Мужество: темные воды переезда
Эмиграция
Анастасия Рубцова
Психотерапевт, психоаналитик

Просмотров: 1219
Дата публикации: 25 июня 2018 г.

Когда человека спрашивают прямо, в лоб: для чего, мол, человек, хочешь ты уехать в чужую страну? — почти всегда он отвечает что-то вроде: «За новой жизнью». За лучшей-нормальной-человеческой жизнью, как-то так отвечает он. И мало кому приходит в голову, что между новой жизнью и опостылевшей старой есть неизбежный (и небыстрый) момент перехода, символической «смерти». Период адаптации, который никогда не проходит быстро, но может затянуться и на десятилетия.

С самых первых шагов на уровне реальности ты делаешь кучу всего: оформляешь визы и переводишь документы на чужой язык, собираешь вещи и раздаешь ненужное, учишь язык, возможно, проходишь собеседования и ищешь работу в чужой стране. А на другом, невидимом, глубоком бессознательном уровне ты входишь в темные воды реки, которая должна пронести тебя символически через царство мертвых и вынести с другой стороны.

Многие думают, что для переезда нужны деньги и работа. Некоторые говорят еще про знание языка в совершенстве. Это хорошо, но это не главное. Более того, некоторые обходятся вообще минимальными объемами того и другого, живут какое-то время впроголодь, снимают комнаты на троих с малознакомыми девочками-мальчиками, работают на заправках, в клининговых компаниях или дистанционно с российскими клиентами. Знание языка — прекрасный бонус, но в Чехии, например, можно какое-то время обойтись и без чешского. Да вообще в большинстве стран Европы хроменького английского хватит на первые годы, а потом, хочешь не хочешь, прососется язык, войдет в тебя сквозь поры кожи.

Главное, что нужно переезжающему — это время и мужество. Особенно время. Лучше закладывать на адаптацию года два. Чаще всего примерно столько требуется человеку, чтобы пережить большой жизненный перелом, потерю прежнего мира, утрату прежнего себя. На эти два года лучше заранее смириться с чем угодно. С тем, что может накатывать ощущение нереальности всего происходящего, вплоть до панических атак. Могут обостряться хронические болезни, и вообще все тонкие места в организме непременно дадут о себе знать. Может то появляться, то без предупреждения исчезать причудливая психосоматика: странные головокружения, покалывания, непроходящее першение в горле. То нога отнимется, то рука задрожит. И бояться тут нечего, тело адаптируется к новым характеристикам всего — воды, воздуха, температуры и влажности. К смене сезонов. К новым запахам и даже новой марке кондиционера для белья. 

Тело, инстанция ужасно консервативная, проходит свой путь «большого горевания» по утраченной жизни. В ней все было уже вдоль и поперек изучено, знакомо и не страшно. Телу не объяснишь, что на прежнем месте голова была не согласна, например, с политикой партии, а на новом месте лучше климат и социальная политика. Приходится просто медитировать и ждать, когда оно привыкнет.  

Лучше заранее смириться и с тем, что тело будет быстрее уставать. И с тем, что психика, перегруженная новизной по всем, абсолютно всем фронтам, окажется, скорее всего, неспособна на трудовые подвиги. Поэтому так удобно переезжать в роли студента, причем тут даже возраст не важен. Приехав учиться, ты можешь легально какое-то время заниматься только учебой. Как раз на учебу сил и хватит.

Про мужество тоже не забываем

Мужество, которое нам понадобится, сродни тому, что требуется человеку после тяжелой аварии или операции. Когда вдруг оказывается, что любая мелочь, о которой ты в прежней жизни не задумывался, дается с трудом. Написать письмо через Google Translate, а потом понять, что тебе ответили. Позвонить туда, куда написать нельзя, — и опять же понять, что тебе ответили, попутно почувствовав себя идиотом. Узнать, где и как платить за газ. Найти место, где чинят обувь. Даже если оно через три подворотни от твоего дома. Но спросить-то не у кого!

Похоже на попытку танцевать вальс, например, в воде. Все ужасно, раздражающе медленно и трудно. Особенно трудно тем, кто привык в прежней жизни быть успешным, стремительным, все успевающим, ужасно эффективным, — а переезжают чаще всего именно они.

Кому угодно понадобится мужество, чтобы выдержать то, что называется у психологов «разрушением самоидентичности». Ощущение, что в новом месте ты превратился в человека-невидимку. Ты еще не встроен ни в какие социальные связи, еще не успела прорасти грибница «своих людей», никто не приедет к тебе вечером с бутылкой вина и жалобами на дурацкую работу. Да, практически везде есть эмигрантские форумы, где подскажут и хорошего парикмахера, и как устроить ребенка в детский сад, и какие документы нужны для оформления приглашения. Но есть разница между технической информацией и человеческой близостью. Вот до того, как найдутся люди, с которыми эта близость станет возможна, придется грести несколько лет.

И на закуску еще одно чувство, которое многих эмигрантов застает врасплох: обида, иногда легкая, а иногда и посильнее, на мир, который остался за спиной. Как так, почему они там недостаточно лишаются нас? Почему так быстро затянулось покинутое нами место? Что же это, значит, с глаз долой, и всё, других дел полно?

Может оказаться даже, что старому миру нас действительно недостает. Но он ведь тоже трансформируется, и вернуться в него вот так запросто, как в старую футболку, невозможно. И к тем, кто уезжал с компромиссным ощущением «ну попробую, не понравится — вернусь», «мир сейчас открыт, я ничего не потеряю, а только приобрету», — к ним приходит осознание, что прежняя жизнь сама их покидает. Не ожидая, пока им понравится или не понравится новая. «Как раньше» уже не будет. Может быть, будет лучше (и даже в сто раз лучше!). Но утрату всего старого, включая язык, приходится отгоревать. Нет, русский язык всегда остается с нами, конечно. Вот только с нами на нем никто не говорит.

А потом, очень постепенно, в темных водах, сквозь которые мы плывем, начинают появляться просветы. Вдруг прибывает сил. Вдруг понимаешь, что можешь поговорить, например, с учительницей ребенка и не только все понять, но кое-что и спросить. Все больше видишь прекрасного, человечного, теплого, того, за чем, собственно, и ехал. Появляются и те, кто может приехать вечером с бутылкой вина, и кажется, что они всегда тут были, на твоей кухне, и вообще эта жизнь всегда была. А переход — да он просто почудился.

Статья опубликована в июльском номере журнала «Психология эффективной жизни»

 

От редакции

Чаще всего у взрослого человека нет привычки отслеживать свои чувства, ведь мало кого из нас в детстве учили их замечать и к ним прислушиваться. Чем опасна чувствоустойчивость и как от нее избавиться, рассказывает психолог Виктория Сандоhttps://psy.systems/post/chuvstvoustojchivost-chem-ona-opasna-i-kak-ot-nee-izbavitsya.

Порой трудно понять, что с вами происходит, когда тело вдруг выдает симптомы болезни, а обследование диагноз не подтверждает. Скорее всего, дело здесь в психосоматике. Разобраться в ситуации поможет статья врача и психолога Натальи Терещенкоhttps://psy.systems/post/bolezn-ili-blazh.

Конечно, в процессе адаптации к новой жизни испытываемое вначале напряжение будет постепенно сходить к минимуму. Но если вам вдруг не захочется его отпускать и продлить это «удовольствие», воспользуйтесь вредными советами социального психолога Александра Бэнэреску. Как не дать себе расслабиться, читайте в статье: https://psy.systems/post/pyat-sposobov-derzhat-sebya-v-postoyannom-napryazhenii.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?