Элона Пичурина: «Любой бизнес, где можно что-то создавать, выращивать, продвигать, везде, где можно видеть даже маленький прогресс и результат, — он женский»
Проект «Деньги по-женски»
Просмотров: 2423
Дата публикации: 18 июля 2019 г.

Элона Пичурина — создатель и владелец ателье-бутика «Яблоки и груши» в городе Зеленограде, что в Москве. Она расскажет нам о своем бизнесе, для которого любая женщина-пышка — настоящая королева.

— Расскажите немного о себе. Откуда пошла ваша любовь к одежде для нестандартных фигур?

— Мне кажется, я довольно долго не догадывалась, что одежду можно купить. Зато я всегда знала, что ее можно сшить. Я помню шкаф с мамиными нарядами — они были необычные и очень красивые. Наверное, потому, что все свои вещи она шила на заказ. Когда маме удавалось найти хорошую портниху, она тут же рекомендовала ее своим сестрам и маме, то есть моей бабушке. Все они — и мама, и ее сестры, и моя бабушка — были по типу фигуры «яблоко». Но тогда они об этом не знали. Они знали только одно, что в магазинах маленького сибирского городка, где мы тогда жили, подходящей для них одежды просто не было.

Понятно, что при такой наследственности мне не грозило быть тонкой и звонкой. В 14 лет я уже была 48-го размера. Хотя я не помню, чтобы я стеснялась или считала себя толстой. Это сейчас с 48-го размера начинается линейка одежды size+. А тогда я даже на физкультуре не стояла в первой пятерке, были девочки повыше и покрупнее.

Шить я научилась очень рано, платья для кукол я сначала просто вырезала из тряпочек. Потом мама научила делать строчки на швейной машинке. Ну и школьные уроки труда, на которых мы шили полноценные вещи для себя, закрепили мою любовь к портновскому делу навсегда. После этого на каждую школьную дискотеку у меня был новый наряд.

В начале 1990-х я вышла замуж и уехала за мужем в небольшой подмосковный поселок. Работу найти было сложно, тем более что я была без московской прописки и два раза в год мне нужно было ездить на сессию, так как я продолжала учиться в университете. От большого количества свободного времени я пошла на курсы кройки и шитья при местном Доме культуры. Сейчас я понимаю, что многие профильные учебные заведения в наши дни не дают и десятой части тех знаний, которые я получила при поселковом ДК. Да, бывает и так.

Так как мы шили одежду на себя, то изначально мы учились шить на реальные фигуры. Мы не подгоняли выкройки из журналов под наши фигуры (а сейчас многие ателье работают именно так), мы изначально строили выкройки с учетом их особенностей — на фигуру с перегибом, с выступающим животом, с большой разницей между талией и бедрами, на высокую грудь, на плоскую грудь и т.д. Никаких 90–60–90.

Умение шить меня очень сильно выручало в тяжелые 1990-е. Я шила себе, мужу, сыну. Экономия денег была очень ощутимая, но при этом одета была все семья, и, мало того, очень красиво и качественно. На фоне «ароматных» китайских тряпок с вещевых рынков это было очень заметно.

— Когда пришла идея собственного ателье?

— Идея открыть ателье и шить одежду для женщин с нестандартными фигурами появилась пару лет назад, после того как несколько раз я безуспешно пыталась купить одежду для себя в наших «МЕГАХ», «Модных сезонах», «Охотных рядах» и пр. В дешевых масс-маркетах меня категорически не устраивает качество, да и перспектива встретить кого-то на улице в подобном наряде меня не привлекала. В брендовых бутиках никогда не бывает моего размера.

Кстати, про размер. Я помню свой первый шопинг в Париже! Знаете, с каких слов я начинала общение с продавцами? «А есть у вас большие размеры?» И видели бы вы изумление парижских продавцов, когда дама с 48-м размером называла себя большой! Я тогда перемерила такое количество вещей и при этом ни разу не услышала, что в какой-то модели нет моего размера. Представляете мое недоумение, когда в любом бутике Москвы я вижу, что размерный ряд заканчивается на 44-м размере?

Точно так же маялись мои подруги, у которых фигура «груша», то есть когда разница между талией и бедрами 30 см, а то и больше. Ни одни брюки или юбка нормально не «садятся», платье купить нереально. Конечно, ателье никто не отменял, и любую вещь можно подогнать по фигуре, но…

Тот самый шопинг, который психологи рекомендуют в виде терапии от депрессии, для женщин с нестандартными фигурами превращается в пытку, портит настроение и подавляет желание все это повторять. И если все-таки женщине удается купить вещь по фигуре, то носить она ее будет не снимая годами.

— Как все начиналось? Как вы открылись?

— Начать бизнес я решила не в самое лучшее время — снижение доходов населения при высокой конкуренции в сфере производства одежды. Почти все, кто узнавал о моей идее, сочувственно вздыхали и желали удачи со словами: «Попробуй. Не получится — закроешься, главное, в долги не влезай». Восторг это вызывало только у тех самых «яблок» и «груш».

Три месяца я потратила на изучение темы: посещала специализированные выставки, читала профессиональную литературу, регистрировалась в соцсетях во всех тематических группах, даже нанесла визит своей однокласснице, которая жила в Подольске и работала в швейке не один десяток лет. Я понимала, что я начинаю с нуля, и мне не стыдно было учиться.

В апреле 2017 года я закупила оборудование, ткани, сняла помещение, арендовала САПР, набрала персонал, разработала и отрисовала первую коллекцию. Я потратила все сбережения, которые у меня были. Но, как оказалось, это было самое простое. Самое сложное было дальше — заявить о себе, найти клиентов и начать зарабатывать.

— Что вами двигало? Как вы ощущали свою «миссию»?

— Честно, никаких задач в покорении мировых подиумов или достижении всемирной известности я себе не ставила. Я до сих пор страдаю синдромом самозванца. Хотелось просто начать заниматься тем, что было интересно всю жизнь в виде хобби.

К этому меня подталкивала еще одна мысль: почему наши женщины так плохо одеваются? И дело не только в цвете: синее, черное и серое — вот и весь ассортимент. Дело еще в фасоне, посадке. Когда я погрузилась в проблему, то поняла, что производители просто не хотят заморачиваться. Шить на стандартные фигуры среднего роста — проще простого. Как будто если всем нам, кому не повезло обладать параметрами 90–60–90, из каждого утюга внушать, что надо сидеть на диете, ходить в спортзал, «редактировать» губы, грудь и попу, то это сделает нас завтра «стандартными». И поэтому шить одежду больше чем на 44-й размер уже и не нужно. А кода приходишь в магазин, то ощущение, что все уже так и есть: мы все размера 42–44, ростом 170 см. Это было бы смешно, правда? Если бы не было так грустно.

Открывая ателье-бутик «Яблоки и груши», я не объявляла войну ветряным мельницам и не мечтала изменить мир. Я думала о том, что, создавая красивую и удобную одежду, я, конечно же, не осчастливлю всех «нестандартных» женщин мира, но помогу некоторым из них стать красивее и увереннее в себе.

— Ощущаете ли вы в работе какую-то дискриминацию, потому что вы женщина?

— Никаких гендерных проблем в становлении бизнеса я не ощущаю. Может, просто еще не допрыгнула до того уровня, где они могут начинаться? Ну или бизнес у меня такой — «совсем для девочек». Скажу больше: то, что я женщина, и довольно симпатичная, часто помогает там, где решения принимают мужчины. Кстати, абсолютно не важно, какой размер у меня на этот момент — 46-й или 54-й (да, в таких диапазонах он плавает туда-сюда последние 10 лет) и сколько мне сегодня лет.

— Можете ли вы сказать, что у вас необычные клиентки? Означает ли, что женщина с нестандартной фигурой обязательно будет нестандартной клиенткой?

— Меня не перестает изумлять другое. Каждая женщина, которая пришла ко мне и стала моей клиенткой, недовольна своей фигурой! Каждая! И каждая от меня ждет чуда. Я должна сшить ей наряд, в котором она будет казаться на 10 килограммов легче и на два размера меньше. Почему? Все потому же: из каждого утюга внушают, что «ты можешь быть успешна, любима и богата, только если у тебя есть абонемент в фитнес-клуб, ты умеешь делать селфи “уточкой” и ты пять раз в день питаешься травой». А если еще и муж дома на это намекает? И это сейчас, когда мы и так выглядим на 10 лет моложе своего биологического возраста! Вспомните, как выглядели наши мамы в нашем возрасте. Вспомните, истязали они себя диетами? Ну а фитнеса в то время не было как такового.

Поэтому как-то само собой так случилось, что частью моей работы стали задушевные беседы. Ну нельзя творить красоту с тревожной душой! И мне на это не жалко ни денег, ни времени. У меня нет ни одной клиентки, которая бы заказала что-то у нас один раз и больше не пришла. И нет ни одной, которая бы отказалась от чая, кофе или просто поболтать. И я знаю о своих клиентках все, ну или почти все.

— Как вы думаете, проблемы наших женщин с внешностью и с неприятием себя идут из детства? Нас всех как-то не так воспитывали?

— Воспитывать девочек как принцесс, говорить им, что они красавицы, невзирая на то, правда это или нет, мы стали совсем недавно. Нас так не воспитывали. Мы были комсомолками, активистками, товарищами, кем угодно, только не женщинами. Мои родители не тратили на мой гардероб много денег, хотя особо никогда не нуждались. И это было политическое решение. Папа считал, что не нужно раньше времени подчеркивать красоту и женственность в девочке. А мама, которая сама имела довольно неплохой гардероб, не воспитывала у меня вкус и не пестовала во мне желание наряжаться. Воспитание меня как «женщины» проходило в прививании навыков мытья посуды, полов, готовки, короче, в ведении хозяйства. Ну, в этом я, конечно же, преуспела.

То, что я, оказывается, красавица, я поняла абсолютно неожиданно. После школы я уехала в Красноярск поступать в институт. И вот тут все и началось! Я за один день получила столько внимания, комплиментов, приставаний и предложений разной степени пристойности, сколько не получала за все свои 17 предыдущих лет. Правда! Домой я вернулась уже совершенно другим человеком. Меня не узнавали одноклассники! Я перестала сутулиться, стала часто улыбаться, перестала краснеть и теряться от взглядов противоположного пола. Я поняла и поверила, что я красавица! Вот так абсолютно чужие люди и незнакомая среда за два месяца поправили все изъяны 17-летнего родительского воспитания.

— Бодипозитив — это хорошо или плохо? Принимать себя как есть? Или менять все, что не нравится?

— Если завтра выйдет закон о запрете пластических операций, то их все равно будут делать, но только нелегально, так как желающие переделать себя никуда не денутся. Если завтра выйдет закон, обязывающий всех курносых делать ринопластику, найдется куча тех, кто будет ходить в маске или перестанет выходить из дома, но операцию делать не будет. То есть всегда будут те, кто собой недоволен, и те, кто доволен собой абсолютно.

Бодипозитив, как мне кажется, появился как социальное течение в противовес волне насаждения бодистандартов (тех самых 90–60–90) и глянцевой красоты. Ведь надо же как-то отбиваться от тех, кто недоумевает, почему кто-то не качает попу, губы, грудь. Группой единомышленников отбиваться проще.

Я всегда за гармонию внутри себя. Не нравится своя толстая попа — качай, худей, откачивай жир, и чужое мнение на этот счет слушать не нужно. Нравится — носи такую, как есть, трескай конфеты, гордись и так же легко и непринужденно забивай на мнение окружающих!

— Мы привыкли думать, что каждый уважающий себя кутюрье должен участвовать в модных показах. У вас же тоже наверняка уже были свои модные дефиле? Расскажите!

— Первый показ прошел совсем недавно, 3 марта, в нашем местном Культурном центре (в прошлом просто ДК) в рамках фестиваля красоты и здоровья.

Первый же вопрос — где взять моделей? Вся Москва в преддверии подготовки к Неделе моды, а моделей size+ и так немного, они постоянно заняты! Поплакалась я по этому поводу своей самой любимой клиентке — Наташе. Она задумалась лишь на минутку и сказала: «А давай я своих девчонок из отдела попрошу тебе помочь?» Вот так и появились у меня первые пять моделей. Остальных я нашла тем же способом: бросила клич среди подруг и клиенток, и — опля! — через неделю 17 моделей с триумфом прошли на моем показе! Обычные женщины, которые днем сидят в кабинетах и офисах или занимаются воспитанием своих детей.

После показа Наташа сказала: «А ты знаешь, еще не известно, кто кому в итоге помог. Мои девчонки до сих пор под впечатлением, каждое утро начинается с воспоминаний об этой безумной неделе и заканчивается сто первым просмотром фотографий и восторженными отзывами о тебе». Кстати, на показ пришли многочисленные друзья и родственники моих моделей. Я просто уверена, что многие мужья по-новому взглянули на своих жен. Я видела, с каким изумлением дети смотрели на своих мам! А мамы моих моделей смотрели на своих девочек нежно, с умилением, и в глазах читалось: «Да, девочка моя, я всегда знала, что ты королева!»

— Какой вы видите свою идеальную клиентку?

— Мои клиентки все уже идеальные. Правда! До начала своего бизнеса я много лет была директором по персоналу. Я научилась разбираться в людях, а главное, я научилась их понимать и чувствовать. А если учесть, что приходят ко мне шить те женщины, которые знают в этом толк (иначе бы не пришли), то вы поймете, что мы с ними уже изначально на одной волне и проблем в общении и понимании у нас практически не возникает.

После первой отшитой вещи я уже знаю, что нужно моей клиентке. Я уже могу без нее подобрать для нее ткань. Увидев интересную модель или какую-то деталь, фотографирую и точно знаю, для кого из своих девочек я это делаю. Во время примерок я всегда сижу за спиной у клиентки и в зеркало наблюдаю за выражением ее лица. Я вижу ее и все понимаю. Женщина, тело которой я знаю до сантиметра, которая передо мной уже много раз разделась, поведала мне свои семейные (и не только) секреты, уже не может быть для меня эмоционально закрытой. Именно это дает мне возможность угадать ее самые заветные желания и воплотить их в жизнь в виде новой «тряпочки».

— С каким материалом вы любите работать больше всего?

— С натуральными, дорогими и красивыми. Если клиент приносит свою ткань — ок, сошьем из чего угодно! Но однажды и, как мне кажется, навсегда я поклялась в любви и верности итальянским натуральным брендовым тканям. Я получаю удовольствие с первой минуты, когда только выбираю ткань. И до последней, когда упаковываю готовую вещь и укладываю ее в фирменный пакет. В магазинах тканей я теряю волю и ощущение времени, могу провести там целый день. Готовые вещи, до того как отдать клиентке, я вешаю на манекен, собираю своих девчонок, и мы, как дети, любуемся и радуемся результату своих трудов. Сдаем вещь тоже всем составом. Нам всем хочется видеть эмоции наших красавиц.

— Если у девочки фигура не «песочные часы», как ее надо воспитывать, чтобы она не обросла комплексами?

— Честно, не знаю, как правильно воспитывать девочек. Мои родители вырастили во мне кучу комплексов, но жизнь быстро все поправила. Но и воспитывать девочек принцессами с посылом, что все в жизни у ее ног, тоже не совсем верно, по-моему. Ведь это жизнь тоже поправит, но закончиться все может весьма печально. Наверное, нужна, как всегда, золотая середина.

По моему ощущению, надо учить любить данное от природы и быть благодарной. Ну а если уж не получается любить что дано, то есть реальная возможность все поправить. Повторюсь, главное — внутренняя гармония. А уж каким способом ее достигать — бодипозитивом или пластикой, — решает каждый сам для себя.

— Как относится к вашему бизнесу семья?

— Со мной работает мой сын. Начинала я одна, он работал в то время в довольно успешной компании по своей специальности. Но через какое-то время я поняла, что мне нужна поддержка, что я не справляюсь и рядом мне нужен именно родной человек, который знает меня, мой потенциал, мой темперамент и с полуслова сможет понять, чего хочу. Так я позвала его на помощь. Наверное, это было очень эгоистично. Сорвала его со стабильной работы, с гарантированного заработка. Ну а на кого в этой жизни еще рассчитывать, если не на родных и близких?

Вот уже полтора года мы трудимся вместе. Ругаемся довольно часто, но только по делу. Но самое ценное в нашем сотрудничестве — у нас разные биоритмы. В уныние и отчаяние мы впадаем в разное время. Это значит, что мы можем поддержать друг друга в такие периоды. Он загрустил — я ободряю. Я погасла — он меня подталкивает к оптимизму. Интересно, что за эти полтора года я узнала своего сына лучше, чем за 17 лет, которые я его воспитывала.

— Влияет ли одежда в жизни женщины на что-нибудь? Или важнее «внутреннее содержание» и «боевой настрой»?

— Если я скажу, что одежда для женщины не имеет значения, я слукавлю. Если бы я так думала, я бы не занялась тем, чем занимаюсь. Я не верю в одежду, которая просто от холода, дождя, ветра и прочей погодной ерунды. Я верю в одежду, которая «про тебя». Мне так странно, что многие женщины этим не пользуются! Намеками, словами, криками, письмами, вздохами, да чем угодно женщины стараются донести о себе информацию миру. А ведь так просто это сделать с помощью одежды! И при этом я постоянно вижу, как женщины с помощью одежды хоронят свою сущность.

Помните, я говорила про показ? Когда девчонки приехали ко мне на подбор наряда для подиума и примерок, я делала фото «до» и «после». Не специально, а чтобы не забыть, кто что мерил, и потом посмотреть, что кому больше идет, и утвердить именно этот образ для показа. Так вот, рассматривая потом фото, я просто обалдела! Не могу подобрать другого слова. Переодевшись в новые наряды, девчонки преображались до неузнаваемости! Осанка, поворот головы, движение плеч, глаза, улыбка! Все стало иным! Ну и как после этого сказать, что одежда — это не важно?

— Существует ли, по-вашему, женский бизнес? Или в бизнесе все равны?

— Женский бизнес существует. Суть женского бизнеса — в отношении. Женщине не свойственно разрушение. Ей свойственно созидание. Любой бизнес, где можно что-то создавать, выращивать, продвигать, везде, где можно видеть даже маленький прогресс и результат, — он женский. И, мне кажется, женщины в большинстве своем не строят грандиозных планов на много лет вперед, как мужчины.

Женщины умеют ценить маленькие достижения и победы. Это как с ребенком — женщина видит прогресс в развитии ребенка каждый день, умиляется этому, восторгается, и эти победы подвигают ее на новые пусть небольшие, но свершения. А мужчины? В жизни ребенка они отмечают только серьезные вехи — вот начал сидеть, вот пошел, вот заговорил. Мне кажется, в бизнесе гендерность проявляется именно так.

— Как появилось название «Яблоки и груши»? Кто его придумал?

— Идея шить одежду на тип фигур «яблоки» и «груши» пришла именно как такая идея. Ну нет одежды на такие фигуры в продаже! Вот за бокалом шампанского на девичьих посиделках я все время трещала: «яблоки и груши», «яблоки и груши». Так название и закрепилось. А направление деятельности — «ателье-бутик» я увидела уже в логотипе, который придумала и отрисовала мой подруга-дизайнер. Мне очень понравилось!

Были опасения от знакомых, что название может обидеть и оттолкнуть определенную часть женщин, не хотят они быть ни яблоками, и грушами. Если честно, угодить всем невозможно! Как ни назови — всегда будут те, кому это не понравится. А я рассчитывала на нормальных, адекватных женщин. И не ошиблась. И я, и мои сотрудники, и мои клиентки очень рады такому названию и гордимся им.

 

От редакции

Многие курсы по стилю до сих пор гласят, что нужно корректировать фигуру, что обязательно носить вот это и еще вот это, чтобы вписать себя в определенный формат. Стилист Евгения Никитина с этим не согласна. Читайте ее доводы в статье: https://psy.systems/post/veryat-li-zhenschiny-v-svou-krasotu.

Синдром самозванца рано или поздно накрывает всех новичков в любой профессии, а для некоторых он становится постоянным спутником. Как положить этому конец? Объясняет Жаклин Меллон: https://psy.systems/post/sindrom-samozvantsa.

«Отказываюсь выбирать! Как использовать свои интересы, увлечения и хобби, чтобы построить жизнь и карьеру своей мечты» — книга бизнес-тренера из США Барбары Шер, которая поможет вам определиться с профессией своей мечты. Мы прочли ее для вас и делимся саммари: https://psy.systems/post/barbara-sher-otkazyvaus-vybirat.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?