Что такое стокгольмский синдром и как из него выйти
Манипуляции
Саверио Томаселла
Психоаналитик, автор книги «Скрытое безумие, или как выжить рядом с невозможным человеком»

Просмотров: 80
Дата публикации: 13 августа 2019 г.

Несмотря на то что вы о нем слышите в основном только в новостях, стокгольмский синдром часто наблюдается в ситуациях повседневной жизни. Он к вам намного ближе, чем можно представить.

В начале 1970-х годов, в условиях политической нестабильности и начинающегося масштабного экономического кризиса, в одном из банков Стокгольма произошел захват заложников. Злоумышленники взяли в заложники клиентов и сотрудников банка. После нескольких дней переговоров с силами правопорядка заложники были освобождены. Было проведено судебное разбирательство, и, как ни странно, в своих показаниях заложники защищали своих похитителей и давали показания в их пользу.

Именно отсюда происходит название «стокгольмский синдром». Этот термин означает, что человек сочувствует своему мучителю, принимает его точку зрения и даже защищает его.

Стокгольмский синдром: как определить, что это он

В психоанализе есть несколько объяснений этому механизму:

  • «идентификация с агрессором». Из-за травматического страха, вызванного насилием, человек исчезает как отдельная личность и принимает точку зрения своего мучителя, становится на его место, идентифицирует себя с ним. Это механизм защиты, который позволяет «вынести невыносимое». До стокгольмского синдрома его уже разбирал венгерский психоаналитик Шандор Ференци;
  • человек боится умереть, а поскольку не умер, то чувствует себя обязанным и благодарным за это своему мучителю, который «спас ему жизнь»;
  • в крайнем случае человек, который подвергся насилию, ощущает себя абсолютно беспомощным и чувствует, что больше не существует. Ему кажется, что похититель удерживает его личность, и только он может ему помочь снова стать тем, кем он был раньше. Когда его жизнь находится в руках кого-то другого, человек как бы перемещается на его сторону, на сторону того, кто имеет над ним власть.

Синдром в ситуациях повседневной жизни

Все ситуации с домашним насилием (физическим или моральным) могут развиваться по этому принципу, особенно когда они длятся или повторяются.

Пострадавший будет в конечном итоге против своей воли привязываться к мучителю и испытывать благодарность за то, что тот не сделал ему еще хуже. Развивается своего рода физическая привязанность, привычка к этому насилию (физическому или словесному), ощущение, что мы пережили что-то очень сильное, связывающее нас с этим человеком.

В сексуальном насилии взрослого над ребенком или даже внутри пары можно увидеть тот же механизм. Кроме того, стокгольмский синдром может обнаруживаться в семье, когда извращенная личность захватывает контроль над кем-то из ее членов.

Унижение или пренебрежительное отношение супруга имеют тот же эффект: мы признательны ему уже за то, что он не заходит еще дальше, что не делает чего-нибудь намного более унизительного для нас. Также наблюдается тенденция к поиску минимизации унижения, особенно когда эта ситуация является неотъемлемой частью повседневной жизни. Мы пытаемся найти оправдания унижающему, принять неприемлемое.

Синдром в профессиональной среде

Часто это ситуации, кажущиеся совершенно безобидными. На травлю в школе униженный ученик может сказать: «Я легко отделался, они могли бы сделать мне намного хуже». У затравленного ребенка может даже возникнуть некоторое восхищение перед такими «крутыми парнями».

В профессиональной среде также можно говорить об этом синдроме, когда коллега или начальник оказывается психологическим манипулятором. Шантаж, дискредитация, унижения — оружие этого типа агрессоров. Первый раз, когда в адрес человека произносится неуместная или жестокая фраза, он чувствует удивление, но впоследствии этот тип поведения «терпится», «принимается», поскольку становится обыденным из-за частого повторения.

«Я должен ему это, это же мой начальник, если не выполню, если не засуну свое мнение куда подальше, то поставлю под угрозу свой рост в компании». Мы часто склонны преуменьшать серьезность ситуации и, может, даже неосознанно принимаем точку зрения человека, который с нами жесток. «Все начальство такое, это нормально, что они так себя со мной ведут».

Стокгольмский синдром: как из этого выйти?

1. Отдавать себе отчет в том, что находишься под чьей-то властью, — это уже хорошо. Уловить, что такое поведение не является приемлемым. Осознать, что постепенно принимаешь точку зрения другого, что с удивлением обнаруживаешь, как начинаешь даже восхищаться этим человеком.

Пример: встаем на его защиту, когда кто-то посторонний отмечает, что то, как с нами обращаются, не является «нормой», и сводим к минимуму достоверность фактов при рассмотрении этого вопроса, объясняем, что «по сути, это не имеет значения» и «все могло бы быть намного хуже».

2. После осознания этого надо действовать, поговорить с кем-то со стороны. Можно это сделать с врачом, супругом, психологом, другом, родственником. Это позволит вам услышать от кого-то еще, что происходящее не вписывается в норму, что не только вам кажется. Такой подход позволит вам открыть глаза на серьезность ситуации и взять все в свои руки. Знайте, что решение для выхода из нее существует не одно. Кстати, думать, что выхода нет, — это один из признаков, что вы находитесь во власти стокгольмского синдрома.

3. Далее целью является занятие определенной позиции, то есть установление границ во взаимодействии с этим человеком, опасным для вас. Для этого вы можете поговорить с ним по существу, объясняя, что вы переживаете, предъявляя предельно конкретные факты. Вы также можете радикально изменить свое поведение, не позволяя повторения такого обращения с собой.

Есть ли какие-то последствия?

В этом механизме особенным является то, что, пока человек находится в самом стокгольмском синдроме, он больше не страдает, так как разделяет точку зрения агрессора, признает «законным» все, что переживает, забывает о себе.

Страдания, кстати, хороший знак, поскольку они означают, что какая-то часть сознания отказывается оставаться в этой нездоровой ситуации, что она не понимает, что происходит, и хочет что-то изменить.

Конечно, в тяжелых случаях будут психологические, а иногда даже физические последствия. Но чаще, например в профессиональной сфере, мы можем испытывать чувство вины за то, что не отреагировали раньше: «Как я мог согласиться на все это?» А также чувствовать себя обесцененным, страдать от сожалений...

Но это может стать ценным жизненный опытом, который позволит в дальнейшем избегать повторения подобных ситуаций. Когда быстро замечаешь, во что начинают перерождаться отношения, и знаешь, как кратчайшим путем положить этому конец, вряд ли станешь наступать на те же грабли несколько раз.

 

От редакции

Оливер Джеймс, британский психолог, говорит в своей книге «Дело не в генах. Почему (на самом деле) мы похожи на родителей» о так называемом «детском стокгольмском синдроме» — феномене, когда дети копируют своих родителей. Мы прочли эту книгу за вас и делимся саммари ключевых идей автора: https://psy.systems/post/oliver-dzhejms-delo-ne-v-genax.

Существуют отношения, в которых один играет роль вечной жертвы, а другой — роль вечного агрессора. Казалось бы, все просто: агрессор — «плохой», жертва — «хорошая». Но не все так просто. Ольга Юрковская объясняет, почему жертве выгодно оставаться жертвой: https://psy.systems/post/bednaya-ovechka-pochemu-tebevygodno-obizhatsya.

Юрий Антонян, специалист в криминальной психологии, идет в этой теме глубже и рассматривает сексуальное насилие. В своей книге «Быть жертвой. Природа сексуального насилия» он рассматривает поведение потенциальной жертвы и человека, склонного к насилию: https://psy.systems/post/urij-antonyan-byt-zhertvoj.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?