Оливер Сакс «Глаз разума»
Полезные книги
Просмотров: 452
Дата публикации: 28 сентября 2018 г.

Автор

Оливер Вулф Сакс (родился в 1933 году) — британский невролог и нейропсихолог, автор ряда популярных книг, описывающих клинические истории его пациентов. Его книги переведены более чем на 20 языков мира.

Сложность изложения

3 из 5.

Целевая аудитория

Все, кому интересны сложные механизмы зрения человека и различные отклонения в нем.

Зачем читать

В этом увлекательном произведении раскрываются физиологические механизмы зрительного распознавания и его всевозможных нарушений. Автор приводит примеры из жизни реальных людей, которые боролись с этими недугами через развитие иных способностей. Сам автор страдает неспособностью распознавать лица и узнавать знакомые места. Он пишет о том, когда на помощь должны приходить психология, медицина и высокие технологии и почему необходимо побеждать наиболее тяжелые заболевания, связанные со зрительным распознаванием.

Читаем вместе

Все рассказы автора начинаются со встреч с больными, и именно их истории и жалобы по поводу заболевания дают возможность врачам искать причины дальше.

Пациенты с задней кортикальной атрофией сохраняют такие аспекты зрительного восприятия, как:

1) острота зрения;

2) цвет;

3) способность распознавать движение.

Но они страдают расстройством сложных зрительных функций, связанных с распознаванием лиц и предметов, и даже галлюцинациями. Человек, потерявший зрительную ориентацию, может заблудиться у себя в районе или даже доме. Часто возникают нарушения, связанные с путаницей «лево-право», с письмом и счетом. Больные могут различать цвета, но у них не получается называть их. При этом у них остаются сохранными память, интеллект, способность к познанию и даже суждению о себе как о личности до самых последних стадий заболевания. Хотя задняя кортикальная атрофия — это дегенеративное поражение мозга, она отличается от многих форм болезни Альцгеймера.

При заболевании под названием «афазия» люди теряют речь, вернее, язык как способность к пониманию и коммуникации. Афазия делится на несколько видов в зависимости от места поражения мозга, но обычно выделяют моторную и сенсорную афазию. В первой есть нарушение в воспроизведении речи, во второй — способности понимать ее. Когда у пациента эти виды совпадают, можно говорить о «глобальной» афазии. Она выступает не таким уж редким явлением: ее причинами могут быть инсульт, ЧМТ, опухоль, дегенеративное заболевание мозга, нередко она бывает следствием мигрени или эпилептического припадка. Если афазия протекает в легкой форме, то для нее характерны:

— сложность найти подходящие слова;

— употребление неподходящих слов;

— ошибки в построении фраз;

— верный подбор существительных вместе с именами собственными.

Для тяжело протекающей афазии свойственны:

— потеря способности строить полные, грамматически законченные предложения;

— ограничение короткими высказываниями;

— использование лишь одних восклицаний;

— зацикливание на определенном слове или выражении, повторяемом к месту и не к месту.

Многие пациенты, не способные говорить, сохраняют высокоразвитый интеллект с умением логически мыслить, планировать, вспоминать.

Психической слепотой называется неспособность зрительно распознавать некогда знакомые предметы после перенесенного инсульта. Эта зрительная агнозия может обострить зрение, она дает возможность правильно воспринимать цвета, но человек оказывается не способен узнать или понять, что он видит перед собой.

Алексия является особой формой зрительной агнозии, отличающейся неспособностью к распознаванию письменного языка. В XIX веке неврологи предполагали, что у человека должен иметься центр «зрительных образов» слов и при поражении этой области он перестает читать и приобретает «слепоту на слова». При легкой форме алексии больной распознает буквы не в составе слова, а по очереди, при тяжелой форме он не может распознавать даже отдельные буквы. Любой грамотный человек независимо от того, чем он болеет (алексией, лексическими галлюцинациями) или является здоровым, в языковом полушарии обладает такой нейронной системой, которая отвечает за распознавание букв и слов.

Наши лица говорят о многом: на них видны наш возраст и пол, они выражают разнообразные эмоции — как явные и инстинктивные, так и скрытые и подавленные, а также намерения и мысли. Лицо выступает паспортом нашей личности, неся отпечаток опыта, характера, интеллекта. Нам важно узнавать лица людей, и мы легко идентифицируем многие из них среди тысяч других. Этим особенным навыком обладаем не только мы, но и другие приматы. Проблема с распознаванием лиц называется прозопагнозией, и, когда встречаются два таких человека, для них это становится особым испытанием. Такие люди не всегда узнают даже супругов или детей, им приходится быть изобретательными и придумывать разные стратегии и способы, как справляться с этим дефектом. Они вынуждены запоминать людей по особым приметам — очкам, одежде, форме носа и т.д.

Когда мы знакомимся с кем-то, в мозгу возникают устойчивые нервные связи, которые кодируют восприятие индивидуальных лиц или предметов таким образом, чтобы те узнавались нами в меняющейся обстановке.

Нужно учитывать то, что у нас есть периферическое зрение: когда мы смотрим на мир, мы фиксируем взгляд на чем-то с помощью центрального зрения, а периферическое позволяет нам видеть контекст и чувствовать расположение обозримых предметов. Оно восприимчиво к движению и предупреждает о приближении боковых предметов, которые мы рассматриваем посредством центрального зрения.

Когда в зрелом возрасте человека настигает слепота, ему приходится искать новый способ жить и упорядочивать окружающий мир. Например, если у него есть врожденная или развивавшаяся в первые два года жизни глухота, его слуховая кора не атрофируется и мозг не запрограммирован так жестко, как раньше думали неврологи. Кора активна и функционирует, но уже в другой сфере: при слепоте часто обостряются слух, осязание и другие чувства.

Когда до зрительной коры не долетают сигналы от зрительных рецепторов, она чутко реагирует на внутренние стимулы любого типа, будь то ее автономная активность или слуховые, тактильные и речевые сигналы, а также эмоции и воспоминания.

На сегодняшний день можно восстановить зрение у людей, обладавших им ранее, поскольку у них сохраняются интактная зрительная кора и зрительные воспоминания. Но это не применимо к тем, кто никогда не видел, поскольку не обладал ограниченным опытом зрения в первые два года жизни.

Язык является исключительно нашим изобретением, которое делает невозможное возможным, позволяя даже слепым от рождения людям видеть мир глазами окружающих.

Лучшая цитата

«Научиться видеть всем своим телом — это значит научиться наивысшей концентрации человеческих способностей».

Чему учит книга

— Возникновение чтения и письма — это не только прямое эволюционное приспособление, оно также обусловлено пластичностью мозга.

— Мозг — это не только совокупность автономных модулей, отвечающих за определенную ментальную функцию. Каждая область взаимодействует друг с другом, и эта интеграция представляет собой огромный слаженный оркестр.

— Образы, воспринимаемые правым и левым глазом, имеют конкретные отличия, что определяет нашу способность воспринимать глубину пространства и трехмерность предметов. Для этого не обязательно иметь стереоскоп, но ключевым способом восприятия глубины является бинокулярная стереоскопия. На самом деле от 5 до 10% населения страдают нарушением стереоскопического зрения, но не догадываются об этом до момента посещения офтальмолога или оптометриста.

— Когда человек утрачивает зрение, у него обостряются другие чувства, которые помогают приспосабливаться к этому состоянию иными способами с использованием «лицевого зрения», звуковых и тактильных сигналов.

 

От редакции

Человеческая культура меняется с ходом истории, но наша анатомия и ограничения, которые она на нас накладывает, остаются неизменными, считает шотландский хирург Гэвин Фрэнсис. В его книге «Путешествие хирурга по телу человека» представлен комплексный подход к пониманию человеческого тела, о котором мы знаем не так уж и много. Это увлекательное путешествие можно начать с нашего обзора: https://psy.systems/post/gevin-frensis-puteshestvie-xirurga-po-telu-cheloveka.

Американская бегунья Марла Раньян потеряла зрение в школе в результате болезни, однако это не помешало ей участвовать в Олимпиаде наравне с абсолютно здоровыми спортсменами. Истории о людях, бросивших вызов ограничениям и стереотипам, читайте в нашем материале: https://psy.systems/post/vosem-sportsmenov-s-invalidnostju.

Порой даже при стопроцентном зрении мы не видим очевидных вещей, а потом удивляемся: «Где были мои глаза?» Например, женщина не обращает внимания на тревожные сигналы, выдающие в партнере неэтичного манипулятора, и оказывается в токсичных отношениях. Почему так случается, объясняет писатель, популярный блогер Малка Лоренцhttps://psy.systems/post/uspet-vovremya.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?