«Садовое кольцо» (Россия, 2018 год, 12 серий)
Киноклуб
Просмотров: 1806
Дата публикации: 7 сентября 2018 г.

Продюсер: Валерий Тодоровский

Автор сценария: Анна Козлова

Режиссер: Алексей Смирнов

Актеры: Мария Миронова, Анатолий Белый, Евгения Брик, Ирина Розанова


Рецензию на этот сериал я решила сделать не совсем обычно. Это будет больше психологический разбор характеров и ситуаций, нежели стандартный отзыв. Просто уж больно хороший материал для того, чтобы обсудить типичные для нашей культуры паттерны отношений.

Но начну, как всегда, со вступления без спойлеров и своей оценки фильма.

Сериал мне очень понравился. Смотрелся легко, на одном дыхании. Заканчивалась одна серия, и уже хотелось бежать включить следующую.

В центре сюжета семья главных героев — Веры и Андрея Смолиных (Мария Миронова и Анатолий Белый). У них 18-летний сын, студент престижной «Плешки», домработница, прекрасная квартира в двух уровнях на Садовом кольце, достаток выше среднего, прекрасные друзья и вообще все радости этой жизни. Андрей — успешный бизнесмен, торгующий медицинским оборудованием. Вера имеет свою частную практику психотерапевта, которую она ведет скорее из любви к искусству, нежели для заработка. А еще она активно занимается благотворительностью, как и положено добропорядочной светской даме ее уровня.

Смолины наслаждаются жизнью, красивы, успешны и счастливы. Жизнь удалась!

С этого начинается фильм. А дальше в жизни этой пары начинают происходить какие-то странные и ужасные вещи. Благополучное существование этой семьи начинает рушиться как карточный домик, причем как-то подозрительно быстро и легко. Может, и не было там на самом деле никакого благополучия и счастья?..

Детективная линия добавляет сюжету динамизма и интриги. Соблюдены все законы жанра — противостояние «положительной» героини и ее демонической «тени», сплошные загадки вместо разгадок, нарастание напряжения. И, безусловно, эпичный и нестандартный конец, оставляющий больше вопросов, чем ответов. Люблю я такие концовки — в них и только в них настоящая правда жизни.

И в «Садовом» финал именно такой — открытый и тревожный

Сложные, не «одноклеточные» характеры, которые демонстрируют разное, порой противоречивое поведение. Замечательно играют актеры. Где-то, конечно, переигрывают слегка, где-то, наоборот, недотягивают, не без этого, но придираться к мелочам мне не хочется. В целом все актеры играют на уровне. В поступках героев очень хорошо видны их ценности и их неврозы. Собственно, эти вещи я как раз и буду обсуждать во второй части.

Так что идите посмотрите этот замечательный и очень качественный сериал, если еще этого не сделали. А потом возвращайтесь ко второй части, где я буду «под микроскопом» разбирать психологическую сторону героев и их поступков. Там много интересного и полезного, уверяю вас.


Часть вторая. Анализ (со спойлерами, конечно)

Начну я с самого конца, с последнего кадра.

Милая, трогательная семейная фотография. Все на этом селфи улыбаются, ведь страдания и беды этой семьи, преследовавшие их на протяжении всех 12 серий, вроде как позади. Илья нашелся и на свободе, ужасная Лида мертва, Аня беременна. Не улыбается лишь Вера. Ее губы скривила не то усмешка, не то гримаса боли. А еще у нее на лице написан вопрос-недоумение: «Вы что тут все — идиоты? Чего вы веселитесь?!»

И, похоже, действительно Вера там единственная, кто хоть как-то начал пробуждаться от невротического сна. Конечно, не последнюю роль в этом сыграли выпавшие на ее долю испытания. Но выбраться из тисков зависимого поведения непросто. И Вере идти по этому пути еще ой как долго, судя по тому, чем заканчивается фильм.

Но ее близкие пока даже не нащупали дорогу. И даже еще не начинали ее искать.

Что же за отношения были между этими людьми, внешне такими благополучными и счастливыми?

Для начала давайте возьмем троицу — Рита, Вера и Аня. Мама и две дочери. По ходу фильма мы узнаем драматическую историю этой семьи. Вера появилась на свет в результате первой ранней беременности Риты, случившейся исключительно от непросвещенности молодых любовников в области контрацепции, а не от горячего желания иметь детей. Отец Веры был алкоголиком и чуть не убил ее, выпрыгнув с ней в приступе горячки из окна. Кто был отцом Анны, Рита сама не знает, эта беременность тоже не была запланированной и желанной. Как она сама говорит, «пропустила время для аборта», ухаживая за искалеченной Верой после ее падения из окна.

Но, хоть и обе дочери были не очень желанными, Рита все равно старается быть хорошей матерью и выполнить свой долг. Правда, отсутствие любви не скроешь. Девочки понимают, что не нужны матери, и растут в этой нелюбви. Дальше — больше. Мать не стесняется отбивать любовников у дочерей, шантажирует зятя, мужа Веры, который спит с Аней, и тянет из него деньги. При этом сам зять когда-то растлил 14-летнюю Аню практически на глазах у матери и сестры.

Вера ничего не видит. Мама видит, но предпочитает «взять деньгами». Аня дружит с Верой, но мечтает, чтобы Андрей ушел к ней.

Чудо, а не семейка

При этом Рита вовсе не монстр. Она все бросает и приезжат из-за океана, узнав, что пропал внук, сын Веры и Андрея. Она все время теребит дочь и зятя, считая, что они толком его не ищут. Ведет собственное расследование в духе мисс Марпл, помогая Вере.

И квартиру свою она когда-то продала, чтобы помочь зятю поднять бизнес. Нормальная вроде местами тетка.

Иногда ее откровенно жалко, такую несчастную, которую тоже явно мало кто в жизни любил. Этот ее молодой любовник и маниакальное стремление сохранить стремительно убегающую молодость... ради чего? Ради того, чтобы рядом были вот такие Потапы?..

Рита в исполнении обожаемой мной Ирины Розановой мне вообще очень симпатична. И, что интересно, обе дочери, хоть и открыто ненавидят ее, все равно «приползают» к ней, когда им плохо. Приходят за утешением и поддержкой. И она ее дает. У нее внутри много всего, в том числе и невыраженной и недоданной любви к своим девочкам. Потом слово за слово, незаметно всплывают былые обоюдные обиды, и «сеанс маминого утешения» заканчивается очередным скандалом с оскорблением и взаимными клятвами из серии «ноги моей больше здесь не будет».

А потом все повторяется снова, ярко демонстрируя нам механизм зависимого и контрзависимого поведения.

Казалось бы, эти персонажи столько уже боли друг другу причинили, что пора бы уже и послать друг друга подальше, в смысле выбрать более удаленную дистанцию, чтобы не задевать друг друга. Но так бы поступили «здоровые». А они настолько все трое «больны» душевно, что вновь и вновь возвращаются к тем, кто обращается с ними плохо. Идут они не за болью, конечно. Они идут за надеждой, что уж в этот раз все будет по-другому. В этот раз она наконец-то опомнится, раскается в своих заблуждениях, поймет меня, полюбит и даст мне то, чего так жаждет моя душа. Так думает каждая из героинь о двух других.

И этим самым они делают поток взаимной боли нескончаемым. Да, эта боль, конечно, разбавляется и поддержкой, и нежностью, и сердечностью. Не монстры же они в конце концов. Но в сухом остатке потом все равно остается боль. Потому что уж сильно глубоки нанесенные раны.

Спать с мужем сестры годами — это Аня. Знать об этом, молчать и зарабатывать на том, чтобы Вера никогда об этом не узнала, — мама. Пойти с любовником дочери в магазин и заняться с ним сексом на природе — тоже мама. И так далее, список там будет длинный для всех. Верины «удары» в сторону матери и сестры вроде не показаны в фильме, но и она, я уверена, не ангел и тоже им много боли причинила.

Зависимость — это когда я остро нуждаюсь в чем-то и жду этого от определенного значимого для меня человека. При этом я упорно игнорирую факты, кричащие мне о том, что делать он этого не будет (не хочет, не способен и т.д.).

Чем витальнее потребность (витальный — жизненный, обеспечивающий жизнь), тем глубже будет моя зависимость. Меня будут бить (как в прямом, так и в переносном смысле), мешать с грязью, унижать, а я буду все равно возвращаться с надеждой, что уж в этот раз я добьюсь того, что мне нужно. И я не хочу этого искать в другом месте. А почему, собственно, я должна куда-то идти и напрягаться? Мама должна любить своих детей? Должна. Вот и пусть полюбит меня. Вон остальных мамы любят, и от своей я этого добьюсь, чего бы это мне ни стоило.  

Смысл контрзависимости в том, что дети настолько не принимают своих родителей и их опыт, что хотят жить иначе. «Только не как мама!» — это лозунг контрзависимых детей.

В «Садовом» контрзависимое от мамы поведение демонстрирует Вера. Мама не имела нормальной семьи и супружеских отношений, бегала от мужика к мужику — я выйду замуж раз и навсегда и создам образцовую семью. Маме было наплевать на дочерей — я буду пылинки сдувать со своего сыночка и дам ему все самое лучшее. Мама делала что хотела — я буду делать только то, что должно и положено добропорядочной матери идеального семейства. И все это делается буквально «любой ценой». Это становится идеей фикс великовозрастных, но не повзрослевших детей.

Надо ли объяснять, что контрзависимость, вроде бы формально уводящая нас подальше от ненавистных нам родителей, на самом деле приводит нас в ту же точку, что и зависимость? Ведь, делая все «не как они», мы только о них и думаем. Мы все время сравниваем себя с ними и прокручиваем в голове наши с ними отношения, обиды и разочарования.

Второй смысловой слой фильма — отношения Веры и ее мужа Андрея.

В первой серии, где мы знакомимся с героями, они предстают перед нами этакими баловнями судьбы, у которых все прекрасно. Вера — нежная, интеллигентная и добродетельная жена, хранительница очага и все такое. Андрей — мужественный, заботливый супруг — «каменная стена», при этом не лишенный обаяния зрелого мачо. Красивая, нежно воркующая пара в начале фильма выглядит очень симпатично. Но потом появляются ощущение фальши и подспудное раздражение. Все эти слащавые Верины «Андрюша», «Илюша» в какой-то момент уже начинают резать слух.

А за этим глянцевым фасадом, как и положено, — жуткая, грязная правда. Андрей когда-то, уже не то встречаясь, не то живя с Верой, растлил 14-летнюю Аню, младшую сестру жены. И продолжает спать с ней все эти годы.

Об этом знает весь ближний круг. Мать Веры, ее сын, домработница. И только Вера упорно, до последнего не хочет видеть и знать правду.

А ведь именно из-за этого лицемерия всех действующих лиц (включая саму Веру) и разворачивается вся последующая трагедия с Ильей, сыном Веры и Андрея. Он решает пробудить маму ото сна, лишив ее привычной жизни. Делает он это, конечно, очень сложным, жестоким и изощренным способом — участвует в разорении бизнеса отца, связывается с психопаткой, уходит из дома, спокойно наблюдая мамины терзания. Но другого от него трудно ждать — он ведь вырос в этой насквозь больной семейной системе и невротизирован в точном соответствии с ее правилами.

Исчезновение Ильи становится кульминацией падения этой семьи в пропасть. Нарыв вскрылся и залил отвратительным гноем все вокруг.

Наступает момент истины

Вера узнает о многолетней измене мужа с собственной сестрой. Лишается привычного образа жизни. Ссорится с подругой, видимо, единственной. Она остается одна в жестоком, враждебном мире, который вдруг почему-то вознамерился ее уничтожить.

Вот тут-то и проявляется Верин личностный стержень, погребенный под слоем неврозов и социальных сценариев. Она не сдается и борется. Ищет сына, без тени сомнений продает все свои драгоценности, чтобы выжить, стоически выносит все бытовые тяготы и душевные муки.

При этом опять весь этот змеиный клубок и не думает расползаться. Теперь все участники драмы, включая Андрея, перебрались в квартиру Ани и регулярно встречаются там для обсуждения своих планов. Да, их объединяет желание найти Илью, но только ли оно? На мой взгляд, их держит вместе их глубинная зависимость друг от друга. Они не могут друг без друга, как симбиотики. Чтобы брать энергию жизни, им нужно питаться друг от друга, причем уже не важно чем. И одни раскаиваются, а другие великодушно прощают (или почти прощают) друг другу все гадости и прегрешения.

Идиллия!..

Следующая сюжетная линия — просто фейерверк. Помимо самих членов семьи Смолиных, в интригу включен друг и бизнес-партнер Андрея — Артем. С помощью информации, слитой ему Ильей, Артем проворачивает сложную схему «честного» отъема бизнеса у Андрея. И тот лишается всего — дела, кормившего его семью, дачи и даже квартиры. И еще вроде как должен остается.

Но Артему этого мало. Он начинает окучивать Аню, оставшуюся и без любовника, и без средств к существованию (она работала в бизнесе зятя). И та, в ужасе балансирующая на краю пропасти под названием «Я — неудачница» и уверенно подгоняемая матерью («Давай-давай, не упусти мужика, а то всю оставшуюся жизнь проживешь нищей бухгалтершей в Бирюлеве»), заглатывает наживку и беспомощно виснет на крючке.

А ничего, что этот человек оставил без средств к существованию твою сестру, причем довольно подленьким способом? Ладно, ты племяннику можешь простить такое, но он же тебе никто… Аню не смущает его вопиющая неэтичность, да и кого это теперь удивит. Сама-то она тоже далеко не образец этики.

Ну, с Аней все понятно. Но Артема принимают в объятия и все остальные наши герои. Включая Андрея, который тоже улыбается рядом с заклятым другом на той финальной семейной фотографии. Зашибись?! Лев Толстой с его второй щекой был бы счастлив за ребят.

Вы что-то понимаете в этом всем? Я — нет. Я не понимаю, как можно поддерживать отношения с человеком, который поступил по отношению к тебе подло. Который врал тебе в глаза и готовил твое банкротство за спиной. Даже если он лезет в твою семью. Тем более если он лезет в твою семью!

Но в Зазеркалье, в котором живут эти люди, возможно все. Стираются границы дозволенного и терпимого. Все подчинено одному болезненному и удушающему страху — остаться в одиночестве, наедине с самим собой, заглянуть в бездну своей души. Они панически боятся того, что там увидят. Поэтому ищут виноватых в своих бедах вокруг и из той же мотивации цепляются за первого попавшегося, чтобы он решил их проблемы. Чтобы заглушить эту нестерпимую боль внутри.

Чего уж тут удивляться, что, даже столкнувшись лицом к лицу с психопатией Артема, Аня не рвет с ним! Она погружается еще глубже в свое расстройство и теряет даже инстинкт самосохранения, который в норме должен ограждать от отношений с психопатами. Ее выбор сделан, и Ане остается только посочувствовать. Ничего хорошего, я уверена, ее не ждет.

Ну а что же Вера?.. Весь фильм мы наблюдали ее трансформацию из избалованной светской дамы, цепляющейся за свои невротичные иллюзии, в нормальную женщину, способную вынести любую реальность и переосмысляющую свои ценности. Случилась эта трансформация или нам показалось?..

И тут сюжет взмывает на новую высоту

На примере отношений Ильи с психопаткой (очередной!) Лидой очень хорошо показано, чем заканчиваются отношения с душевно больными людьми. У них может быть разный конец, конечно, в зависимости от обстоятельств, но он, я уверена, никогда не будет счастливым.

Илья убивает Лиду, пусть непреднамеренно, но убивает. Доказательств вины у следствия нет, и его выпускают из тюрьмы, хотя других подозреваемых тоже не имеется.

Вера на седьмом небе от счастья, она искала сына, нашла, спасла его от тюрьмы, наняв адвоката и поначалу искренне веря, что это сделал не он. Но Илья признается ей в убийстве.

И тут происходит самое главное в фильме, на мой взгляд

Вера хватает сына за руку и тащит к следователю — писать чистосердечное. И здесь, на этом кадре в моей душе запели фанфары. Неужели?! Я даже не поверила своим глазам вначале. Эта квохчущая над своим инфантильным птенчиком курица-наседка что-то поняла? Не может быть! Аллилуйя!

И потом я понимаю, что Вера в последней серии уже совсем не та, что в первой. Она прошла через ад, и это должно было изменить ее. Конечно, она изменилась! Она поняла! Она решила разорвать этот порочный круг подлости, гнусности и лжи, которой оказалась переполнена ее жизнь. «Браво, Вера!» — хотелось кричать мне в этот момент.

Но… не сбылись мои сокровенные мечты. Следователь оказался занят, и Вере с сыном пришлось ждать его в коридоре. А когда он наконец пригласил их в свой кабинет, Верино просветление растворилось. В океане ее страхов, стыда и вины. Вера снова взяла за руку сына и покинула кабинет следователя, так и не решившись отдать его в руки правосудия.

И вот теперь, на этом дурацком фальшивом селфи, она единственная, кто не улыбается. И, сдается мне, еще долго не будет улыбаться.

Но прорвется ли ее «здоровая» часть психики через дебри своих демонов? Мне хочется надеяться, что да, но я знаю, что гарантии такой нет.

P.S. Поймала себя на мысли, что как-то хочется «Садовое кольцо 2», что ли :)…

 

От редакции

Почему так часто уже повзрослевшие дочери продолжают верить, что мамину любовь надо заслужить? Но, как бы они ни старались, ничего не помогает — у мамы всегда находится повод для придирок. Статья психолога и бизнес-консультанта Ольги Юрковской поможет разобраться в причинах и подскажет, как справиться с ситуацией: https://psy.systems/post/chto-delat-esli-vy-nedostatochno-xoroshi-dly-mamy.

Как мать может не любить своего ребенка? С обывательской точки зрения это непростительно. Из страха получить осуждение окружающих женщина боится признаться, что не чувствует радости от материнства. О проблеме послеродовой депрессии читайте в статье психолога Виктории Сандоhttps://psy.systems/post/priznaki-poslerodovoj-depressii.

Измена, предательство — что может быть страшнее ножа в спину от человека, которому полностью доверяешь? Немногие готовы увидеть в этом положительные моменты и ценный ресурс. Советы коуча счастливых перемен, тренера Ирины Фьелльнер Патлах помогут менее болезненно пережить предательство и увидеть это явление с разных сторон: https://psy.systems/post/kak-perezhit-predatelstvo-s-polzoj-dlya-sebya.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?