Дающая жизнь. Или отнимающая?
Воспитание детей
Вадим Слуцкий
Педагог, психолог, детский писатель

Просмотров: 6445
Дата публикации: 28 февраля 2018 г.

Сталкиваясь с тяжелыми девиациями, с депрессиями у подростков, просто с неумением общаться, дружить, чего-то добиваться, с неумением жить, часто приходится констатировать: проблемы ребенка спровоцированы его матерью.

Но как это возможно? Ведь мать — это святое слово. О матери написаны тысячи песен и сложены тысячи стихотворений. Само слово «мать» это чуть ли не синоним понятий «забота», «любовь», «самоотверженность», «альтруизм».

Все это так. Но человек, в отличие от животного, — существо незапрограммированное. Это у животных любая самка облизывает свое дитя, кормит, защищает, а потом забывает о нем. Это инстинктивное поведение.

Человек же всегда имеет возможность выбора.

Поэтому о матери можно определенно сказать одно: ее влияние на ребенка огромно. Любая мать для любого ребенка — почти как бог. Такова ее власть над своим малышом, так много она для него значит.

Но употребит ли она эту огромную власть во благо или во зло — зависит от нее самой.

Вначале была любовь

Почему одни женщины внушают своим детям любовь к жизни и уверенность в себе, а другие, наоборот, подрывают доверие к жизни? Почему дети первых — «пропитанные счастьем» (как когда-то выразился Рудольф Штайнер), а дети вторых — почти всегда несчастны?

На самом деле все начинается не с рождения ребенка, а гораздо раньше.

Все начинается тогда, когда решается главный вопрос в жизни каждой женщины. Эрих Фромм называет это «ответом на проблему человеческого существования».

Найдется ли ОН, ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ для меня? И я — стану ли для него единственной в мире?

Уместно напомнить, что слово «пол» означает «половина». Пока женщина одна (и пока мужчина один) — это только половина человека. И она жаждет воссоединения, восполнения.

Найти свою любовь, свою настоящую вторую половину — первый шаг к тому, чтобы стать «биофильной мамой» (так называет подобных мам Эрих Фромм).

Не найти и, более того, перестать верить в то, что ее вообще удастся найти, первый шаг к тому, чтобы стать матерью, отнимающей жизнь у своего ребенка.

Правда, тут необходима одна оговорка.

Несмотря на свое огромное влияние на малыша, мать не лепит его, как скульптор. Мы все сами себя создаем: сами себя губим и сами себя спасаем. Даже маленькие дети сами выбирают свой путь, пусть и совершенно неосознанно.

Однако шансов стать полноценным, счастливым человеком у ребенка биофильной матери в тысячи раз больше, чем у матери, отнимающей жизнь.

Это статистическая закономерность. Свой путь ребенок все равно выбирает сам. Но ответственность за выбор этого пути в огромной мере лежит на его родителях.

Что с ней происходит?

Что же происходит с женщиной, которая не соединилась душой и телом со своей второй половиной и, более того, уже не верит, что это когда-нибудь произойдет?

При этом у женщины есть ребенок.

Все те надежды, эмоции, силы, которые предназначены для любимого мужчины, устремляются в иное русло и, так сказать, обрушиваются, как Ниагарский водопад, на голову ребенка.

Самая странная с обыденной точки зрения особенность таких мам: они невероятно заботливые и самоотверженные.

Правда, есть и противоположный тип такой матери: психологи называют его «отвергающим». Эта мать откровенно ненавидит свое дитя, постоянно ругает, критикует, игнорирует. Но это в наше время тип чрезвычайно редкий.

Сейчас почти все такие женщины отличаются именно своей преувеличенной заботливостью о детях.

Однако, если внимательно проанализировать отношения такой матери со своими детьми, становится понятно, что она не испытывает никакой радости от общения с ними.

Она усиленно заботится о детях, но на самом деле не замечает их. Ее не интересует их внутренний мир. Она мало общается с детьми. Хотя она очень много времени и сил отдает им, она явно не испытывает счастья от близости со своими детьми, хотя сама этого и не замечает.

В поведении такой женщины есть что-то, напоминающее синдром навязчивых состояний. Это такие переживания и действия, которые нам как будто кто-то навязал, и мы не в состоянии от них освободиться.

Почему одинокая и, в сущности, несчастная женщина так усиленно заботится о своих детях? На этот путь толкает ее несостоявшееся личное счастье.

«Пусть я несчастна, зато они будут самыми счастливыми!» рассуждает подсознание такой мамы.

Кроме того, стать Единственной в мире для кого-то чрезвычайно важно еще и потому, что это позволяет ощутить себя состоявшейся, сбывшейся. Почувствовать: «Я есть, я в полном смысле слова существую».

«Главная страсть человека — это быть, исполниться, состояться в качестве человека», говорит Мераб Мамардашвили.

А женщина, не нашедшая свою вторую половину, почти никогда не ощущает себя вполне состоявшейся. Она не стала Единственной для близкого мужчины.

«Ну и пусть! А зато я буду Самой-Самой Лучшей для своих детей!»

Это не сознательное решение. Так опять-таки рассуждает ее подсознание.

Разумеется, саму себя такая женщина воспринимает как Самую Лучшую Маму.

Однако психологи называют такое поведение женщин по отношению к своим детям «гиперопекой» или «эгоистическим самоутверждением за счет своих детей». И считают главным патогенным фактором, провоцирующим различные отклонения у детей.

Основные черты матери, отнимающей жизнь у своих детей

Одна такая мама часто называет заботу о детях «работой и ответственностью». Для нее это не радость человеческого общения, не счастье, а каторга, тяжкий труд.

Мы легко можем заметить, что преувеличенная забота о ребенке не является следствием большой любви к нему. Более того, такая мать на самом деле никогда не любит свое дитя, не умеет любить. И в глубине души чувствует это. Иногда она даже полна скрытой от нее самой враждебности к своему малышу.

Чтобы скрыть это от себя, она и заботится о детях так фанатично. Это своего рода самовнушение. Женщина внушает себе: «Я прекрасная мать. Я отдаю всю себя детям».

Однако мы так же легко можем заметить, что не только сама мама вовсе не выглядит счастливой, но и ее облизанные с ног до головы дети.

Такие женщины склонны к попустительству, даже откровенному баловству. Они закрывают глаза на многое в своих детях, что не прошло бы мимо внимания здоровой матери, за что она бы детей отругала и наказала.

Но одновременно такие женщины деспотичны. Они стремятся контролировать буквально каждый шаг ребенка, хотят добиться от него безоговорочного послушания. Фактически их цель — превратить малыша в мертвую куклу, которой можно манипулировать по своей прихоти.

Если ребенок сопротивляется, такая мать самыми разными способами стремится сломать его, сделать покорным. Это не всегда жесткое давление. Иногда мать плачет, делает вид, что заболела, чтобы «сыграть на жалость».

Если поговорить с такой женщиной о ее ребенке, которого мы хоть немного знаем, мы обнаружим, что она, его мама, не знает о нем почти ничего. То есть она знает множество фактов из его жизни, его внешние черты, но ей совершенно непонятен его внутренний мир, она не понимает его как человека.

Хотя самой маме кажется, что она знает свое дитя, но на самом деле в ее сознании — выдуманный ею фантастической образ, никакого отношения к действительности не имеющий. Именно с этим воображаемым малышом она и строит отношения, игнорируя ребенка реального.

Итак, основные черты такой матери:

она не сумела устроить свою личную жизнь, она несчастлива;

она не умеет строить отношения с детьми, мало общается с ними неформально, но одновременно окружает их преувеличенной заботой;

она не дает ребенку свободы, самостоятельности, требует от него безоговорочного послушания;

она фактически не любит своего ребенка и не интересуется его внутренним миром, его человеческими особенностями.

Беря все на себя, такая женщина невольно ослабляет своих детей. Она берет свою силу у них, слабых. И чем больше сил забирает у них, чем сильнее и энергичнее кажется она, тем слабее становятся ее дети.

Она похожа на черную дыру (астрономический объект). Черная дыра — это ведь погасшая звезда. Живая звезда светит и греет: дает жизнь. А черная дыра все затягивает в себя, отнимает жизнь.

Взгляд с другой стороны

Почему же такая позиция матери по отношению к ребенку мешает ему стать счастливым, духовно здоровым человеком, толкает его в несчастье?

Перед растущим человеком стоят определенные задачи. Прежде всего это задача найти себя, состояться в качестве человека, личности и индивидуальности. На этот путь толкает каждого малыша его человеческая природа.

Однако маленький человек крайне зависим от мамы. Он не может обойтись без нее буквально ни дня, он связан с ней психологической пуповиной. И его мама, его опора, его надежда, его самое близкое существо, фактически требует от него: не будь человеком. Стань моей куклой, которой я буду манипулировать. Откажись от себя, чтобы угодить мне. Тогда я буду довольна тобой.

Выбрать путь развития — значит оказаться в конфликте не только с мамой (хотя и это для большинства детей невыносимо), но и с самим собой. Ведь своего рода обожествление родителей — характернейшая особенность психологии всех детей.

Поэтому такая позиция матери толкает малыша на другой путь (а третьего не дано) — отказа от себя.

Это и есть путь к несчастью.

Такой ребенок боится и избегает именно того, что в норме должно его больше всего привлекать. Он боится расти, развиваться, взрослеть, эмансипироваться от родителей, боится стоять на своих ногах.

Отказавшись от взросления, он начинает любить свое положение заласканного инфанта. Ему уже хочется остаться малышом навсегда.

Если он сделает такой выбор и будет его всегда придерживаться, полноценным человеком он, скорее всего, никогда уже не станет.

Однако шанс всегда есть.

Ребенку могут помочь друзья во дворе (если они есть).

Ему может помочь любимое дело (если он его нашел).

Ему может помочь взрослый друг (если найдется такой).

Ему может помочь внутреннее сопротивление влиянию мамы (это теоретически возможно, практически встречается очень редко).

Но если не за что ухватиться, шансов у него мало.

Отец, отнимающий жизнь, и отнимающая жизнь семья

Такой отец, если у него дочь, отвергает ее: явно не любит ее, не интересуется ею, не принимает участия в ее жизни. Он является отцом только формально. Фактически это чужой человек.

Если у него сын, то отец провоцирует проблемы в его развитии, когда предъявляет мальчику невыполнимые требования и жестко наказывает за их невыполнение, особенно если эти наказания связаны с насилием над личностью малыша, унижением. Также провоцирующим является на внешний взгляд прямо противоположное поведение отца по отношению к сыну: попустительское, бесхарактерное, без всяких требований. Таких мужчин еще называет «тряпками». На такого отца нельзя опереться, положиться.

Это тоже не настоящий отец.

Более половины «проблемных» детей и подростков растут в неполных семьях.

Однако и полная семья может толкать малыша к отказу от развития и несчастью.

Так происходит, если взрослые живут каждый своими интересами, не имеют общих целей. Они живут в одной квартире, но фактически не являются семьей. Они не вместе, а порознь.

Если мама и папа постоянно ссорятся, на глазах детей в том числе, это тоже провоцирует проблемы в развитии ребенка.

Если отношения в семье холодные, отчужденные, формальные, нет дружбы и любви, это тоже опасно.

Биофильная мама: какая она?

А дающая жизнь мама — она какая?

Для нее ребенок — друг. Он ей очень интересен именно как человек. Она рада, что он другой, особый, и ей с ним очень интересно. Ее интересует его внутренний мир, она хочет понять его.

Она всегда рядом, когда нужна помощь, но никогда не делает за ребенка то, что он может сделать сам.

Она многого требует, может наказать, но не пытается всегда и во всем подчинить малыша себе.

Она счастлива, и ей не нужно подлизываться к своему малышу, не нужно угождать ему. Ее внутренний мир устойчив и не зависит от случайных колебаний настроения ее ребенка. Ее малыш — не центр ее вселенной.

На нее можно опереться. Она излучает свет и согревает. Но она не стремится оставаться опорой навсегда.

Ее позиция — согреть и отпустить.

Она радуется, когда ребенок отделяется от нее. Хотя и продолжает его любить так же сильно.

 

От редакции

Сегодня быть мамой гораздо сложнее, чем 100 лет назад или даже в СССР. Со всех сторон поступает противоречивая информация о том, какой должна быть идеальная мать. В попытках достичь идеала молодые родительницы начинают испытывать чувство вины за свое несовершенство. В итоге только вредят и себе, и детям. Психолог и мама троих детей Ольга Юрковская предлагает отказаться от идеи стать идеальной мамой. Ее доводы читайте в статье: https://psy.systems/post/idealnye-deti-vyrastayut-u-neidealnyx-mam.

Писателю Ольге Савельевой не понаслышке знакома ситуация, когда мама ни во что не ставит интересы дочери и препятствует развитию ее самостоятельности. Что делать, когда в своей жизни ты ничего не решаешь? Читайте историю Ольги: https://psy.systems/post/apelsinki-sozrela.

О том, как исправить уже испорченные отношения с ребенком, как восстановить утраченное доверие, рассказывает современный российский психолог Юлия Гиппенрейтер. Ее книга  «Общаться с ребенком. Как?» позволяет задуматься о самых простых в жизни вещах и поставить под сомнение то, что раньше казалось в воспитании правильным. Книга включает 10 уроков для родителей, узнать о которых вы можете из нашего обзора: https://psy.systems/post/obschatsya-s-rebenkom-kak.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?