Алексей Августинович: «В Шотландии возникает необъяснимое чувство свободы»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 128
Дата публикации: 16 мая 2018 г.

Алексей Августинович родился в Беларуси. А к переезду в Эдинбург, где он обитает последние полтора года, его подтолкнула учеба в Индии. Теперь он знает, легко ли иностранцу найти себя в Шотландии, почему местные не всегда понимают его юмор и что на самом деле означает приглашение «на чай».

— Что вас подтолкнуло к переезду? Желание эмигрировать было всегда или появилось спонтанно?

— В Беларуси я работал тренером в частном учебном центре, программистом, инженером по телекоммуникациям. Около восьми лет был «на вольных хлебах», был индивидуальным предпринимателем и занимался различными проектами: разработка сайтов и веб-проектов, контекстная реклама, онлайн-образование, социальные проекты, консалтинг в электронном бизнесе, разрабатывал стратегии для малого бизнеса, преподавал в вузе и др. Оброс сетью контактов и строил дом своей мечты.

Я постоянно расширял свои знания поездками и семинарами в разных странах. Мне всегда везло — удавалось познакомиться с умными и успешными людьми со всего света. У одной моей знакомой, талантливой женщины, просто дар видеть ситуации на 10 шагов вперед: она всегда давала мне толковые рекомендации и прогнозы как в бизнесе, так и в личной жизни. Однажды она мне сказала, что мое «детство закончилось, и скоро станет очень тесно», посоветовала задуматься, где брать «воздух, чтобы дышать полной грудью».

После того разговора прошел год, прежде чем я постучался в «потолок» и понял, что старые методы уже не приводят к кардинально новым результатам. Стал серьезно задумываться и пробовать разные новые варианты. Я знаю хороших специалистов, знаю хороших бизнесменов. А еще знаю звезд в своей области. И у меня всегда был вопрос, как же перепрыгнуть эту пропасть, потому что людей, которые бы находились где-то в промежутке между «хороший специалист» и «звезда», я почти не встречал.

Я стал расширять сеть своих контактов, стараясь познакомиться с людьми из других социальных кругов. Взял новую для себя работу — преподавание на английском языке, пошел изучать бухгалтерский анализ, а после поступил в аспирантуру — исследовать онлайн-проекты и системы. Начал изучать методики «Архитекторов мечты» и карту построения социальных сетей. Один из способов перехода на новый уровень — это поменять среду, сеть контактов, съездить в другую страну, получить новое образование, а с ним и новые связи.

Дорога привела меня сперва в Индию. Два месяца я изучал бизнес, меня вырвали из моей привычной среды и культуры, и я смог подумать над своими планами, о том, что же я хочу получить от жизни. Сделал наброски плана на 40 лет вперед, думал про свои мечты — от реальных до тех, что совершенно за гранью моих возможностей.

Именно тогда через Skype я проходил первое интервью по поводу учебы в Великобритании. Тогда все и началось. Скажу, что путь был долгим. Прошло два с половиной года до того момента, как эта учеба началась. Два раза она переносилась по разным, не всегда зависящим от меня причинам.

— Как отнеслись к вашему решению близкие?

— Изначально родные меня «отпустили» только на время учебы и никак не дольше. Однако, когда учеба подходила к концу, в разговоре стали появляться темы о том, что хорошо бы получить опыт в другой стране, пройти стажировку, реализовать свои идеи и проекты в новой среде.

С друзьями я общаюсь онлайн, но мне, конечно, не хватает личного общения, встреч друг у друга в гостях, на мероприятиях, совместных проектов. И они переживают, что я не в Минске. Они меня поддерживают. Но в целом в нашем обществе принято негласно осуждать эмигрантов. Об этом люди могут не говорить прямо, но это чувствуется. Я вижу, что больше всего достается девушкам, которые со временем создают семьи с иностранцами.

— Процесс переезда в Великобританию оказался сложным?

— Опущу моменты подготовки, поступления и сбора документов — процесс долгий, неприятный. И это скорее тема для частных консультаций. Отдельная история с получением визы. Весь этот путь похож на бег по полосе с препятствиями, где по дороге набиваешь шишки, а всевозможные агентства пытаются на тебе нажиться, не неся никакой ответственности за свою работу.

И вот наступил день, когда я наконец-то закончил все свои дела дома, собрал чемодан и рано утром родители провожали меня в Эдинбург. Приехал я с одним чемоданом в 19 кг, ноутбуком и телефоном. И мне даже кажется, что за полтора года жизни в Шотландии я успел воспользоваться еще не всеми привезенными вещами.

Мне очень повезло: в социальных сетях я нашел белорусских девушек, которые уже учились в Эдинбурге. Никогда раньше мы с ними не виделись, но они приняли меня как родного. Они очень помогли с жильем на первое время, пока я искал подходящие варианты. Помогли сориентироваться с ценами на продукты, разобраться с транспортом, магазинами, законами, особенностями учебы в Великобритании, культурными различиями. Да и, в конце концов, объяснили, чем же тут можно нормально питаться, потому что первое время я был все время голодный.

— Чем вас удивила Шотландия?

— Во-первых, удивила сама архитектура. Здания отличаются от тех, что можно увидеть в Беларуси и соседних странах. Особенно странно для меня выглядели длинные дома с подъездами, где у каждого свой отдельный вход. Многоэтажная застройка встречается редко и очень критикуется местным населением.

Во-вторых, необычен был способ оплаты коммунальных услуг, когда у тебя есть различные варианты поставщиков услуг, даже электричества и воды. Цены у всех отличаются. Если кто-то забывал «пополнить» электричество в нашей квартире, то оно отключалось автоматически.

В-третьих, очень приятно было слышать, что люди на улицах извиняются, если тебя обгоняют. Все друг друга пропускают и постоянно говорят спасибо. А прохожие часто «поздороваются» улыбкой. Если на улице кто-то споткнулся и упал, то ему обязательно помогут. Это даже не обсуждается и в порядке вещей. Машины пропускают друг друга. А на пешеходном переходе автобус остановится и моргнет тебе фарами, чтобы ты не ждал, а переходил дорогу.

— А как приняли иностранного студента в университете?

— В университете меня поразила забота о студенте. Когда меня подрезала машина и я упал с велосипеда, повредив колено, в университете не только забинтовали ногу, но и провели мини-расследование случившегося. Если в библиотеке университета нет нужной тебе книги и ты обоснуешь ее необходимость, то ее купят. В ответ на любую проблему найдется специально обученный человек, который проконсультирует о том, как писать сочинение, как сдавать экзамен, как снять жилье и посчитать личные финансы.

Когда я только приехал в Эдинбург, проходила ярмарка университетских организаций. Ко мне подошла женщина, протянула презервативы и сказала, что их можно получать бесплатно. А еще можно обращаться за консультациями по поводу проблем со здоровьем и зависимостей. И вообще если я буду тосковать по дому или у меня возникнут трудности с экзаменами, то тоже можно зайти к ним. И объяснила, как избежать мошенничества с жильем.

— Найти жилье в Эдинбурге — большая проблема?

— Общежитие, которое предлагает университет, намного дороже, чем частное жилье. А среди частного действительно много мошенничества и скрытого обмана. Часто «серые схемы» организуют именно иммигранты. У меня был неприятный момент, когда я снял жилье у «своего» — выходца из страны-соседки. Он сдавал квартиру в обход законов (чтобы не платить налоги), а в один день, найдя более выгодный вариант, просто выставил мои вещи на лестничную площадку, отключил вайфай и потребовал ключи обратно. Хорошо, что у меня уже были знакомые англичане и шотландцы. Все, к кому я обратился, предложили мне помощь и кров.

— На какие другие подводные камни пришлось напороться?

— Удивило, что магистратура в университете заточена на зарабатывание денег, особенно на студентах, которые приехали не из Евросоюза. Стоимость обучения высокая (15–25 тыс. фунтов в год и более, и это не считая жилья, визы, страховки и еды), а университетские гранты чаще всего недоступны для нерезидентов ЕС. Поэтому надо очень тщательно выбирать вуз, чтобы получить именно то, что недоступно на родине.

Языковые школы, которые так рекламируются в наших странах, тоже бывают разные: как те, что просто «делают деньги на всем», так и те, что помогают ученикам достигать личных целей. Скажу одно: не ждите чуда и осторожно относитесь к бесплатным консультантам, которые получают 50% комиссии от школы.

— Легко ли было обустроить комфортный быт в новой стране?

— Тяжело было привыкнуть к еде. Мало того, что она вся идет в пластиковой упаковке и часто представляет собой полуфабрикат, так она еще и непривычная на вкус. Первое время приходилось искать заменители, а от некоторых продуктов отказываться. Например, черный хлеб, такой же вкусный, как у нас, я так и не нашел, а потом и перестал искать.

В доме, где я живу, у меня стандартные смесители — дом новый. Но к чему я не могу привыкнуть и что мне не нравится, так это два крана: из одного идет холодная вода, а из второго — кипяток. Не будешь же ты смешивать воду в раковине в общественном туалете.

— Часто ли приходится ощущать разницу в культурном бэкграунде, чувствовать себя чужим в этой стране?

— Конечно, Эдинбург и Минск — совершенно разные города в плане культуры. В Великобритании, выйдя на улицу, ты услышишь не только английский, но и итальянский, польский и другие языки. По близости культур мне очень близка немецкая. С немцами, которые тут живут, я разницы почти не ощущаю и могу говорить с ними на любые темы. Они часто много знают про Беларусь, понимают глубину моих мыслей и переживаний, даже шутки. Мне не приходится объяснять, почему у нас принято так считать или каким образом какие-то моменты связаны с нашей историей и культурой.

Я старался общаться с разными людьми, но в первую очередь хотел познакомиться с носителями здешней культуры, узнать про их традиции, попробовать местную домашнюю еду, побывать в домах, узнать про быт. Местные часто не понимали мой юмор. А при более близком общении отмечали, что я бываю грубоват, потому что не всегда улыбаюсь, и рекомендовали каждый раз при обращении к любому человеку, даже к приятелю, говорить «пожалуйста, спасибо, извините, не могли бы вы…», а также обязательно благодарить водителя, выходя из автобуса.

О разнице в менталитете я могу говорить бесконечно. Я сталкиваюсь с этим в повседневной жизни постоянно. Зато в общении я всегда могу уточнить, как тут принято поступать и что принято говорить в том или ином случае. И уж если получилась какая-то глупость, то могу извиниться и сказать, что это все не из злого умысла, а из-за культурных различий.

— Например, какие «глупости» из-за культурных различий с вами случались?

— У меня сложилось впечатление, что здесь не принято обсуждать глубокие темы. Возможно, потому что сеть моих знакомств здесь не такая большая, как в Беларуси, и меня не воспринимают как человека, с кем прилично обсуждать такие вещи. Тут очень сильно заботятся о чужих границах и 10 раз подумают, прежде чем сказать что-то, что может затронуть тебя лично.

В университете, если я был не согласен с преподавателем, то на перемене подходил к нему и сообщал об этом. Также поднимал вопрос о методике преподавания одного предмета, потому что считал ее неэффективной, а студенты просто перестали посещать семинары. Кстати, преподаватель в новом семестре методику изменил. Но когда я об этом рассказывал знакомым шотландцам, они с ужасом смотрели на меня и говорили, что этого делать не стоило, особенно в университете, что так не принято.

Также я узнал, что если тебя приглашают «на чай», то это будет ужин, а если «на чашку чая», то это будет просто чашка чая — в лучшем случае с печеньем. Да и вообще если у нас по умолчанию заведено с гостями общаться и пить чай, то здесь гости часто могут отказаться от угощения. А если этот момент не оговорили заранее, то чай могут даже не предложить. Обедать, как у нас, тут не принято. Обычно есть ланч, который выглядит как небольшой перекус. А уже основная еда — около семи вечера, дома.

— Что еще сразу бросилось в глаза после переезда?

— На дорогах водители очень аккуратны. Складывается впечатление, что никто никуда не спешит. Я ездил в университет на велосипеде, и это было быстрее, чем ехать на общественном транспорте. Стоимость поездки на автобусе — 1,4 фунта. Велосипед у меня окупился очень быстро.

А еще здесь возникает ощущение свободы. Это просто внутреннее чувство. Сложно понять, почему именно оно появляется. Может быть, потому что тут нет идеальной чистоты на улицах. Или потому что здесь много представителей разных культур. А может, потому что полиции тут мало. Или потому что граждане спокойно устраивают акции с плакатами перед парламентом. Или потому что велосипедисты спокойно ездят по дорогам наравне с автомобилистами. А может, потому что я могу выглядеть так, как мне вздумается, и никто никогда не сделает мне замечание по поводу моего внешнего вида.

В воздухе не витает чувство страха, которое порой нагнетается в других странах через новости. Интересно, что я ни разу не видел тут бездомных животных. Говорят, что так было не всегда и раньше в Эдинбурге встречались бродячие собаки. Кстати, почти все болезни тут сперва лечат парацетамолом. И он помогает — проверял на себе. Если что — берите тот, что в капсулах. Продается в продуктовых магазинах.

— Какие особенности вы отметили для себя в Великобритании в профессиональной сфере?

— Приятно, что тут заботятся о начинающих бизнесменах. Существует множество бесплатных семинаров и конференций, организованных государством. В университете есть бизнес-инкубатор. Выпускники могут обратиться туда за бесплатными консультациями на протяжении 10 лет после окончания учебы. Также можно получить там юридический адрес, комнату переговоров, рабочий стол, поддержку менторов. Они даже готовы оплатить для тебя консультацию узкого специалиста.

Мне очень нравится, что бизнесы нацелены на долгосрочное сотрудничество и держат высокий уровень качества. В магазинах можно всегда вернуть товар без объяснения причины. Никто никогда не будет открывать коробку и проверять, все ли детали вы вернули. В некоторых магазинах висит реклама, что товар можно вернуть в течение года.

Я наблюдал, как местные спокойно покупают товар, не проверяя его. А потом могут вернуться и сказать, что в комплекте не хватало винтика. Вам предложат вернуть товар обратно, либо получить частичный возврат денег, либо закажут для вас недостающий винтик на заводе. А еще извинятся и подарят купон. Да что там, некоторые умудряются по полторта возвращать в продуктовый магазин!

Еще был случай: покупатель хочет взять в магазине две открытки. Оказалось, что в наличии только одна. Он оплатил обе, а продавец пообещала прислать СМС, как только новая партия поступит в продажу, или просто кинуть открытку в его почтовый ящик по дороге домой.

Еще мне очень нравится, как организованы государственные сайты. Законы порой очень длинные и требуют много времени для изучения, но зато их легко найти в открытом доступе.

— Сложно ли иностранцу получить работу в Шотландии? Нет ли дискриминации иммигрантов?

— Дискриминация в Великобритании пресекается. Но один мой здешний приятель, который набирает персонал для государственной организации, признался, что все же отдаст предпочтение британцу, нежели иммигранту. Хотя, конечно же, никогда об этом не скажет кандидату, а укажет другую причину отказа.

Вообще все шотландцы говорили мне, что у них самая лучшая страна в мире и что тут найдется место всем желающим, а они, в свою очередь, готовы поделиться своей страной со всеми. Очень советовали приложить все усилия, чтобы «победить все эти возмутительные законы и получить визу». И почти каждый шотландец извинялся за такие сложные визовые законы и говорил, что он «лично против этого» и готов помочь всем, чем сможет, и будет рад, если я останусь тут жить. А вот некоторые иммигранты говорили, что «здесь и так тесно».

Простую работу (в отелях, ресторанах и т.д.) найти будет несложно даже студенту, но за более серьезное место надо будет побороться. Вероятно, есть сферы, которые испытывают нехватку персонала (этот список можно поискать на государственных сайтах), и там рады специалисту, который подходит под требования. Но чаще на рынке труда наблюдается серьезная конкуренция. Именно поэтому в этих странах так развита система пособий — люди ищут работу иногда по полгода. Хотя если ты не из ЕС, то в сложной ситуации единственным «пособием от государства» может стать билет домой. Многие гранты тоже будут недоступны из-за типа визы.

Для таких, как я, решающим будет вопрос, насколько опыт работы в другой стране был достойного уровня. Порой мне кажется, что тут конкурс резюме. Чтобы попасть на живое собеседование, надо пройти квест из резюме, сопроводительного письма, автоматического видеоинтервью, автоматических онлайн-тестов на логику, подготовки и защиты проектов и т.д. Причем на очередное задание тебе часто дается полдня. А уже на живое интервью надо будет подготовить презентацию на заданную тему. Если вы им не подходите, они предпочтут искать работника год, а не выбирать из имеющихся кандидатов. К ним работники едут со всего мира, и брать они предпочитают самых лучших.

Одна моя знакомая подавалась на одну и ту же вакансию шесть месяцев подряд, но ее не брали, хотя вакансия оставалась открытой. Она начала делать разные проекты для портфолио и выкладывать их в Интернет, пока все же не стала соответствовать всем требованиям и не была принята. Ее руководитель признался, что она была самым подходящим кандидатом все это время, но они не были в ней уверены, поэтому даже не приглашали на собеседование. Другие организации поступают «умнее»: повторно в компанию отправлять резюме ты можешь не ранее, чем через год.

В данный момент я частично работаю онлайн (преподавание в университете, консультации по образованию в других странах, контекстная реклама, разработка бизнес-стратегий и т.д.) и занимаюсь небольшим совместным проектом в Эдинбурге.

— Если говорить о негативных моментах: что вам больше всего не нравится в Шотландии?

— Мне не нравятся «паразиты общества», которые переехали сюда из других стран и живут тут семьями по 10 лет, смотрят телевидение на своем языке, общаются только со своими, делают покупки только у своих, работают на работах, не требующих знания английского (или живут на пособия), получают пособия на детей, которые остались в родной стране, и не прилагают никаких усилий, чтобы адаптироваться в обществе.

Такие иммигранты не посещают бесплатные курсы английского, которые придумали для них, не пользуются специальными грантами на хорошее образование, нарушают законы ради своей выгоды, подделывают проездные, устраивают между собой разборки и обманывают друг друга.

Когда тебе виза и право проживания в стране даются таким большим трудом (только потому что ты не в ЕС, а по соседству), на тебя распространяется огромное количество ограничений по фондам и работе, особенно обидно, что они получают всяческую государственную поддержку на протяжении многих лет, а часть пособий отправляют родственникам домой.

— А если выделить то, что вам нравится в Шотландии больше всего? Что бы вы порекомендовали позаимствовать у шотландцев своим землякам?

— Внимание и уважение друг к другу. Тут не оставят человека лежать на улице. Если ты споткнулся, то к тебе подойдут все, кто был рядом, и спросят, нужна ли помощь. Однажды я наблюдал, как женщина пошатнулась в автобусе и чуть не упала. Все подскочили, чтобы подхватить ее. Она отнекивалась, но ее тут же усадили. Я видел, как люди здоровались с попрошайками и улыбались им. Во время конференции, когда мне надо было уйти раньше, за мной следом вышла женщина и спросила, все ли у меня в порядке, не нужна ли мне помощь. И я не говорю про социальных работников, которые ухаживают за одинокими пожилыми людьми, даже организуют круглосуточный уход за ними.

— Существует ли у местных интерес к другим культурам? Вас часто просят рассказать о родной Беларуси?

— Обычно шотландцы знают про СССР, про Россию, много про Польшу, иногда про Украину и редко про Беларусь. Для многих единственное время, когда они слышат про нашу страну, — это Евровидение. Некоторые вспоминают про Чернобыль, но встречались люди, которые знали и про политическую ситуацию. Спрашивают обычно про еду, традиционную одежду, про природу. Меня просят показать фотографии домов, людей. При следующей встрече говорят, что изучали онлайн-карту, и задают уточняющие вопросы.

У нас есть разночтения в понимании военной истории. Спрашивают, есть ли у нас олигархи и мафия, могу ли я познакомить с ее представителями. Интересно, что в школах тут когда-то изучали русский язык. На открытках некоторые знакомые стараются написать поздравление на русском. А еще меня забавляет, как они смотрят переводы российских телепередач про «инопланетян в Сибири» и верят им так же, как и BBC.

— Можете ли вы сказать, что в Эдинбурге у вас появились друзья?

— У меня тут не так много друзей, как хотелось бы. Но я стараюсь. Видимо, для этого нужно больше времени. Культура общения и дружбы среди местных, как мне показалось, отличается от того, к чему привык я. В то же время я уверен в этих людях, что в любой ситуации они помогут и не оставят.

— А как насчет русскоязычной диаспоры? Поддерживаете контакт со «своими»?

— В Эдинбурге есть диаспора из России, с Украины, меньше людей из Беларуси. Помогают поддерживать связь группы в социальных сетях. Это очень дружные люди. Во время учебы мне и другим иностранным студентам помогала советами женщина с Украины. Появились друзья, которые живут в других городах Шотландии и Англии.

И еще один момент, который меня удивил. На первых порах я хотел поддерживать «своих» и заказывать услуги только у них. Однако при изучении рынка выяснилось, что часто у «своих» фрилансеров без договора услуги стоят порой в несколько раз дороже, чем у местных с репутацией, рекомендациями, договором и гарантией. Например, знакомые попросили организовать фотосъемку дома, пока они будут на работе. Местная фирма предложила сделать это за 120 фунтов и тут же предоставила примеры похожих работ, а «свои» долго думали и сказали, что это обойдется минимум в 600 фунтов, а примеров нет и не будет (потому что коммерческая тайна).

— Вы часто ездите на родину?

— Первый раз за полтора года я планирую поехать в Беларусь в ближайшее время. Это было связано еще и с тем, что тут не приветствуется, чтобы студенты ездили домой во время учебы, — могут возникнуть вопросы при прохождении границы. Я решил не рисковать.

— Скучаете по дому? Хочется вернуться обратно?

— Особенно я скучаю по общению с друзьями, совместным визитам, мероприятиям и кружкам, которые мы вместе организовывали, по преподавательскому коллективу на работе, по дискуссиям. Еще скучаю по обычной еде: по картошке (тут она другая по вкусу), салу, обычному черному хлебу, кислой сметане и кефиру. Вообще я не утверждаю, что всю жизнь проведу в Великобритании или в Беларуси. Мир значительно больше, чем границы одной страны. Хорошо там, где я есть.

 

От редакции

При перезде в другую страну смена привычного окружения неизбежна. Американский писатель Дейл Карнеги в книге «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» учит находить подход к людям. Мы собрали ключевые идеи автора в своем обзоре: https://psy.systems/post/dejl-karnegi-kak-zavoevyvat-druzej.

Как сделать общение с новыми знакомыми максимально эффективным, знает преподаватель риторики, консультант в области психологии общения и публичных выступлений Ирина Мухитдинова. О тонкостях и приемах успешной коммуникации читайте в статье: https://psy.systems/post/effektivnoe-obschenie-chto-nuzhno-o-nem-znat.

Конечно же, на пути к цели не один и не два раза наступит момент, когда захочется оставить все, свернуть с пути и вернуться туда, где все понятно и привычно. Как не поддаться этому желанию, рассказывает психолог Александра Фоминаhttps://psy.systems/post/po-puti-k-celi-trinadcat-sovetov-kak-ne-opustit-ruki.

Задумываетесь о заграничном образовании для своего ребенка? Лондонское агентство образовательных услуг Юлии Колбасовой помогает состоятельным семьям из России, стран СНГ и Европы определять детей на учебу в школы-пансионы и университеты Великобритании. Интервью с Юлией читайте в статье Анастасии Козловой Бишоффhttps://psy.systems/post/intervju-otpravlyat-li-detej-uchitsya-v-angliyu.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?