Майкл Лессак «Карточный домик» (США, 1992)
Киноклуб
Просмотров: 2750
Дата публикации: 3 января 2018 г.

«Карточный домик» камерный и малоизвестный фильм режиссера Майкла Лессака с Кэтлин Тёрнер (Рут) и Томми Ли Джонсом (Джейк, детский психиатр) в главных ролях. В роли малышки Салли — великолепная Эйша Менина.

Завязка сюжета

Это чтобы заинтриговать вас пойти и прямо сейчас посмотреть фильм, если вы еще его не видели. А потом можете читать рецензию дальше. Те же, кто видел фильм, смогут восстановить в памяти детали сюжета.

Мир Рут рухнул в одно мгновение, когда она меньше всего этого ждала. Ее муж сорвался со скалы во время ночных работ на раскопках в Мексике и погиб. Это произошло у нее на глазах, она пыталась спасти его, но не смогла.

Погрузившись в переживание своего горя от потери любимого человека, Рут не сразу заметила, что эта же самая потеря сделала с ее маленькой дочерью Салли. Она видела на периферии своих сложных и невеселых чувств, что шестилетняя девочка горюет по отцу, но не представляла ни глубины, ни силы этих переживаний. Ей казалось, что пройдет какое-то время, потеря будет оплакана, и все вернется на круги своя. Так случилось со старшим сыном, с ней самой, так будет и с дочкой.

Но в случае с Салли этого не произошло. Она замыкалась в себе все больше, пока не перестала разговаривать с окружающими вообще. А еще она начала делать странную и очень опасную вещь — при малейшей возможности взбираться на высоту. И все это без тени страха и в полном молчании.

Рут, долгое время храбрившаяся и не придававшая значения происходящему с Салли, наконец понимает, что все гораздо серьезнее и сложнее, чем ей казалось. Ее охватывают отчаяние, страх, вина.

И теперь ей надо решить, что же делать дальше и как восстановить контакт с дочерью. Удастся ли ей это или шанс достучаться до Салли утрачен навсегда?..

Вы узнаете это, посмотрев фильм.

Чувства и мысли после фильма

Эта часть имеет целью добавить вам мотивации посмотреть фильм. Те, кто видел, смогут вспомнить свои переживания от кино и соотнести их с моими.

Фильм мне, как психологу, очень понравился. Это такое очень живое и настоящее мини-пособие для родителей, которые вдруг, не важно по какой причине, потеряли контакт со своим ребенком.

Да и вообще этот подход можно использовать в любых отношениях, когда один из партнеров, не важно почему, переживает кризис и замыкается в своих непростых чувствах.

Фильм, конечно, не дает ответов на все наши «почему» и «как». Да хорошее кино и не должно этого делать. Оно должно ставить правильные вопросы. И «Карточный домик» их ставит. Но об этом будет в третьей части статьи. Правда, сразу предупрежу: там будут спойлеры. Без них анализ не сделаешь.

При этом в фильме много недосказанности и чего-то неуловимого, оставленного «за кадром». Есть также какие-то достаточно сложные, «замороченные» моменты, особенно в конце, которые трудно трактовать однозначно.

Но это не мешает ему сделать главную вещь — пробудить чувства у зрителя, заставить его сопереживать героям и «влезть в их башмаки». 

Почти весь фильм я, конечно, ассоциировала себя с Рут. Мы ведь обе матери.

Но настоящий катарсис случился со мной, когда я вдруг ощутила себя «в шкуре» Салли, этой маленькой страдающей девочки, которая волею обстоятельств оказалась один на один со своим горем и справлялась с ним как могла.

Как это удалось создателям фильма, я не знаю, но именно это переживание стало для меня в фильме самым острым и целительным.

И Рут тоже нужно было пройти этот путь и влезть в шкуру дочери, посмотреть на мир и на себя ее глазами. Не каждый родитель на такое способен, скажу я вам.

Психологический анализ (со спойлерами)

Что же происходит с героинями «Карточного домика» с точки зрения психологии?

В этом фильме очень хорошо показано переживание утраты отношений и как неправильно пережитое горе может привести к расстройству личности. А главное — что со всем этим делать.

В жизни Рут и Салли случилась острая травма — потеря мужа и отца. И у обеих эта утрата выбила почву из-под ног. Рут погрузилась в переживание горя, что называется, с головой.

Но кто мог подумать, насколько сильной и глубокой окажется эта потеря для Салли?.. Рут точно была неспособна это оценить, будучи сама в острой фазе горевания по уходу мужа, с которым ее связывали очень близкие и глубокие отношения. Ей казалось, что дети — это дети и у них все это проще и поверхностнее.

Рут была рядом с шестилетней Салли и сыном-подростком физически, но замкнулась душевно. Она не могла поделиться с ними всей глубиной и силой своего страдания и боли, оберегая их и, как она считала, облегчая им процесс переживания смерти отца.

А малышка Салли, как потом выяснится, страдала не менее сильно и глубоко. Она в силу своего возраста не хотела отпускать отца и упрямо надеялась на встречу. Она считала, что он на Луне и ей надо только найти способ оказаться там с ним.

Но… ничего похожего на подготовку к поездке на Луну к папе в жизни Салли не происходило. И ее сознание отказывалось воспринимать эту жестокую реальность, уйдя в воображаемый мир. Она разговаривала с куклами, которых ей подарил в Мексике знакомый индеец, и совсем перестала общаться с людьми. Утешение и понимание она находила только в компании этих кукол, напоминавших ей об отце.

Когда Рут пришла в себя и стала возвращаться к нормальной жизни дома, она обнаружила Салли уже глубоко увязшей в этом своем выдуманном мире. Контакт с дочерью был утрачен. Теперь они как будто жили в разных реальностях.

Правильная организация горевания с обязательной поддержкой и «жилеткой», в которую можно выплакаться, очень важна для того, чтобы эффективно пережить утрату. У Рут не было толком ни «жилетки», ни поддержки, она осталась одна в чужой стране, поэтому и она сама не смогла стать опорой для дочери в переживании ею смерти отца. Они не могли ни поговорить толком об этом, ни поплакать вместе. Отсюда и все последующие проблемы этой семьи.


Если нет поддержки и надежды в реальном мире, человеческая психика создаст себе выдуманный, где эти поддержка и надежда есть.


Сначала Рут отмахивается от мысли, что c дочкой что-то серьезное. Потом злится и негодует, все еще надеясь «справиться с ситуацией». Теряется, когда Салли начинает странно кричать и не реагирует ни на кого вокруг. Потом до смерти пугается, увидев дочь на крыше дома и на строительном кране, бесстрашно вышагивающую по самому краю.

В какой-то момент все это до такой степени ошеломляет и переполняет Рут, что она проваливается в отчаяние и беспомощность. Несмотря на свои титанические усилия и помощь неравнодушного и грамотного детского психиатра Джейка, она так и не может достучаться до Салли.

И тут случается чудо.

Салли построила в своей комнате карточный домик и сверху донизу увешала его фотографиями, где она с отцом.

Потрясенная Рут фотографирует домик и ненароком разрушает его одним неловким движением. И в этот момент до нее доходит, что Салли еще не отпустила смерть отца, что она тоскует и страдает и что ей очень одиноко в этих переживаниях.

Будучи захваченной этим образом карточного домика, через который она почувствовала боль дочери, Рут строит в лесу недалеко от дома большой карточный домик из дерева, похожий на тот, что Салли выстроила в своей комнате.

В этой ситуации Рут поступила единственно возможным правильным образом. Потерпев неудачу в прямых попытках вызвать дочь на диалог и вернуть свое влияние на нее, она отступила и просто стала наблюдать чуть поодаль, не доставая Салли попытками контакта. И «момент истины» настал. Увидев карточный домик, Рут интуитивно понимает, что вот он, тот самый ключик к сердцу Салли, который поможет ей снова сблизиться с дочерью.

Теперь нужно было найти форму и способ этого сближения. И Рут решает построить такой же домик, в который они обе смогли бы войти, надеясь, что там может произойти их встреча.

Это был чистейшей воды эксперимент. И в подобных ситуациях обычно ничего не остается, кроме как экспериментировать и пробовать разные способы восстановления контакта. Но непременно перед этим надо взять паузу, понаблюдать и попытаться увидеть ту приоткрытую дверь, которую партнер всегда держит для вас с надеждой.

И однажды Салли приходит к маме в карточный домик.

Рут засыпает прямо на досках домика, и ей снится сон. Салли поднимается наверх по шатким досочкам, она идет за ней, но чуть не срывается с высоты. Увидев полные ужаса глаза дочери, Рут понимает, что Салли, помимо тоски об отце, еще и очень боится и ее смерти тоже. Ведь Рут всегда ужасно боялась высоты. 

Проснувшись, Рут узнает, что Салли была ночью у нее, и зовет дочь подняться наверх, на этот раз вместе и наяву. Ее страх высоты волшебным образом исчезает. И здесь, в карточном домике, они встречаются. Встречаются сердцами и душами. Исстрадавшимися и изболевшимися. Соскучившимися друг по другу. Они наконец говорят о смерти отца. И Салли прощается с ним, приняв то, что никогда не сможет попасть к нему на Луну.

«Мамочка!» говорит Салли, бросаясь матери на шею.

Рут смогла. Она «поймала» этот образ карточного домика как метафору внутреннего мира Салли, смоделировала его в реальности, и там произошли их встреча и разговор душ. То, чего так долго хотели обе и чему мешали их собственные страхи, предубеждения и ложные ожидания. Весь тот ментальный мусор, который не дает нам видеть перед собой реальных, живых партнеров.

На мой взгляд, здесь очень хорошо показаны момент кризиса и способ его разрешения.

Кризис для обеих состоял в том, что им нужно было становиться другими после смерти отца и мужа. Его смерть прекратила их прежнее существование. Нужно было учиться жить по-другому, без него.

И если у Рут этот кризис разрешился достаточно продуктивно, то Салли застряла в болезненных переживаниях. Она не хотела отпускать от себя отца. Не находя возможности встретиться с ним в жизни, она погрузилась в фантазийный мир, где отец был на Луне, а она искала способы добраться к нему туда.

То есть вначале разрешение кризиса утраты у Салли пошло по аномальному пути. Иррациональный страх потерять еще и мать усиливал ее замкнутость и погруженность в этот свой выдуманный мир.

Задача Рут здесь была в том, чтобы дать Салли поддержку, снять ее страхи и подтвердить, что отец уже никогда не сможет быть с ними. Что та жизнь закончилась. И нужно начинать другую. Вместе, рядом, идя рука об руку.

Как только Рут удалось с помощью карточного домика сообщить это послание девочке, кризис Салли завершился. Она как будто выдохнула и сбросила с себя весь этот груз недетских переживаний. Она поняла, что не одна. И что папа ушел навсегда. Так бывает.

Только так, поддерживая и предлагая диалог, мы можем помочь своим близким пережить кризис, будь то кризис утраты, как в фильме, или же любой другой. Кризисов в нашей жизни случается много, как нормативных, возрастных, так и неожиданных, и каждый раз нам нужно как будто умереть и родиться заново, уже другими, новыми.


Необходимо отпустить старую жизнь, которая уже невозможна, но за которую так упорно цепляется наше сознание.


Фильм «Карточный домик» очень хорошо показывает стратегию сопровождения близкого человека в кризисе.

Пункты стратегии сопровождения:

  1. Первым делом нужно распознать этот кризис у близкого. Рут сделала это поздно, когда переживание кризиса Салли уже пошло по деструктивному сценарию и не заметить это было невозможно. Чем раньше это получится, тем больше шансов, что такого негативного развития событий не случится. Но лучше поздно, чем никогда.
  2. Не давить и не «лезть в душу». Обозначить свою поддержку и готовность к диалогу и ждать. Ждать знака или сигнала от близкого о готовности к такому разговору. Для Рут этим сигналом стал карточный домик.
  3. Открыть свое сердце и душу тогда, когда близкий человек попросит об этом и будет готов к такому контакту. Нужен открытый и искренний диалог о смыслах, о ценностях. О том, в чем вы совместны. Тогда тому, кто переживает кризис, есть на что опереться в выстраивании своей новой идентичности, своего нового «я».

 

От  редакции

Во всех кризисах и стрессах самое лучшее, чем мы можем заняться, — самоподдержка. Центральная вещь, которой занимаются все психологи с большинством клиентов, — это обучение самоподдержке, поскольку это умение является ключевым для формирования огромного количества самых разных навыков, необходимых для счастливой, здоровой и успешной жизни. Нина Рубштейн рассказывает о самоподдержке в декабрьском номере журнала «Психология эффективной жизни». Вы можете купить его всего за 50 рублей: http://psy.systems/archive/psixologiya-effektivnoj-zhizni-dekabr-2017.

Если вы не понимаете, как это — поддерживать себя, если любовь к себе для вас все еще связана с укоренившимся в обществе убеждением о том, что это эгоизм или нарциссизм, то пора избавиться от этого вредного убеждения. Психолог-консультант Елена Пономарева рекомендует вам несколько «волшебных» ритуалов, которые изменят вашу жизнь уже через несколько дней: http://psy.systems/post/pochemu-tak-slozhno-polubit-sebya.

Если долго не обращать внимания на свое эмоциональное состояние, случаются ситуации, которые вместе с переутомлением вызывают сильную эмоциональную реакцию, наступает кризис. Один из этапов работы психолога с клиентом в кризисе — дефрагментация, которая помогает создать цельную картину происходящего. Что такое дефрагментация и для чего она нужна, читайте в статье психолога Алены Дроновой: http://psy.systems/post/defragmentaciya-put-k-effektivnoj-zhizni.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?