Виктория Смирнова: «Сирия — та страна, которую или не полюбишь с самого начала, или полюбишь сразу»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 375
Дата публикации: 5 февраля 2019 г.

Виктория Смирнова — писатель, автор детективно-фантастической серии книг «Поцелуй мира». Она родилась в Москве, а живет в Дамаске. Удалось ли ей почувствовать себя своей в арабской стране и чем ее влюбила в себя Сирия, она рассказала в интервью «Психологии эффективной жизни».

— Расскажите немного о себе, пожалуйста.

— Я родилась в Москве и в 1987 году собиралась поступать в педагогический вуз. Но так получилось, что родителям эта идея не понравилась, и я пошла за компанию с подругой в инженерный вуз. Поступила в МИИТ, где и познакомилась со своим будущим мужем — студентом из Сирии, который приехал на обучение тогда еще в СССР.

После учебы мы уехали в Сирию, в Дамаск, где я проживаю до сих пор. На сегодняшний момент я занимаюсь общественной работой с россиянами, а также являюсь членом Союза писателей РФ, пишу книги и сценарии для утренников и спектаклей в Дамаске для соотечественников.

— У вас было желание эмигрировать из родной страны?

— Я поехала за своим мужем. Так как он уехал на учебу по направлению от государства, ему необходимо было вернуться и отработать положенные 12 лет в Сирии.

Никогда не думала об эмиграции. У меня в Москве все было хорошо, и я прекрасно представляла свое будущее после окончания института. Но любовь делает с нами странные вещи: мы становимся намного смелее, а по молодости максимализм помогает адаптироваться в новых условиях.

— Какова была реакция семьи на ваше решение?

— Мой отец был категорически против. Мама отнеслась философски, посчитав, что я сама должна творить свою судьбу. И если совершу ошибку, то винить буду только себя.

— Насколько легко вообще было ужиться с человеком из другой культуры?

— Так как муж прожил в Москве шесть лет, то он перенял и русскую культуру, язык. У нас в семье что-то среднее между Европой и Востоком. Но нужно учиться и уважать традиции обеих сторон в браке: где-то уступить, где-то отстоять свою точку зрения. Тогда постепенно вырабатываются устои, законы и традиции в самой семье. Это важно.

— Какими были ваши первые впечатления от Сирии?

—  Сирия удивила меня в первую очередь едой, к которой я не сразу привыкла. Большими и шумными семьями, высоким синим безоблачным небом и восточными рынками.

— Культурная разница была ощутимой? Чувствовали себя чужой, не на своем месте?

— Вначале да. Потому что язык — главная преграда к общению и познанию. Мое мнение, что необходимо прожить какое-то время, может, год в семье из новой страны, с кем-то подружиться и понять, как живут местные, чем интересуются и что для них главное.

Сирия — та страна, которую или не полюбишь с самого начала, так как это не Европа, или полюбишь сразу. Я полюбила сразу за эмоциональных и неравнодушных людей. За то, что они с огромным уважением и детской любознательностью относятся к иностранцам.

В стране (несмотря на войну) всегда с миром относились ко всем религиям, потому что Сирия — это не только мусульманская страна. В ней проживают и католики, и православные, и арамейцы (говорящие на арамейском языке времен Христа), и сириане (первые христиане Сирии), и мусульмане трех ветвей — алавиты, сунниты и шииты, и друзы, и евреи. Миролюбиво относятся ко всем конфессиям.

— Найти работу иностранцу в Сирии сложно?

— В Сирии довольно легко найти работу. А если защитить свой диплом на арабском — всегда можно устроиться на работу по своей специальности. Сирия — страна торговцев, поэтому любые начинания приветствуются и одобряются.

Если говорить обо мне, то после переезда я не работала — я была домохозяйкой и воспитывала двоих детей. Сейчас, когда дети выросли, я занялась общественной жизнью соотечественников.

— Кстати, насколько легко дался переезд детям?

— Когда мы переехали в Сирию, дочери было 10 месяцев. Она адаптировалась быстро и начала говорить на двух языках: русском и арабском.

— А как насчет круга общения? Вы можете сказать, что в Сирии у вас появились друзья?

— Да, у меня много друзей среди сирийцев и не только: сербы, немцы, болгары — все те, кто, как и я, приехал в Сирию и влюбился в эту страну.

Я считаю, что с диаспорой необходимо общаться, не забывать свою культуру, свой язык и передавать их детям. Я знаю тех, кто полностью отказался от родного языка, забыл свою культуру. Увы, они не стали сирийцами, но теперь они и не славяне.

Мои дети в совершенстве говорят как на русском, так и на арабском языке. У меня уже есть восьмимесячный внук, и моя дочь продолжает разговаривать с ребенком на русском языке. Он слушает «Репку» и «Колобок». Когда человек вырастает, он сам решает, что ему нужно, а что нет. Но мы обязаны дать необходимые знания, культуру и уважение к родине его предков.

— Как часто вы сами бываете на родине?

— Стараюсь приезжать каждый год, навестить родных и друзей. До войны друзья и родные приезжали к нам.

— Каких вещей вам не хватает в Сирии?

— Скучаю по черному хлебу, салу, селедке и гречке. А стране не хватает чистоты. Арабы очень любят мусорить и не знают, что такое очереди.

— Если честно: хочется вернуться в Россию?

— В Сирии война с 2011 года. И все эти годы я жила в Дамаске. У меня там дом, родные мужа, друзья-сирийцы. Я не хотела покидать страну, в которой мне комфортно. Мы вернулись бы обратно, только если бы мне и семье грозила реальная опасность.

— А сами сирийцы хорошо относятся к русским? Проявляют интерес к русской культуре?

— Так как Россия сейчас поддерживает Сирию в борьбе с террористами, то к россиянам тут огромный интерес. Им интересно многое. Какую еду готовят русские? Бывает ли у нас лето? Почему русские имеют одного или двух детей в семье? Они не любят детей? И почему мы зимой в Сирии, так же как и сирийцы, ходим в куртках? Русские должны быть более закаленными и не бояться морозов. Почему военная техника в России самая лучшая в мире, а автомобили плохие? И чем вызвана определенная походка русских, которых отличишь от всех других иностранцев?

Самым удивительным для мня было то, что сирийцам сложно произносить имя Вика. В арабском языке нет буквы В. Мое полное имя произносят как Фиктория — от Виктории по звуку мало отличается. Но вот с именем Вика происходят чудеса. Многие не могут сочетать букву В с К, а вот Ф и К или В с Г могут. Поэтому есть те, кто зовет меня или Фика, или Вига. 

— Вы прожили в Сирии достаточно долго, чтобы судить о местном менталитете. Какое качество сирийцев вы цените больше всего?

— Подход к жизни. Война открыла мне важные вещи. Нужно, несмотря ни на что, любить жизнь, уметь принимать удары судьбы и верить в Бога. А еще держаться семьи, потому что это самое важное для человека.
 

От редакции

Героиня нашего спецпроекта Анхар Кочнева считает Сирию своим домом. О своей необыкновенной судьбе Анхар рассказала «Психологии эффективной жизни»: https://psy.systems/post/anxar-kochneva-interviu.

Прежде чем перевезти всю свою жизнь в другую страну, важно еще раз обдумать свое решение. И как минимум убедиться в том, что вы в курсе самых распространенных ловушек эмиграции, о которых рассказывает Анна Борец: https://psy.systems/post/uexat-i-ne-vernutsya-lovushki-emigracii.

Сразу ощутить себя легко и непринужденно в новой стране, в новом окружении вряд ли получится. Несколько принципов общения, применение которых поможет успешно знакомиться, находить общий язык, предсказывать чужие эмоции, описывает Ванесса ван Эдвардс, автор книги «Наука общения. Как читать эмоции, понимать намерения и находить общий язык с людьми». Узнать о них вы можете в нашем обзоре книги: https://psy.systems/post/vanessa-van-edvards-nauka-obscheniya.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?