200 лет секса нет?
Секс
Елена Хэрмэнс
Специалист по семейной истории

Просмотров: 4521
Дата публикации: 15 февраля 2018 г.

Пожалуй, за последние 200 лет мы первое поколение, которое открыто и не смущаясь говорит и пишет о сексе как удовольствии, а не как о средстве репродукции или способе удовлетворения  физиологических потребностей. Но установки прошлых поколений — хотим мы этого или нет — продолжают влиять на нас. Чтобы разобраться, как они возникли, когда, в какой форме они передались нашим прабабушкам и прадедушкам, а от них дальше и как они сказываются на отношении к сексу сейчас, придется углубиться в историю последних двух веков.

XIX — начало XX века

Знания о сексуальных отношениях и отношение к ним в тот период во многом зависели от пола, принадлежности к определенному сословию и соответствующего воспитания.

Городская среда

В дворянской, а позднее в интеллигентской среде интимные отношения были табуированной темой. Получение теоретических знаний не предполагалось. Практика решала все, приобретая довольно шокирующие и драматические, по нашим понятиям, формы.

Девушки

Наиболее сексуально инфантильной и менее осведомленной группой были девушки. Их воспитание было довольно противоречивым и двойственным — кокетство поощрялось, сексуальность сдерживалась. Общение с противоположным полом ограничивалось родственным кругом и посещением светских мероприятий. Девушкам внушались идеи замужества и деторождения как женского предназначения. Невинное кокетство и подогреваемая всем окружением чувствительность служили достижению этой высшей цели.

Барышне предписывалась непорочность, которая прочно ассоциировалась с непросвещенностью в вопросах секса. Отношения между полами в семье не обсуждались. Откровенность не приветствовалась. Тело было предметом стыда. Даже созерцание античной статуи Аполлона могло привести в смущение юную леди.

Невежество девушек в области секса в первой половине XIX века было столь сильным, что они порой даже и не подозревали о существовании половых отношений. Барышни мечтали о романтической любви, описывали свои возвышенные чувства в альбомах и дневниках.

Представления о плотской любви не выходили за рамки дозволенного. Большинство девушек воображали себе интимные связи как трепетные ухаживания («он поднял мой платок и прижал к губам») и свидания при луне. Мечтали быть рядом, держаться за руки и вести задушевные разговоры. Апогеем считались поцелуй и объяснение в любви. Объектами первой влюбленности становились приглашенные учителя и доктора.

Они грезили о замужестве. Но ни психически, ни физически не были  к этому готовы. Подавляющее большинство вступающих в брак имели скудные знания о половых отношенииях и деторождении. Многие думали, что ребенок появляется от поцелуя, от длительного совместного нахождения вместе с мужчиной или благодаря длительным молитвам. Тем более шокирующей для них оказывалась действительность.

Юноши

Сексуальное образование юношей имело свои нюансы. В нем, как и у девушек,  полностью отсутствовала теоретическая часть.

Практическая составляющая до отмены крепостного права решалась приставлением к молодому человеку крепостной девки. Благо недостатка в них не было, у барича был выбор, и найти подходящую «учительницу» труда не составляло. При этом ее реальное семейное положение никто не учитывал, а смотрели только на «опыт» и физические характеристики. Обычно именно мать привлекала внимание сына к горничной, мотивируя это заботой о нем. Увлечение юношей онанизмом в то время рассматривалось как серьезная угроза здоровью.

С отменой крепостного права  роль «просветительницы» стала перекладываться на прислугу. Обычно прислуга, те же деревенские женщины — официально свободные, но по сути бесправные, — не возражала, боясь потерять место. Кто возражал или беременел, того увольняли. Оказавшись на улице, они пополняли армию проституток.

Посещение сыновьями проституток тоже не было тайной за семью печатями для их родителей. Многие отцы сами отводили юношей к проституткам, спасая от возможности «заболеть онанизмом».

Подтверждение распространенности именно такой формы сексуального образования можно получить из материалов «Половой переписи студенчества». В 1904 году Студенческое медицинское общество Московского университета распространило среди студентов анкету. Ее заполнили 2150 мужчин в возрасте от 19 до 21 года, в основном городского происхождения и из семей со средним доходом. Большинство из них  начали половую жизнь между 14–17 годами. Первым партнером у 41% была проститутка, у 39% — прислуга, у 10% — замужняя женщина.

Так что молодые мужчины в XIX веке имели перед вступлением в брак довольно внушительный опыт сексуальных отношений и брали на себя роль наставников неопытных жен.

«Наставничество»

Формы «наставничества» были весьма разнообразные.

Сохранившиеся мемуары, дневники и письма как мужчин, так и женщин рисуют драматическую картину приобщения женщины к сексуальной жизни. Ввиду полной безграмотности в этой области и неосознанности своих желаний интимная близость была для них весьма травматичным и нежеланным опытом.

Некоторые мужья просвещали своих неискушенных жен, занимаясь у них на глазах сексом с другой женщиной. Это служило наглядным уроком — ведь мужчина щадил молодость и неопытность жены, не вступая с ней в интимные отношения. Все это вполне укладывалось в рамки морали эпохи первой половины XIX века.

Другие, уже во второй половине XIX века, обращались к доступной научной литературе. Жених Анатолий Половцев (1849–1905) дал почитать будущей невесте Катюше книгу о физиологии брака, «полагая, что ей это может принести пользу и она многого не знает». От прочитанной книги А. Дебэ с интригующим названием «Физиология брака. Естественная и медицинская истории мужчины и женщины с самыми интересными подробностями» девушка пришла в ужас. Несколько дней она отказывалась от общения с женихом, а потом призналась, что не может позволить себе такой «грязи» в отношениях с любимым.

В личном фонде смоленского помещика С.Ф. Шарапова (1855–1911) хранятся собранные им записи бесед со знакомыми мужчинами. Они в один голос рассказывали о фактическом насилии над собственными женами, не имевшими никакого представления об интимных отношениях, в первую брачную ночь. Шарапов цитирует слова одного графа, который рассказывал, что его жена в первую ночь «в одной рубашке и босиком убежала к матери», при этом она кричала, что молодой муж с ней «что-то отвратительное делает».

Примечательна разница в описаниях сексуальных отношений мужчинами и женщинами на протяжении XIX века. Если для мужчин интимная близость — это «обыкновенные натуральные действия», «наслаждение натуральным», то молодым женщинам факт физического сближения представлялся как что-то животное, гадостное, свинское. «Грязь», «мерзость», «животное наслаждение», «скотство» и «надругательство над душой» — вот те эпитеты, которые встречаются в мемуарах и переписке.

Прорыв

Прорыв в сексуальном просвещении девушек пришелся на начало ХХ века. Эротика стала одной из важных составляющих повседневной жизни. Предложение интимных знакомств в газетах, эротические сцены в театральных постановках и любовные сюжеты в кинематографе и прозе — все это было на виду, не скрыто и не спрятано. Запреты родителей только возбуждали интерес и любопытство.

Появилось в свободном доступе большое количество медицинских книг и журналов, где помещались иллюстрации с женскими и мужскими половыми органами. Гимназистки, обнаружив такие книги у братьев-студентов, делились полученными знаниями на переменах.

Повсеместно появлялись девочки из интеллигентных семей, восстававшие против предписанной старой сексуальной культуры. Их поведение приобретало различные формы нарушения норм и запретов — от свободных сексуальных добрачных отношений до побегов из семьи или фиктивных браков с целью избежать замужества и продолжить образование.

Тем не менее изменение сексуального поведения не стало массовым явлением и затронуло узкий слой девушек из обеспеченных семей в крупных городах.

Крестьянская среда

Для крестьянских детей и подростков интимные отношения не являлись секретом. Дети видели спаривающихся животных, заставали старших на сеновалах и делали выводы. Да и спали взрослые и дети в крестьянских семьях еще полтора века назад в одном помещении. Интимные связи были на виду.

В целом отношение к сексу у крестьян было более естественное и свободное, чем у городских жителей. Это нашло отражение в народном фольклоре в виде сказок, песен, частушек и лубочных картинок, собранных этнографами во второй половине XIX века.

Секс не только играл репродуктивную роль, но и приносил удовольствие как мужчине, так и женщине. В то же время сексуальные отношения в деревне были пронизаны нормами двойной морали. Ее отголоски встречаются и сейчас.

Отношение к внебрачным связям и утрате девственности значительно изменилось на протяжении XIX века. На словах оно было резко отрицательным, на практике же имело многочисленные нюансы.

Лишение девственности

Ответственность за внебрачное лишение девственности возлагалась сперва на девушку, а потом на ее родителей. В многочисленных исследованиях этнографы цитируют всем известную фразу: «Сука не захочет, кобель не вскочит». За ней идет: «А что люди-то скажут!»

В то же время уступчивость считалась простительной, если девушка вступала в связь с мужчиной более высокого социального статуса (сюда попадали даже волостные писари, не говоря уже о купцах) или более богатым. Это были понятные причины и объяснимые мотивы. Материальные выгоды извиняли грех.

Совершенно другое отношение было, когда девушка вступала в интимную связь по любви. Это обычно приписывалось ее порочности и развращенности. Девственность считалась особым даром, который было важно сохранить, а не поддаваться чувствам. Да и кому «порченый товар» нужен? В богатых же крестьянских семьях на девственность смотрели сквозь пальцы. Приданое невесты покрывало нехватку целомудрия.

Размытие нравственных норм

Отмена крепостного права и развитие отхожих промыслов, когда мужчины уходили на заработки в города, спровоцировали размытие нравственных норм в интимной сфере. Внебрачные связи хотя и осуждались, но никого не шокировали.

Мужья, наведываясь домой раз в год-полтора, в городах становились посетителями публичных домов, заводили посторонние связи. Оставшиеся дома жены и дочери тоже решались на нарушение запретов. Если раньше проституции в селе не существовало, то к началу ХХ века она расцвела пышным цветом. Торговля телом стала способом быстрого заработка.

Писатель А.Н. Энгельгардт утверждал, что «нравы деревенских баб и девок до невероятности просты: деньги, какой-нибудь платок, при известных обстоятельствах, лишь бы никто не знал, лишь бы все было шито-крыто, так делают все». В своих рапортах благочинные округов били тревогу и отмечали «непристойные песни и пляски», «нравственную распущенность», «разгул и большие вольности», «нарушение уз брачных и девственных». 

Жизнь женщины в русской деревне в начале ХХ века, включая и особенности сексуальных отношений, прекрасно показана в фильме Андрея Смирнова «Жила-была одна баба».

1917–1930-е годы

И тут случилась революция, первая сексуальная. Выходят знаменитые декреты «Об отмене брака» и «Об отмене наказания за гомосексуализм». Теперь «сексуальный союз» можно было легко заключить и легко расторгнуть. Не сложнее, чем выпить стакан воды.

В русской сексуальной революции было много противоречивого. С одной стороны, женщине предоставлялись полное сексуальное самоопределение и свободный выбор в любви. С другой стороны, свободу любви каждый понимал по-своему. Взгляды идеологов существенно отличались от того, что вкладывали в это понятие пролетариат, солдаты и крестьяне.

В регионах директивы центра интерпретировались «на усмотрение трудящихся». В некоторых губерниях женщина освобождалась от законного брака, который считался продуктом социального неравенства, и попадала под «социализацию».

В Рязанской губернии в 1918 году был издан декрет «О национализации женщин», а в Тамбовской в 1919 году — «О распределении женщин».

Саратовский губернский совет народных комиссаров в своем декрете объявил с 1 января 1918 года всех женщин от 17 до 30 лет (в том числе и замужних) народным достоянием. В параграфе 9 определялись правила «пользования» ими — для представителей трудового класса по предъявлении профсоюзного билета бесплатно. За мужем любезно сохранялось внеочередное право пользования.

В Вологде претворялись в жизнь другие положения: «Каждая комсомолка, рабфаковка или другая учащаяся, которой поступило предложение от комсомольца или рабфаковца вступить в половые отношения, должна его выполнить. Иначе она не заслуживает звания пролетарской студентки».

И это в регионах! Что тогда говорить про Москву и Петербург!

Именно в этот период возникли комсомольские коммуны, где совместным было не только хозяйство, но и половая жизнь. Аборты приветствуются, так как они «освобождают женщину». Производство презервативов возрастает в несколько раз по сравнению с дореволюционным.

Сексуальная вседозволенность приняла грандиозные масштабы. Писатель Герберт Уэллс, побывавший в тот период в Москве, удивлялся, «как просто обстояло дело с сексом в стране победившего социализма, излишне просто».

Одновременно правительство пытается ввести в школах уроки секспросвета. По мнению идеолога русской сексуальной революции Александры Коллонтай, секспросвет в школах должен начаться с 12–13 лет. «В противном случае мы все больше будем сталкиваться с такими эксцессами, как, например, ранняя беременность. Не редкость, когда этот возраст (деторождения) сегодня составляет 14 лет». Косность мышления на периферии и отсутствие специалистов тормозят процесс.

С середины 1920-х сексуальная революция начала постепенно сворачиваться. В 1924 году появились «12 половых заповедей революционного пролетариата» А.Б. Залкинда. В них декларировались половое воздержание до брака, моногамность и подбор сексуального партнера «по линии классовой революционно-пролетарской целесообразности».

Тенденция только усилилась с приходом к власти Сталина и началом индустриализации. Свободная любовь больше не соответствовала революционно-классовой точке зрения, лишала пролетариат производственной «работоспособности» и понижала его «боевые качества» как строителя коммунизма.

Новая линия партии была закреплена законодательно. С принятием сталинской Конституции потерял силу декрет «Об отмене брака». В 1936 году были запрещены аборты, а чуть позднее подписан указ о запрете гомосексуальных отношений. Сексуальное просвещение молодежи прекратилось, все научные исследования на эту тему свернулись.

1940–1980-е годы

На долгие годы тема секса и сексуальности стала табу не только в обществе, но и в семье. Разговоры о сексе и человеческом теле стали считаться чем-то постыдным. Это часто принимало довольно искаженные формы.

Готовясь к написанию этой статьи, я провела опрос моих читателей в «Фейсбуке». Многие были готовы поделиться собственными историями, но не публично. 40-летний мужчина написал: «Расскажу в личку — мой папа тоже читает “Фейсбук”».

Даю слово им.

Проявление нежности во многих семьях не поощрялось.

«Помню, я очень любила обниматься и целоваться с близкими родственниками, так любовь свою выражала. А любимая самая бабушка (1913 года рождения) мне как-то сказала: “Тьфу! Сколько ж можно! Я вот 40 лет прожила с мужем, никаких тебе поцелуев, все хорошо”. Сказала даже с гордостью. А я ей (мне лет восемь было, то есть 1987 год): “А как же вы четверых детей родили, если не целовались?” Бабушка ужасно оскорбилась».

«У нас дома в моем детстве тоже не целовались и не обнимались. Бабушка-матриарх с отвращением называла все это “лизаться” и считала грязью. По ее мнению, любовь к жене мужу надо было выражать, принося домой деньги».

«1970–1980-е. Папа, мама, дочь смотрят ТВ. В фильме кто-то кого-то обнял. “Тьфу, бессовестные!” — такие реплики папы звучали каждый раз, пока дочь замуж не вышла».

Не велись с детьми разговоры о теле и сексе. Многие девочки, когда начиналась менструация, думали, что умирают. О существовании интимных отношений не знали или знали очень мало. Слово «контрацепция» оставалось загадкой. Секс — это было опять стыдно и грязно.

«Об этом не принято было говорить вообще, чуть старше разговаривала с тетей, но не с мамой, а уж тем более не с папой».

«...тетушка была чуток то, что на французском языке называется prude (“ханжа” по-нашему — у самой добрачные связи были, но любовь как таковая не получилась у нее). Рассказать, что нужно было первично знать, — рассказала эвфемизмами и с такой брезгливой гримасой, слегка покраснев, — на всю жизнь впечатление осталось».

«Как-то в пионерлагере играли в зарницу. С горнами и барабанами отряд пошел через поле в лесок. Я шла впереди. В лесочке мы увидели “мужика, который душит женщину”. В ужасе мы бросились бежать, думали, маньяк-убийца. Про секс и мысли не было. Запели горны, забили барабаны... Кое-как вожатые нас успокоили... А это просто любовники уединились в лесу. 1970 год».

«1970–1980-е годы. У сына-подростка мама нашла эротическую фотографию. Скандал с наказанием. На долгие годы у сына сформировалось подсознательное: секс — это позор, это очень стыдно».

«И в 1980-е информации был минимум. Тоже думала, что умираю, когда месячные пришли в школе. Хорошо, что в школьный туалет зашла учительница, успокоила и отправила домой. Мама по факту уже все объясняла. Но до сих пор помню тот ужас и страх».

В некоторых семьях стали табуированными определенные слова. В присутствии детей их не произносили.

«Ох, наша соседка как-то при мне 12-летней сказала слова “вязка”. Бабушка несколько лет после этого ее на порог не пускала и не здоровалась!»

«Бабушка произносила слово “беременность” шепотом».

Проявление сексуальности каралось.

Женщины и девушки, проявлявшие свою сексуальность, записывались автоматически в шлюхи в городе и в гулящие в деревне. Девочке надлежало быть скромной и незаметной.

В 1960-е годы директор московской школы измеряла длину юбок учениц старших классов линейкой. Капроновые колготки, сережки, наручные часы, косметика были под запретом, равно как и распущенные волосы.

В 1970–1980-х: «В последних классах школы проводили какие-то тесты. После чего мать вызвали в школу — типа у вашей дочери сексуальность повышенная, обратите внимание. Все поставили под контроль — звонки, прогулки и прочее. Как итог — ни опыта, ни информации до брака не было, как слепые котята».

А что же сами взрослые? Насколько глубоки были их познания в интимной сфере?

«Моя тетка (ей сейчас 95) — порядочная жена и мать, доктор медицинских наук, преподавала кардиологию в РУДН. Так вот у нее интерны что-то отвлекались... Под партой чем-то шуршали. Она книжку и отобрала. После занятий интерны убежали, книгу не забрали. Она открыла посмотреть, что ж за красоты увлекательные там? Да так ночь и не спала. С ее слов, “это ж там и так, и вот так... По-всякому-разному… мы-то по рабоче-крестьянски только, и то стыдно как-то, а тут! И картинки такие…”».

Откуда же черпали информацию об интимных отношениях?

Литература

Эротику можно было найти в романах французских писателей, которые взрослые покупали по подписке или за сданные килограммы макулатуры. Слово «проститутка» казалось неприличным. Я таскала в школу томик Мопассана, чтобы показать подружкам, что его действительно пишут в книгах.

«А моя бабушка, учитель литературы, выдрала из Мопассана и Бунина страницы с “таким” содержанием. До сих пор в голове не укладывается».

Отличным источником эротических сцен для неокрепших умов были и сказки «1001 ночь». Особенно если удавалось найти нецензурированное издание.

«В 1970–1980-х в студенческой среде ходили по рукам самиздатовские книжки со всякими рассказами. Как правило, это вызывало шок».

Хорошим подспорьем были книжки «Девочка, девушка, женщина» и «Молодым супругам», которые более продвинутые родители выдавали своим детям для ознакомления в 1980-х. Как правило, вопросов становилось только больше. В таком случае могла выручить специализированная литература по акушерству и гинекологии, если ее удавалось достать.

Фильмы

Советская цензура блюла нравственность населения. Фильмы с невинными поцелуями проходили по категории «детям до 16 не разрешается» еще в 1980-х. При входе надо было предъявить паспорт или прорваться с боем. В отношении зарубежных фильмов действовал принцип «резать, не дожидаясь перитонита!» © Сцены интимного характера вырезались.

В 1980-е годы появились видеомагнитофоны. Рынок стал наполняться кассетами с копиями зарубежных фильмов плохого качества и с отвратительным переводом.

«Знакомая рассказывала... Она уже вышла замуж, ей 18–20 лет. Год на дворе 1982-й. Приехали молодые к теще с тестем, а там развлечение гостей — видеомагнитофон. Ну и смотрят “Греческую смоковницу”. Так мама ей сказала: “Ты, Лена, посиди на кухне, тебе рано такое смотреть!”»

Улица

Как и 100 лет назад, основным источником информации была улица. От старших друзей и знакомых ребенок получал необходимые «вводные данные».

«Очень хорошо помню, как соседская девочка из большой семьи показала мне 10-летней всем знакомым жестом, как происходит половой акт. А потом взяла клятву, что я никому не расскажу. От нее же я узнала, что ЭТО “приятно”».

17 июля 1986 года стало апогеем. В одной фразе, тут же ставшей крылатой, участница телемоста Ленинград — Бостон «Женщины говорят с женщинами» закрепила то, что происходило в СССР последние десятилетия: «В СССР секса нет!»

Подразумевалось, что в СССР было не принято публичное обсуждение проблем сексуальной жизни. Слово «секс» ассоциировалось с порнографической и эротической продукцией, проституцией и сексуальными извращениями. Эту же дату можно считать и началом второй сексуальной революции.

1980–1990-е годы

С приходом перестройки и гласности началась вторая сексуальная революция. В 1988 году на экраны вышел фильм «Маленькая Вера». В нем советские люди впервые увидели половой акт на экране.

Публичное обсуждение сексуальности стало возможным. Появилась доступная и разнообразная информация. Просветительскую роль играла газета «Спид-инфо», которая зачитывалась до дыр студентами. Словарный запас населения обогатился словами «куннилингус» и «афродизиак». По сравнению с ними слово «минет» казалось самым обычным.

В традиционных журналах «Работница», «Здоровье» и «Крестьянка» стали появляться ответы на вопросы читателей о нюансах сексуальной жизни.

«А я помню письма читательниц в журнал то ли “Здоровье”, то ли “Работница” с вопросом, можно ли брать ЭТО в руку, если муж очень просит. И ответ специалиста, что если очень просит и изредка, то можно, но приучать, конечно, не стоит...»

Сексуальная жизнь перестала рассматриваться как средство обеспечения деторождения и приобрела самостоятельную ценность. Оказалось, что сексом можно и нужно заниматься для удовольствия.

Свободная пресса была полна объявлениями о предоставлении самых разнообразных сексуальных услуг. В крупных городах появилось огромное количество стриптиз-баров, нелегальных борделей, «девочек по вызову». Развитие секс-индустрии тесно переплеталось с криминалом. В 1989 году выпустили фильм «Интердевочка», в котором показали образ валютной проститутки. По проведенному в начале 1990-х опросу, большинство школьниц мечтали именно об этой профессии.

Конечно, были попытки ввести в школах курс сексуального просвещения под названием «Этика и психология сексуальной жизни». Эти занятия проводились учителями-предметниками, а не специалистами. Знания и опыт их разнились. Говорить о сексе они не умели.

К концу 1990-х Россия становится одной из наиболее затронутых эпидемией СПИДа стран. Количество ВИЧ-инфицированных в 2000-е годы составляет почти 1 млн человек. Первый случай СПИДа был диагностирован в СССР в 1987 году, а начало массовой эпидемии приходится на 1995 год. Это побудило общество сделать шаг назад.

Так чем же характеризуются 200 лет секса? Какие установки передавались из поколения в поколение и действуют даже сейчас?

Цикличность

На протяжении 200 лет табуированность интимной сферы сменялась короткими всплесками сексуальной свободы и раскрепощенности. Они шли в ногу с изменениями общественного строя. Формы их проявления были противоречивы и неоднозначны. Через 15–20 лет наступал регресс той или иной степени.

Двойной гендерный стандарт

Грустно сознавать, что двойной стандарт действует и поныне. Общество и родные все еще снисходительно относятся к множественным сексуальным связям и изменам мужчин, оправдывая это идеями о биологической полигамности, и резко отрицательно к аналогичному поведению у женщин.

Женское тело как товар

Женское тело до сих пор воспринимается как товар, не только способный улучшить ее жизненный статус, но и символизирующий успешность мужчины, который им обладает. Особенно ярко это проявляется в рекламе товаров, предназначенных для мужчин. Женщину предлагают как бонус за правильный выбор: «Buy the beer, get the girl!»

Отсутствие сексуального просвещения

Ратифицированный Госдумой в 2014 году протокол к Конвенции о правах ребенка предусматривает введение полового просвещения в школах. Но на деле сексуальное просвещение в России до сих пор отсутствует. Принципиальным противником являлся бывший Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. По его словам, такие уроки «могут противоречить нормам морали и нравственности, а также традициям России». Общество все еще слишком консервативно, чтобы принять такие изменения в образовательной системе.

К счастью, разговоры с детьми о сексе во многих современных семьях стали абсолютно нормальным явлением. Родители, сами выросшие в период табуированности этой темы в СССР, понимают важность и необходимость сексуального просвещения. Но путь каждый из них прокладывает сам, ориентируясь на возраст ребенка, интерес и готовность к таким знаниям.

 

Статья опубликована в мартовском номере журнала «Психология эффективной жизни».

 

От редакции

Хотя разговоры о сексе в наше время перестали быть табуированными, для многих родителей возможность обсудить эти вопросы с ребенком все еще остается большой проблемой. Психолог Юлия Костюк считает, что сексуальное просвещение стоит начинать практически с пеленок. Как родителям справиться со своими чувствами по поводу этой деликатной темы, о чем конкретно говорить и что показывать на собственном примере, читайте в статье: https://psy.systems/post/seksualnoe-prosveschenie-stoit-nachat-prakticheski-s-rozhdeniya.

Нашим современницам повезло гораздо больше в плане сексуального просвещения. Не думая о «грязи», «мерзости», «животном наслаждении», в отличие от прапрапрабабушек, в постели можно не только получить удовольствие, а еще и блеснуть эрудицией, сообщив партнеру несколько интересных фактов о сексе, например таких, как в статье журналистки Аполин Анри: https://psy.systems/post/dvadcat-pyat-neobychnyx-faktov-o-sekse.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?