Ирина Фьелльнер Патлах: «В Барселоне я сразу была дома. Было ощущение, что город меня ждал»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 515
Дата публикации: 22 января 2019 г.

Ирина Фьелльнер Патлах — коуч счастливых перемен, ведущая мастер-классов и вебинаров, писатель, блогер, путешественник, человек мира. А еще — наш постоянный автор, вы можете прочитать все ее статьи здесь: psy.systems/posts/author/irina-fellner-patlax. Ирина родилась в Ташкенте, жила в десятке стран мира вместе с мужем-шведом. Последние девять лет обитает в Барселоне.

— Ирина, у вас за плечами внушительный эмигрантский опыт. Желание уехать было у вас всегда? Или все получилось по воле случая?

— Мой 28-летний на сегодняшний день эмигрантский путь начался в мае 1990 года в Стокгольме. Я уехала из Москвы, где тогда училась в театральном институте. Вернее, с мужем мы познакомились в то лето, когда я уже готовилась к поступлению в аспирантуру. Я тогда занималась исследованием творчества шведского драматурга Августа Стриндберга, а он привез мне книгу этого автора от моей стокгольмской подруги. На третий день знакомства он сделал мне предложение. Мы вместе уже 29-й год.

До отъезда в Швецию мы прожили вместе в Москве почти год. Это был сложный год — год прощания со многими иллюзиями. Москва неожиданно стала неприветливой и чужой. Многие завидовали или пытались использовать знакомство в своих целях, когда я вышла замуж за иностранца: получить приглашение в Швецию, попробовать купить валюту и т.д.

Москва, которую я беззаветно любила, как будто выталкивала меня, превращаясь в злую мачеху. Кстати, это происходило несколько раз в моей жизни. Именно с Москвой, в которую мы по работе несколько раз возвращались впоследствии. Она всегда меня выталкивала перед началом нового этапа. Впоследствии я научилась внимательно прислушиваться к «посланиям» городов.

Еще в подростковом возрасте в Ташкенте я знала, что «где родился, там и пригодился» — не про меня. В середине 80-х я уехала учиться дальше в Москву, перевелась в ГИТИС из ташкентского театрального института, где не было возможности заниматься шведской драматургией. Это был первый мой переезд. Внутри страны, но достаточно далеко. Москва тогда стала для меня родной.

— А каким было первое «послание» от Швеции?

— Стокгольм меня встретил холодной скандинавской улыбкой и новыми испытаниями. Тогда было невыносимо. А сейчас, по прошествии лет, с благодарностью вспоминаю этот опыт: он помогал идти к себе подлинной, узнавать себя, мир, людей. Швеция мне очень много дала. Освободила от многих иллюзий и капризов. Но я не сразу научилась видеть и понимать это. Я прожила там 13 лет, но так и не почувствовала себя в ней дома.

Я глубоко уверена, что есть «наши места» и «не наши». У каждого они свои. Подробно я об этом когда-нибудь напишу книгу. Несмотря на то что в Швеции для иммигрантки у меня были весьма представительные достижения, я понимала, что жить и развиваться дальше мне там будет сложно.

— Наверняка иностранке было непросто найти свое место в Швеции?

— Решив бросить аспирантуру в Москве, новую жизнь я начала уборщицей в гостинице и в обеденном ресторане крупной страховой компании. Уже через месяц после приезда. Муж был студентом и одновременно подрабатывал в четырех-пяти местах. Это были очень сложные времена. Казалось, что рушится все, что было дорого и ценно. А на самом деле уходило лишнее. Это было движение к себе подлинной, к своему потенциалу. Самым важным тогда было продолжать верить в себя.

Через полгода я уже работала в библиотеке. Время было непростым во всех смыслах, но мы удержались и как пара вопреки всем бурям и крушениям, и состоялись оба профессионально. Росли стремительно и параллельно, поддерживая друг друга как могли. Было много и драматических историй, и веселых. Настоящая школа жизни — Швеция страна суровая.

— Выходит, вы поставили крест на своем интересе к театру? Или эта глава в жизни продолжилась?

— Я пошла в стокгольмский университет, готовилась к поступлению в докторантуру, но однажды, проснувшись поутру, поняла, что академическая карьера была не моей мечтой, а мечтой моих родителей. Я стряхнула ее с себя и поехала, как только получила шведский паспорт в 1994 году, в Москву смотреть спектакли и начала опять писать о театре.

Занятия в докторантуре не прошли даром. У меня была потрясающая возможность слушать лекции и посещать семинары крупных русских ученых, регулярно приезжавших в Стокгольм. Дважды я ездила на международные славистские конференции. Это был богатейший опыт и высокий уровень, которого не хватало в первые полтора года жизни в Швеции. Но, несмотря на это, мне хотелось вырваться из тиши кабинетов.

На несколько лет я стала внештатным корреспондентом Svenska Dagbladet — одной из центральных шведских газет, читала лекции в Королевском драматическом театре, сотрудничала с важными театральными фестивалями Швеции и регулярно писала для двух театральных журналов. Писала я в основном о русском театре, и это давало мне возможность регулярно ездить в Москву и Петербург, а также на разные известные фестивали Европы.

В 1998 году я была консультантом по русской театральной программе «Стокгольм — культурная столица 98» и гетеборгского театрального фестиваля.

— То есть Россия продолжала присутствовать в вашей жизни?

— По работе, с середины 90-х, муж часто бывал в Москве, и какие-то периоды мы жили там. Это было глотком воздуха для меня. Я понимала, что Швеция — не моя страна по климату, по духу. И мечтала о переезде оттуда. А мои мечты имеют свойство сбываться.

В начале 2000-х муж получил постоянную работу в Москве, и мы почти переехали туда, года на три. Но на самом деле еще жили на две страны. Тогда заканчивались не только мои отношения со Швецией, но и с театром и кино, в котором я поработала какое-то время, занимаясь пиаром.

Я была на распутье. Понимала, что мне все это неинтересно, и я уже была готова бросить профессию (театральную критику), которой отдала много лет. Если честно, то хотелось мне этого и раньше, но я не решалась. На помощь пришел жизненный кризис, который, обострив все противоречия, открыл новые ресурсы.

— И куда же вы свернули на распутье?

— Некоторое время я не понимала, куда идти. Ведь профессия, которая была моим, как оказалось, призванием, только-только рождалась и становилась на ноги. О ней я узнала случайно, хоть интуитивно практиковала с друзьями давно. Муж пришел с какого-то курса и сказал: «Киса, вот то, чем ты уже столько лет занимаешься! Есть такая профессия! И есть обучение».

Я пошла учиться коучингу в Стокгольме. Эта профессия тогда была в новинку для многих и в Европе, не говоря уж о России, в которую мы переехали в очередной раз.

От театра и кино поначалу я ушла не слишком далеко — первые мои клиенты были оттуда. Я работала с интересными и известными людьми. Это была отличная школа шлифовки мастерства.

— Но на России вы не остановились. В какие края занесла вас жизнь?

— Спустя несколько лет началась полоса постоянных переездов: султанат Оман, Болгария, опять султанат Оман, Баку, Эмираты и т.д. Мы все время были в дороге, так как муж был востребованным руководителем проектов в области телекоммуникации. Жили по году или два где-то, а потом опять в путь.

Это было очень интересно, познавательно, но мне хотелось найти место, в котором я бы почувствовала себя дома. Пустить корни. Возможностей работать со всем миром становилось больше и больше. Благодаря технологиям и путешествиям моя клиентская база росла.

В 2005 году, когда я впервые приехала в Барселону, я поняла, что здесь мой дом. Поняла сразу, несмотря на сильнейший декабрьский ливень, несмотря на то что я сразу заблудилась. Я почувствовала себя дома. И мое намерение жить здесь постепенно начало реализовываться.

— Переезд в Испанию дался легко? Предыдущий опыт постоянных переездов помог?

— Я переехала в Барселону через четыре года. Одна. Это было начало новой жизни. Мне тогда казалось, что я ушла от мужа. Надо было начинать все с нуля. Большинство моих клиентов было в Москве, Эмиратах, Омане. В Барселоне меня никто не знал и никто не ждал. По Испании сильно ударил экономический кризис. Тут даже нельзя было тогда мечтать о тех деньгах, которые я зарабатывала в других местах.

Когда я приехала, я была первым и долгое время единственным русскоговорящим коучем в Барселоне. И все начала с нуля. Это касалось и условий жизни, не таких, к которым я уже давно привыкла, и работы.

От ВИП-клиентов, владельцев бизнеса к бесплатным демонстрационным сессиям, чтобы объяснить людям, что такое коучинг. Первое время я учила испанский, жила на сбережения и работала в Барселоне на таких условиях, которые даже представить себе не могла. К счастью, у меня еще оставались клиенты из других стран.

Я понимала, что это необходимый этап в достижении моих целей, что я сейчас решаю важные для себя и будущего задачи. Моя профессия и умение видеть всю картину помогли мне в самые серьезные моменты.

 

Продолжение интервью с Ириной Фьелльнер Патлах читайте в февральском номере «Психологии эффективной жизни». Цена номера — 50 рублей.

В корзину

От редакции

Еще одна героиня нашего спецпроекта «Жизнь за границей» Наталия Нилен замужем за гражданином Швеции и живет за границей уже 16 лет. О шведском образе жизни, лучших чертах шведского характера и о том, как ей удалось адаптироваться в новой стране, Наталия рассказала в интервью нашему порталу: https://psy.systems/post/natalia-nilen-intervju.

«Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине» — так назвала свою книгу писательница Оксана Корзун. В книге предложены рекомендации и советы по психологической подготовке к переезду, а также реальные истории эмигрантов — как успешные, так и провальные. Ключевые идеи автора читайте в нашем обзоре: https://psy.systems/post/oksana-korzun-kak-pereexat-v-druguyu-stranu.

Как организовать процесс переезда в другую страну, чтобы все прошло максимально комфортно и безболезненно? О правилах успешной эмиграции рассказывает Ольга Юрковская: https://psy.systems/post/desyat-pravil-gramotnoj-emigracii.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?