Какое образование мы должны дать своим детям
Воспитание детей
Ольга Юрковская
Психолог, бизнес-консультант

Просмотров: 1116
Дата публикации: 21 мая 2019 г.

В последнее время в социальных сетях и на форумах можно прочитать модную точку зрения о бесполезности образования — дескать, ни к чему детям те вузы, даже очень хорошие, это в жизни не поможет. Давайте определимся, что же такое действительно качественное образование и какой вуз считать хорошим, — тогда сразу станет ясно, нужно это или нет.

Предлагаю считать, что после хорошего вуза человек гарантированно зарабатывает много денег, — это очень понятный и легко измеримый критерий. Теперь давайте посмотрим на статистику. Выпускники условного Гарварда через 10–20 лет зарабатывают условные 20 тысяч долларов в месяц зарплаты на наемной работе. Все. Не какой-то один, которому повезло с родителями или женитьбой, а абсолютно все студенты, окончившие Гарвард, через 20 лет имеют более чем приличную зарплату.

А выпускники условного МГУ через 10–20 лет имеют зарплату, пусть в среднем, 3 тысячи долларов. Какое образование лучше? Очевидно, что условный Гарвард лучше условного МГУ на (20 000 – 3000) × 12 = 204 тысячи долларов в год.

Готовы ли вы инвестировать условные 300 тысяч долларов, чтобы потом каждый год до пенсии (65 – 25 = 40 лет) получать с вашей инвестиции дополнительный доход 100–200 тысяч долларов? Конечно, любой согласится сделать настолько выгодную инвестицию. Даже 600 тысяч долларов будут отличной быстро окупающейся инвестицией. Именно поэтому умные американские родители с первых месяцев жизни ребенка откладывают деньги на его будущий университет.

Увы, но денег недостаточно

А теперь важный факт, который не всегда понимают жители постсоветского пространства: в США и во многих западных странах образование нельзя купить за деньги, если ребенок объективно «не тянет». Родитель не может просто заплатить, чтобы его глупый отпрыск получил диплом престижного вуза, — даже приличный школьный аттестат не продается.

Когда вы читаете, что в какой-то институт в СНГ приехали учиться чьи-то богатые дети, это означает только одно: они слишком тупые, чтобы поступить в приличный вуз на Западе. Они провалили конкурс даже на родине, поэтому родителям пришлось расстегнуть кошелек и отправить наследников туда, где вопрос решается деньгами.

А вот для поступления в условный Гарвард нужны не деньги. Нужно иметь выдающийся аттестат, иначе твои документы даже не примут на рассмотрение. Более того, конкурс среди абитуриентов с идеальными знаниями все равно будет 20+ человек на одно место. Просто представьте, что документы в наш вуз берут только у золотых медалистов (при этом золотую медаль надо заработать честно), связи не помогают, взятку дать нельзя, — и итоговый конкурс 20+ человек на одно место при ЕГЭ, сданном на 99%. Если набрал меньше — ты автоматически за бортом, можешь даже не приносить аттестат, не примут. Представили? Теперь напоминаю, что приз за поступление — стабильная прибавка к зарплате в размере 200 тысяч долларов в год.

Вот почему выбор у американских школьников простой: либо ты бездельничаешь в школе, а потом всю жизнь тяжело трудишься за две копейки, либо ты усердно учишься, поступаешь в хороший вуз и всю жизнь работаешь за зарплату в 10 раз выше. Как вы думаете, ради такого приза, о котором всем известно с младенчества, есть ли у умных детей из обеспеченных американских семей мотивация хорошо и усердно учиться?

Социальное неравенство

В бедных американских районах плохие школы — после них поступить в условный Гарвард невозможно. Зато аренда жилья в таких местах стоит дешево — именно из-за школ. Два одинаковых дома в разных концах одной улицы могут отличаться по цене аренды или ипотеки в 2–3 раза — только потому, что относятся к разным школам. Экономишь на аренде — оставляешь своего ребенка без шанса на хорошее образование

Конечно, теоретически можно «впихнуть» ребенка в школу не по прописке — например, если пожертвуешь на развитие школы 100+ тысяч долларов. Был случай, когда состоятельной американской семье предложили пожертвовать миллион долларов за прием троих детей в престижную государственную бесплатную школу. И эта сумма никого не удивила, поскольку частная школа для троих детей обошлась бы примерно в тот же миллион.

Вот почему в США люди вынуждены либо арендовать дорогое жилье возле школы с хорошим рейтингом, либо отправлять подростка учиться в boarding high school (9–12-й классы с общежитием) с отличным рейтингом. И, конечно, в рейтинговой boarding high school та же проблема: конкурс. В частные школы из топ-100 рейтинга американских школ платно подают документы 1000+ детей на 100+ мест. Обратите внимание: даже принять у вас документы стоит денег. И в итоге конкурс в топовые школы (с рейтингом А+, то есть все 100% выпускников поступают в топовые вузы) составляет 7–11 человек на место. Это формально. А реально для большинства детей конкурс намного выше: в школу сначала и почти гарантированно примут детей и племянников тех, кто уже учился в этой школе, примут братьев и сестер тех, кто учится сейчас, примут детей и племянников тех, кто жертвует школе серьезные деньги, — как правило, это местные богатые семьи, понимающие систему.

И вот здесь мы возвращаемся к моменту, который шокирует многих на постсоветском пространстве: да, это конкурс среди детей тех, кто имеет возможность платить 40–60 тысяч долларов в год все четыре года школьной учебы. Сами по себе деньги не играют роли, они не служат критерием отбора. Школе невыгодно принимать глупых детей, которые потом не поступят в условный Гарвард и испортят рейтинги, — у престижной школы и так огромный выбор из 7–11 самых умных, успешных и талантливых детей на каждое место. И их родители тоже будут платить, так что в деньгах школа не проиграет. Так и работает эта система: если у американских родителей ребенок туповат и не особо мотивирован на учебу, никакие деньги и связи не помогут ему стать студентом условного Гарварда. Там конкурс среди 20+ богатых, умных и мотивированных. Или не очень богатых, но очень талантливых и сумевших найти фонд, который заплатит за обучение.

А неумные и неуспешные в учебе дети учатся в низкорейтинговых бесплатных государственных школах по месту жительства или идут в частные школы с плохим рейтингом, после которых можно поступить только в непрестижный вуз и иметь зарплату не условные 20 тысяч долларов, а условные 5 тысяч. Все 40 лет трудового стажа они будут зарабатывать в несколько раз меньше, чем дети, поступившие в вуз из топ-20.

Лучшие шансы у иностранцев

Иностранцам повезло больше всех — в Америке сейчас модно давать шанс детям из разных стран. Примерно 20% мест в частных школах выделяются для зарубежных учеников. Именно в такие частные boarding-школы отправляют своих детей наши или китайские олигархи и крупные чиновники, чтобы у ребенка появился шанс поступить в условный Гарвард.

Удовольствие это недешевое. С перелетами на каникулы 4 раза в год обучение обходится минимум в 75 тысяч долларов за год. 60 тысяч — за учебу плюс общежитие, 2 тысячи — медстраховка, 1 тысяча — оформление иностранца, 1 тысяча — страховка оплаты обучения, 1 тысяча — за услуги прачечной, несколько мелких оплат, четыре перелета в США и обратно бизнес-классом. За 9–12-й классы набегает 300+ тысяч долларов.

Иногда в дискуссиях о дороговизне американских школ появляются истории о некоем украинском мальчике, который сам поступил в топовый вуз в США. Да, действительно, если ребенок гениален, если он супермотивирован, если он несколько лет не поднимает головы от американских учебников, если у него много внешкольных достижений типа спортивных побед — у него есть шанс поступить. Но пример такого успешного ребенка, которому выделили специальную квоту, одного ребенка из 40-миллионного населения Украины — это статистическая погрешность. Почти чудо и подарок от добрых американцев. А гарантии на стороне школ с рейтингом А+ — после них в топ-20 мировых вузов запросто поступают все 100% детей. Именно поэтому умные родители готовы заплатить 300 тысяч долларов за школу, чтобы их ребенок гарантированно поступил не в третьесортный вуз отсталой страны, а в условный Гарвард.

20% иностранцев

Если в школе учатся 500 детей, 400 из них будут американцами, а 100 детей будут минимум из 30 разных стран. Конечно, если бы принимали только по результатам тестов, все 100 детей-иностранцев оказались бы китайцами. Но благодаря ориентации на разнообразие ребенок из условного Афганистана или Беларуси имеет шанс поступить с более низкими баллами тестирования, чем требуется от американских или китайских детей.

Именно из-за белорусского паспорта моей старшей дочери Кате невероятно повезло, что ее приняли в boarding high school с рейтингом А+ из топ-50 американских школ. Если бы она была американкой, ее оценок за тестирование для поступления не хватило бы. Но администрации школы важно было обеспечить разнообразие детей из разных стран, поэтому Кате сделали скидку на то, что английский для нее иностранный. И еще роль сыграли ее победы в брейк-дансе. Как я шучу: «Они увидели, как ты бьешься головой об пол на видео твоих соревнований, и решили тебя спасти, пока еще хоть какие-то мозги там остались».

Моей средней дочери Насте год спустя повезло еще больше — ее приняли из-за сестры, которая прекрасно себя показала, весь учебный год не поднимая головы от учебников. Но это для Насти именно аванс, подарок. Будь она американской или китайской абитуриенткой, никаких шансов поступить с ее баллами за тестирование у нее не было вообще. Потому что конкурс среди богатых американцев или китайцев ученику даже лучших наших школ не выиграть. К счастью, система квот устроена таким образом, что дети конкурируют с соотечественниками. Конкурс для китайцев может быть и 50, и 100 человек на место, поскольку на сотни поданных заявлений принимаются 1–2 человека. А наших, подающих заявления, значительно меньше — и шанс у них значительно выше. Помните, как в СССР были институтские квоты для национальных меньшинств, для жителей деревень и т.д., а мы потом возмущались, почему такие безграмотные дети заняли место умных городских детей? В США подобного не происходит, неумного ребенка не выберут независимо от страны его рождения, но конкурс для нас все-таки остается не таким высоким, как для американцев и китайцев.

Легко ли учиться?

А теперь можно сравнить уровень нашего и американского образования. У нас все годы учебы в школе мои дети проходили летом курс «Учебник за месяц» и весь год, не посещая уроки, знали этот предмет лучше всех в классе. Летом в Минске Катя от нечего делать без подготовки запросто поступила в престижный лицей.

А в школе США она неожиданно оказалась далеко не самой умной. Например, по физике у нее наша четверка. Несмотря на то что она реально головы от учебников не поднимает. Но на уровень знаний американских детей она не тянет. А ведь Катя не смогла поступить в школу из топ-10, ее школа входит лишь в топ-50. И если в СНГ она привыкла быть «самой умной» без особых усилий, то в США неожиданно оказалась средней, несмотря на все старания.

Так зачем же мне это надо — прыгнуть выше головы и любой ценой платить 300 тысяч долларов за учебу ребенка в американской частной школе? Именно для гарантированного поступления в топовый по мировым меркам вуз. Я хочу, чтобы мои дети имели стабильную зарплату выше, чем я получаю от нестабильного бизнеса, который может закончиться в любой момент. Хочу, чтобы они дружили с теми, кто окончил аналогичные вузы и имеет такой же доход. Хочу, чтобы мои внуки росли в семье, для которой Гарвард — норма, а не прыжок выше головы.

Вернусь к вопросу из начала статьи: есть ли хорошее вузовское образование в СНГ? Нет, в СНГ нет ни одного вуза, после которого все выпускники через 10–20 лет гарантированно получают зарплаты хотя бы 10 тысяч долларов в месяц. Единичные примеры эмигрантов, которые доучились или переучились в США, Канаде или Европе и работают там намного дешевле, чем выпускники Гарварда, не аргумент. На постсоветском пространстве хорошего (приносящего деньги!) образования нет. Выводы можете сделать самостоятельно.

Ольга Юрковская на Фейсбук:
https://www.facebook.com/olgayurkovskaya

 

От редакции

Одна из стран, чьи образовательные системы ценятся по всему миру, — Великобритания. О нюансах обучения в этой стране можно прочесть в интервью с Юлией Колбасовой, владелицей лондонского агентства образовательных услуг: https://psy.systems/post/intervju-otpravlyat-li-detej-uchitsya-v-angliyu.

Задумываетесь, как объяснить ребенку тему социального неравенства? Возьмите на заметку советы специалиста по межнациональным и межкультурным коммуникациям в сфере детства Марины Галимовой: https://psy.systems/post/1-maya-i-tom-sojer.

Один из важных моментов — научить детей думать о последствиях своих действий и перспективах. Часто отказ от огромного куска сегодня гарантирует еще более крутые бонусы завтра. Авторы книги «Не набрасывайтесь на мармелад» Хоаким де Посада и Эллен Сингер предлагают рецепт жизни, как получать потрясающие результаты в будущем, отказавшись от сиюминутных псевдорадостей: https://psy.systems/post/xoakim-de-posada-ellen-singer-ne-nabrasyvajtes-na-marmelad.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?