью, что в итоге оборачивалось имитацией самостоятельности и ответственности. Имитацией силы. И вот на этом фоне кто-то предлагает «курсы мужественности». Да для того, чтобы на эти курсы прийти (не важно, толковые они или нет), нужно уже признать, что тебе чего-то не хватает. И признать публично, столкнувшись со стыдом. Женщине признавать слабости можно — вот они и идут на «курсы женственности». А мужчине — нет. Надо только бесконечно твердить себе, что со мной все в порядке, это с миром что-то не так.

А как же быть с распространенной и подтверждаемой исследованиями идеей о том, что мужчины в среднем чувствуют себя увереннее, чем женщины, и самооценка у нас повыше? Цена этой уверенности нередко невысока, она ни на чем реальном не основана — только на тщательном подавлении в себе намеков на слабости. Диванный лежака может крайне уверенно и с чувством собственного превосходства рассуждать о судьбах мира — и опрос покажет, что он «уверен в себе». Но потом из-под внутреннего пресса все равно вырывается инфантильный ужас быть разоблаченным в том, что недостаточно соответствуешь идеалу «мужика», превращающийся или в насилие над женщинами и детьми, или в алкоголизм, или в игроманию и другие подобные «увлечения». И если кто-то все же очнется и попытается вырваться, то ему навстречу идут «мужские тренинги», которые попросту воспроизводят старые клише и цикл насилия, то есть не предлагают ничего нового. Стань лучше, стань сильнее, искорени в себе то, подави в себе это, избавься от третьего. Ну а психотерапия для «настоящих мужиков» — это женский путь. Это бла-бла-бла, может, и подходит женщинам, которые привыкли болтать, а для мужчин — людей действия — это не годится... Еще один парадокс: лежание на диване — это защитный протест против привычного насилия над собой при полном запрете себе обращаться за помощью в трудной ситуации: это ж для слабаков и женщин, а мы не такие.

Сомнения в собственной мужественности пронизывают существование многих мужчин. Это происходит потому, что тот образ, который нарисован традиционной культурой — безэмоциональная и эффективная машина, — невозможен для хомо сапиенс. Но установки настолько сильны, что мужчины или изо всех сил пытаются втиснуть себя в этот образ, или же тихо переживают крах этих попыток, спиваясь, издеваясь над собой и над другими, или эффектно притворяясь «настоящими», смутно, в виде тревоги, ощущая страх разоблачения.

С таким страхом не очень-то побегаешь по «курсам мужественности», а те, кто добирается до них, жадно хватаются за такие красочные описания: «После прохождения тренинга ваша харизма усиливается, благодаря чему вы становитесь магнитом финансового и личного успеха; меняется взгляд — он становится одновременно спокойным, счастливым и более притягательным; также вы сможете контролировать и управлять своим эмоциональным и физическим состоянием. И самый интересный эффект тренинга: мужчина превращается в активного самца, увеличивается его примативность. Такой мужчина притягивает даже самых соблазнительных и роскошных женщин. Это невозможно объяснить. Зато можно приобрести. Данный секрет узнают только участники тренинга». Всего за два-три дня. И главное — избегая встречаться с собственным стыдом, со своими подлинными стремлениями и желаниями. Вдруг обнаружится, что быть примативным и иметь самых роскошных самок тебе не сильно-то и хочется… А ведь наша подлинная сила рождается не в тупом следовании этим не примативным, а очень даже примитивным клише, а во встрече с самим собой — в том числе и с собственной темной стороной, в которую стараешься не смотреть лишний раз. Источник силы, уверенности, целеустремленности — в этом. Ты всегда был мужчиной, просто тебя старательно учили, что тот мужчина, которым ты являешься, никуда не годится. Впрочем, женщин учили и учат ровно тому же самому.

 

Статья опубликована в мартовском номере журнала «Психология эффективной жизни».

 

От редакции

Открыто выражать свои эмоции — женская привилегия, а настоящим мужчинам нельзя плакать и обижаться. Это убеждение внушается нам с детства. В стремлении оправдать ожидания окружающих представители сильного пола учатся быть сдержанными. К чему приводит подавление эмоций, как научиться ими управлять и продлить себе жизнь, читайте в статье специалиста психологического консультирования Ольги Спиридоновойhttps://psy.systems/post/pochemu-muzhchiny-umiraut-molodymi.

Изучение биографий великих людей порой помогает разобраться, что же действительно нужно для достижения успеха. Американский писатель, журналист Уолтер Айзексон — автор биографий многих знаменитостей, в том числе и одного из самых знаменитых и сложных людей планеты, гения XXI века Стива Джобса. Читайте об интересных моментах из его биографии в нашем обзоре книги «Стив Джобс»: https://psy.systems/post/stiv-dzhobs.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?