Полюби свой скелет
Семья
Елена Хэрмэнс
Специалист по семейной истории

Просмотров: 1298
Дата публикации: 25 июля 2018 г.

Изучая историю семьи, многие сталкиваются с открытым нежеланием родственников говорить на эту тему. «Почему ты копаешься в прошлом?! — восклицают некоторые из них чуть ли не с негодованием. — Я тебе ничего рассказывать не буду».

Почему не надо копаться в прошлом? На этот вопрос наши близкие в состоянии придумать множество самых разнообразных ответов. Наиболее часто встречающийся: «А вдруг там что-то эдакое найдется... Не надо его ворошить». «Типичная боязнь скелетов в шкафу»,  подумала я и... решила поглубже нырнуть в этот самый шкаф.

Давайте сперва разберемся, откуда пошло это выражение и что оно значит.

До 1832 года врачи в Англии находились в весьма затруднительном положении. С одной стороны, от них требовалось знание анатомии, а с другой — закон строго запрещал вскрытие трупов и использование их для анатомических исследований. Единственными «доступными» для вскрытия в медицинских целях телами были тела казненных преступников.

Хотя монархия не отличалась гуманностью и казни не были редкостью в XVIII веке, все-таки шанс раздобыть тело был не настолько велик. Если везло, то врач сохранял скелет в научно-исследовательских целях.

Держать его на виду не решались. Многие подозревали, что врачи прятали скелеты в шкафу. Оттуда они, похоже, регулярно вываливались, шокируя посетителей.

Сейчас мы под этим понимаем некий скрываемый факт биографии, который — если его обнародовать — может нанести урон репутации человека.

Откуда берутся скелеты

Как ни парадоксально, они наших собственных рук дело.

Создать скелет очень просто. Сейчас я дам вам рецепт, но, надеюсь, вы им не воспользуетесь. Должен быть какой-то факт — событие или действие, участником которого были или вы сами, или близкие вам люди. И желание этот факт по какой-то причине — объективной или мнимой — скрыть. Складываем одно с другим, помещаем в «шкафчик», запираем для верности на ключ — и вот вам готовый скелет.

Скелет — дело семейное

Наши родители, дедушки, бабушки и их родители были мастерами по части создания и хранения скелетов. Очень уж много выпало на их долю. Решения принимали от страха за себя и детей, неизвестности, любви. Складывали на дальнюю полку все, что было неприятно, стыдно вспоминать, могло повредить, сказаться на карьере, причиняло боль, было опасно.

Иногда кажется, только задень шкаф — и из него посыплется

Утаивали и скрывали, замалчивали, выдавая идеальную версию или полуправду, ревностно ее охраняя.

Почему они это делали?

Страх

«Бабушка не любит рассказывать, потому что боится навредить нам».

Долгие годы это был закон выживания — чем меньше знаешь, тем меньше опасность.

Не говорили о своих братьях, которые ушли с «белыми», о сестрах, казненных «красными», о раскулаченном отце, об осужденном и расстрелянном по 58-й статье тесте, о родственнике — «безродном космополите», о письмах из-за границы, полученных в 70-х, за которые потом таскали в КГБ. 

Да о многом молчали. Вымарывали с фотографий репрессированных родных и знакомых. Шептались в ванной, включив воду. Придумывали свой язык, вставляя перед каждым слогом «фи-». Лишь бы дети не поняли. Переходили на идиш (или другой язык), хотя его и сами толком не знали.

А если детские уши что-то улавливали и сыпались вопросы, то отшучивались: «Много будешь знать, скоро состаришься!»
Или врали, прямо глядя в глаза. Не знаешь — не проболтаешься.

Вот и выросло поколение детей, которые очень мало знают: «не принято было об этом говорить», «нам не рассказывали», «такое нельзя было спрашивать», «мать с отцом гнали нас на улицу, чтобы не слышали».

А потом, когда тебе за 80, узнаешь, что все, с чем ты рос, — ложь. А та, кого ты считал матерью, — тетя, с трудом забравшая тебя из детдома после ареста родителей. Как с этим жить? Весь твой мир рушится.

Врали не только детям, но и во всевозможных анкетах. Не был, не состоял, не участвовал, самоучка (это после окончания гимназии-то!). Сирота, родители умерли, хотя родители прожили еще лет сорок. Про одного расскажешь, потянут за ниточку — всех под монастырь подведешь. А так и нет никакой семьи, никто про нее не знает.

Страх вынуждал публично отказываться от родных и близких, активно выступать на партсобраниях и клеймить друзей.

Как потом с этим жить? Как про это кому-то рассказать?

Вот и молчали они, крепко сжав зубы.

Стыд

Стыд заставлял молчать многих.

О чем стыдно рассказывать?

«Про это»

Как-то неудобно говорить о непристойном поведении родных. И хотя у каждого свои понятия о пристойности, да и менялись они под воздействием времени, возраста, общественной морали, воспитания и места жительства, «про это» принято было молчать.

Вы знали, что в деревнях с XVIII по начало ХХ века было распространено снохачество? Это когда глава семьи вступал в половую связь со снохой или снохами во время отсутствия их мужей. Притом родные, как правило, об этом знали или подозревали. Но мало кто готов рассказать, что его отец родился от такой связи.

Не готовы говорить про занятие проституцией. А это было распространено не только в городе, но и в деревне. Молодая женщина в отсутствие мужа могла подзаработать, пойдя навстречу соседу. 

Сексуальная революция

Думаю, нашим (пра)бабушкам было бы стыдно рассказывать внукам о своем активном участии в первой русской сексуальной революции рубежа 20-х годов. Почитайте Коллонтай и прессу того периода.

«Такой пестроты брачных отношений еще не знавала история: неразрывный брак с "устойчивой семьей" и рядом преходящая свободная связь, тайный адюльтер в браке и открытое сожительство девушки с ее возлюбленным — "дикий брак", брак парный, и "брак "троем", и даже сложная форма "брака вчетвером", не говоря уже о разновидностях продажной проституции... Противоречивы и запутанны формы брачного общения современности... Скрывать нечего: старая семья отмирает» (Александра Коллонтай, «Семья и коммунистическое государство», 1918 год).

Наши родители, даже если и знают, промолчат про многочисленных любовников бабушки, а вот про то, что дед был ловеласом и бегал за каждой юбкой, вполне поделятся. «Ну он же мужчина!».

Будут упорно молчать про «нагулянного» ребенка, даже если это и секрет Полишинеля.

Насилие

Стыдно рассказывать о физическом и психологическом насилии, особенно если тебя это коснулось прямо или косвенно. Кому-то не позволяет об этом говорить боль, а кому-то гордость. Ведь у нас и по сей день среднестатистический гражданин считает, что жертва виновата сама.

Психические отклонения

Психические отклонения и болезни до сих пор табу. Скрывают, поскольку боятся, что недуг «доброжелатели» спроецируют на всю семью. «А что люди-то скажут?»

 

О том, что еще и почему скрывают в семейном шкафу, читайте в статье Елены Хэрмэнс в августовском номере «Психологии эффективной жизни».

 

От редакции

Страх и необходимость защитить близких от беды заставляют молчать и внушать своим детям и внукам установки, которые предостерегают от богатства и известности как от очень опасных вещей. Безусловно, в какой-то период истории эти установки помогают выжить целому роду. Но когда ситуация меняется  наоборот, становятся ограничителями. Как найти у себя неработающие убеждения предыдущих поколений, читайте в статье психолога, врача-вертебролога Натальи Терещенкоhttps://psy.systems/post/pochemu-skrepy-meshaut-soxraneniyu-roda.

Взрослый человек всегда найдет объяснение для своей лжи и замалчивания фактов. А как обстоит дело с детским обманом? Почему дети говорят неправду и как реагировать на это родителям, рассказывает клинический психолог, гештальтпрактик, специалист по лжи Татьяна Щегловаhttps://psy.systems/post/kak-rozhdaetsya-lozh-u-detej.

Когда приходится что-то скрывать, нас накрывает тревога. Разницу между тревогой, тревожностью и тревожным расстройством, а также способы выйти из этого состояния разъясняет психиатр-нарколог, психотерапевт Константин Минкевичhttps://psy.systems/post/trevoga-i-trevozhnoe-rasstrojstvo-kak-na-poddatsya.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?