Дети так не играют: скажи травле «нет»
Воспитание детей
Маша Рупасова
Поэт, писатель

Просмотров: 1248
Дата публикации: 19 июля 2018 г.

«Травли.Net» родился около года назад это детище фонда «Галчонок» и БО «Журавлик». Цель проекта — разобраться в сути буллинга и разработать инструменты предотвращения, выявления и прекращения травли в детских коллективах.

Проект начался с инклюзивной программы фонда «Галчонок»: мы вводили в общеобразовательные классы подопечных фонда, школьников с аутизмом.

Инклюзия — кропотливая, практически ювелирная работа: ты не можешь привести ребенка с аутизмом в школу и бросить его на неподготовленного учителя, от этого пострадают все. У каждого «нашего» ребенка с особыми академическими потребностями есть тьютор, который сопровождает его на уроках и переменках, регулируя процесс обучения и контакты с внешним миром.

Подготовка тьютора — это дорого, но в конечном итоге затраты окупаются тем, что школьник с аутизмом получает образование, обучается социальным нормам и становится более или менее автономным взрослым.

Инклюзия возможна лишь в безопасной доброжелательной учебной среде. И вот когда мы заинтересовались качеством учебной среды, у нас на руках оказалась пугающая статистика, говорящая о том, что 10–15% обычных здоровых детей школьного возраста ежедневно подвергаются травле. Около миллиона российских школьников идут в школу как на плаху. Это очень много. Это очень опасно — и не только для детей, которых травят.

Как зарождается буллинг

У каждого возраста свои задачи: младенец налаживает эмоциональный контакт с мамой, трехлетка сражается за независимость, ученик начальной и средней школы жаждет принадлежности к группе.

10–15 лет — это возраст групповой лояльности, когда ребенку критически важно быть принятым коллективом. Годовалому младенцу необходимо встать и пойти, а десятилетке надо принадлежать к группе, разделять ее ценности, вписываться в иерархию. Надо быть своим. Надо быть единым целым с другими детьми.

Звучит это страшненько, ведь хочется, чтобы ребенок был личностью, но еще не так давно способность человека слиться с коллективом позволяла ему выжить, а изгнание из стаи обозначало физическую смерть.

Времена, к счастью, изменились, а инстинкт остался: детям необходим опыт сплоченности. Став старше, дети с той же энергией начнут отстаивать свою индивидуальность, но начальная и средняя школа — это лояльность группе.

Сплоченность возможна вокруг позитивных и негативных целей. Всем вместе пойти в поход, помогая друг другу в трудных местах, — цель позитивная. Поставить вместе спектакль — цель позитивная. Собраться и ограбить ларек — цель негативная, но и она дает ребенку вожделенное чувство принадлежности к чему-то большему.

При отсутствии у группы позитивных целей появление цели негативной — это вопрос времени, как и первый шажок годовалого ребенка. Школьный класс — это группа детей, у которой общей позитивной цели обычно нет, а соответствующая возрасту задача — сплотиться — есть. Поэтому группа выбирает жертву и гонит ее, улюлюкая и сливаясь наконец в экстазе.

У травли есть три основных признака:

1) группа травит одного;

2) травля происходит постоянно или систематически;

3) это насилие физическое или эмоциональное.

Если двое детей подрались, а потом играют вместе, это не травля, а конфликт. Если один агрессивный ребенок достает весь класс и с ним никто не водится и не принимает в игры — это не травля. Если ребенка в классе недолюбливают, не приглашают на дни рождения, но в его адрес нет насилия, это не травля, а непопулярность. Тоже неприятно, но любить ребенка одноклассники не обязаны.

Зато ребенок имеет полное право на физическую и психологическую безопасность, и обязанность школы — эту безопасность обеспечить. А обязанность родителя — требовать у школы соблюдения прав ребенка. Практика показывает, что такой совет дать легко, а последовать ему сложно. Немногие школы готовы признать факт травли в своих стенах.

Родитель жертвы, обращаясь в школу по поводу травли, с большой вероятностью услышит, что его ребенку надо научиться ладить со сверстниками. Что дети так играют. Что ребенок-жертва слишком бурно реагирует. Что ребенок «не такой», вот его и дразнят, ведь это же дети.

Объявляя жертву какой-то «неправильной», школа подтверждает, что травить — да, можно. А «неправильным» может оказаться кто угодно: слишком умный, слишком глупый, красивый, некрасивый, бедный, богатый, не так одетый, тихоня, выскочка, зануда. К примеру, одноклассники травили принца Чарльза.

Главное, что жертва — «не такая», а все остальные дети — «такие», и они вместе.

Большинству родителей кажется, что если травят не их ребенка, то и слава богу, хотя жертву по-человечески жаль. Однако последствия травли тяжелы не только для жертвы, и мы надеемся, что информированность родителей перейдет в запрос на безопасную школьную среду.

Последствия буллинга

Подавленность, тревожность, нежелание идти в школу, страх занять место жертвы, депрессивные расстройства, искажение образа себя как хорошего человека, нервозность, социофобия, сниженная успеваемость, невнимательность, низкая самооценка и витальный (связанный с угрозой жизни) страх. Умом десятилетний ребенок понимает, что травля не угрожает его жизни, но он чувствует, что быть изгоем подобно смерти. Это очень страшное чувство, которое и взрослого может травмировать очень надолго.

Насилие бывает как физическим, так и эмоциональным. Физическое дифференцировать проще — это удары, щипки, тычки, порча вещей. Насильники могут отшатываться от жертвы, словно боясь заразиться, затыкать нос, передразнивать и т.д. Эмоциональное насилие сложнее, так как велик соблазн предположить, что жертва себя накручивает. Это обзывательства, подколки, намеренное игнорирование, молчание в ответ на вопросы, насмешки, шепот за спиной. Обычно эмоциональное и физическое насилие ходят парой.

Проблемами травли должен заниматься взрослый, отвечающий за эту группу детей. Обычно это классный руководитель, хотя может быть и другой учитель или представитель школьной администрации.

Взрослый должен определить проблему («у нас в классе происходит травля»), дать происходящему моральную оценку и выработать новые правила поведения. Многие дети испытывают неподдельное облегчение, услышав, что травля — это болезнь группы, вирус, от которого можно избавиться.

Статья опубликована в августовском номере «Психологии эффективной жизни».

 

От редакции

Как сохранить доверие своего ребенка, стать ему не только родителем, но настоящим другом, в чьей поддержке он никогда не усомнится? Советы психологов Гэри Чепмена и Росса Кэмпбелла ищите в обзоре книги «Пять путей к сердцу ребенка»https://psy.systems/post/gery-chepmen-ross-kempbell-pyat-putej-k-serdcu-rebenka.

Одним из поводов для травли становится внешний вид, когда одежда ребенка не соответствует принятым в подростковой среде стандартам. Ему тем более трудно справиться с ситуацией, если родители при подборе гардероба руководствуются принципами «главное, чтобы опрятненько» и «просто, но со вкусом». Как помочь подростку найти свой стиль и почувствовать себя увереннее, объясняет стилист Евгения Никитинаhttps://psy.systems/post/kak-dogovoritsya-s-podrostkom-o-vybore-odezhdy.

Травля со стороны одноклассников заставляет ребенка буквально ненавидеть школу. Одним из способов исправить ситуацию может стать перевод на домашнее обучение. Как определить, подойдет ли хоумскулинг вашему ребенку, рассказывает психолог и мама троих детей Ольга Юрковскаяhttps://psy.systems/post/podxodit-li-xoumskuling-vashemu-rebenku.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Другие статьи на эту тему