Мир победившего феминизма
Отношения
Просмотров: 2459
Дата публикации: 23 апреля 2018 г.

Как известно, все феминистки — женщины, но не все женщины — феминистки. Казалось бы, почему? Понятно, когда против бывают девушки, занятые в сферах, за полное уничтожение которых выступают феминистки, — например, втянутые в производство порнографии и проституцию. Но чем не угодило течение против дискриминации женщин большинству? Неужели они не хотят получать столько же, сколько мужчины, справедливо делить домашнюю работу и быть защищенными от насилия?

Причина, как ни странно, не в феминизме, а в мужчинах. Как только речь заходит об отъеме мужских привилегий, начинается торг, который на самом деле не является попыткой пересмотреть общественные договоренности, а служит лишь одной цели — убедить женщин, что сейчас все очень неплохо, а вот от феминизма добра не жди: глад, брань и чума падут на вас, женщины, если вы попробуете всерьез получить что-то из принадлежащего нам.

Хочешь, чтобы я готовил и мыл полы? Изволь научиться перебирать автомобильные аккумуляторы на 20-градусном морозе и двигать шкафы. Желаешь, чтобы тебя не лапали незнакомые мужчины в автобусе? А мы тогда вообще перестанем обращать на тебя внимание, и иди проси своих котов, чтобы они восхищались твоей грудью. Требуешь одинаковой зарплаты? Немедленно отправляйся работать на шахты, стань к доменной печи, сядь за руль трактора!

Мужчины живописуют мир победившего феминизма как место, где женщину ждут только тяжелый физический труд и самостоятельное решение всех своих проблем. В этом мире не дарят цветов, не подают пальто, не навещают в больнице. Требование справедливо делить все, начиная от домашней работы и заканчивая фондом оплаты труда, мужчины извратили и транслируют как желание феминисток отказаться от любого содействия со стороны противоположного пола, исключая разве что моральную поддержку со стороны котов (желательно кастрированных).

На самом деле это, конечно, не так. Феминизм никому не запрещает открывать дверь, подавать руку, не пытается уничтожить цветочный бизнес (тем более что большинство флористов — женщины). Мир победившего феминизма — это не место, где женщина остается одна, раз уж она такая самостоятельная. Это мир, где ее поддерживают — или хотя бы не мешают. И выглядит он следующим образом.

Женщины и мужчины поровну делят уход за детьми

Дискриминации женщин уже много столетий. Положение женщины как инкубатора на ножках, который годится только для создания воистину ценных членов общества и их обслуживания, сами ценные члены общества — мужчины — объясняют физиологией: мол, слабенькие вы, ни пахать, ни боронить, ни воевать не способны, вот и расплатились своей свободой.

Однако все время то тут, то там всплывает информация, что когда-то давно женщины ничем не уступали мужчинам. То один ученый заявит, что рядом с женскими скелетами в курганах возле прялок через раз лежит оружие; то другой напомнит, что практически в любом уголке мира есть легенда об амазонках — воительницах, живущих без мужчин, но не уступающих им в бою; то анализ ДНК покажет, что знатный викинг X века, откопанный археологами, на самом деле — женщина; то исследователи, проанализировав структуру костей, сообщат, что женщины бронзового и каменного веков были сильнее современных профессиональных спортсменок, не говоря уже о домохозяйках. Возникает закономерный вопрос: почему же случилось так, что воительниц сменили послушные жены, чей статус ближе к правовому положению табуретки, нежели человека?

Ответ очевидный — дети. Девять месяц беременности, несамостоятельность ребенка в течение нескольких лет. Как писал Фридрих Энгельс, в момент формирования частной собственности это привело к тому, что ресурсы оказались в руках у мужчин, дав им власть и контроль и поставив женщин в зависимое положение. Прошло много столетий, женщины получили права, однако разделение труда никуда не делось: обязанности по уходу и воспитанию детей все еще лежат на женщине. По итогам анализа данных из 11 стран (Канады, США, Великобритании, Дании, Норвегии, Франции, Германии, Нидерландов, Италии, Испании и Словении) исследователи констатируют: женщины проводят с детьми времени в два раза больше, чем отцы. А ведь это эмансипированная Европа, что уж говорить о России с более традиционными взглядами!

Итог закономерный: женщины проигрывают мужчинам на рынке труда. Молодых неохотно берут на работу, опасаясь декрета; тех, у кого уже есть дети, считают более заинтересованными в семейной жизни, нежели в профессиональной деятельности. Согласно исследованиям, самым желаемым кандидатом на должность руководителя является мужчина с детьми, так как он мотивирован, ответственен и надежен. Наименее интересным соискателем будет мать, которую, считают эйчары, планы и дедлайны интересуют гораздо меньше утренников и больничных. Справедливое разделение ухода за ребенком — это одним махом семь задач феминизма побивахом.

Ровно в тот момент, когда любой специалист вне зависимости от пола с равной вероятностью сможет уйти в декрет, взять больничный, потому что у ребенка грипп, или работать с девяти до шести, потому что в семь закрывается детский сад, станет понятно, что незачем платить мужчинам больше (сейчас разрыв в зарплатах на одинаковых должностях составляет около 30%). У женщин высвободится время, которое можно посвятить профессиональному развитию или просто отдыху. Выиграют сами дети, которым нужен не формальный, а реальный отец. Наконец, если в случае разводов дети будут проводить равное количество времени с отцом и матерью, женщины перестанут соглашаться на более низкие зарплаты, чтобы прокормить себя и ребенка, когда бывший муж полностью самоустранился от дел.

Мысль о том, что можно оставить ребенка с отцом, многих женщин пугает. Это не абстрактный страх — обычно уже имеется опыт, по итогам которого были сделаны неутешительные выводы, что проще сделать самой, чем разгребать последствия «помощи». Некоторые люди даже утверждают, что дело в природе: мужчины просто созданы ею так, что не могут налить в бутылочку смесь, правильно одеть ребенка или высидеть с ним два часа над домашкой. Это, разумеется, не так — все решает практика, которую мужчины часто успешно саботируют известными способами: «доставать вопросами, пока она не возьмется делать сама» или «сделать плохо, чтобы больше не просила». В мире победившего феминизма отец и мать не просто проводят одинаковое количество времени с ребенком — они знают его одинаково хорошо, начиная с того, какую шапочку одевать зимой, и заканчивая любимым персонажем «Щенячьего патруля».

Женщины и мужчины поровну делят домашнюю работу

XXI век, автомобили бороздят космос, а мужчины до сих пор считают, что есть особые виды домашней работы, которые, будучи сделанными раз в год, освобождают исполнителя от любой другой рутины. Не так давно вполне вменяемый молодой человек рассказывал мне, что он — за справедливое разделение домашнего труда и потому с радостью уберет двор от снега, но не считает нужным вести список необходимых продуктов и хозяйственных средств и уже тем более мониторить их цены — это дело жены. Его совершенно не беспокоил диссонанс — дорожки надо чистить хорошо если пару раз в год, в то время как покупать продукты необходимо минимум раз в неделю, а ежедневная готовка при самом простом меню отъедает час-два в день.

Невидимую и неоплачиваемую работу женщин по дому, уходу за детьми и больными родственниками эксперты оценивают в 13% мирового ВВП, что превышает совокупный ВВП Индии, Японии и Бразилии. Из-за этой работы женщины часто вынуждены жертвовать возможностью повысить свою квалификацию или занять более высокую должность. Она стоит им здоровья: например, норвежские исследователи 20 лет наблюдали за 6000 женщин и по итогам эксперимента констатировали: ежедневное использование бытовой химии для уборки наносит такой же вред, как выкуривание пачки сигарет в день.

В мире победившего феминизма никто не считает домашнюю работу обязанностью женщины и тем более способом проявления любви к мужу. Это ежедневная рутина, единственный справедливый способ разделения которой — когда мужчина и женщина, живущие вместе, тратят на нее одинаковое количество времени. И, кстати, если женщина любит готовить, ежедневные ужины не аннигилируют из списка домашних дел. Также оттуда не пропадает уборка, после того как мужчина говорит: «Да мне и без чистых полов нормально живется». Если один член семьи больше зарабатывает, это не значит, что он может делать домашних дел меньше (особенно если мы вспомним, что мужчины получают на треть больше только потому, что они мужчины).

Женщина защищена от домашнего насилия

В отчете Всемирного банка «Women, Business and the Law 2018» по законодательству в сфере защиты прав женщин из 100 возможных баллов Россия набрала… ноль. В РФ до сих пор нет закона против домашнего насилия, который существует в 144 странах, нет и закона против сексуальных домогательств, который имеется у 130 стран. В то же время, по данным Росстата, от насилия в семье за 2016 год пострадали 16 млн женщин. Чуть больше года назад домашнее насилие декриминализировали: теперь за избиение женщины полагается штраф или административный арест на 15 суток (суды при этом предпочитают назначать штрафы). Как рассказала мне в интервью директорка кризисного центра для женщин, пострадавших от насилия, одна из клиенток центра подала на мужа в суд за избиение, но, так как он был безработным, штраф в конце концов пришел на ее имя.

В сферическом вакууме в мире победившего феминизма женщины не опасаются насилия вообще, но здесь и сейчас феминистки согласны удовлетвориться упрощенным, но вполне реалистичным вариантом: уголовной ответственностью для мужчины, избивающего детей и жену; охранными ордерами, которые не позволяют домашнему боксеру приближаться к жертве, чтобы именно он искал себе жилье, а не пострадавшая от него женщина; переводом дел о домашнем насилии в сферу публичного обвинения, когда доказательством вины занимается не избитая жена, а государство. Не помешали бы также разветвленная сеть низкопороговых убежищ для женщин, при заселении в которые не требуются десятки справок, и обязательные психологические программы для абьюзеров.

В мире победившего феминизма женщине не надо умереть, чтобы к ней приехала полиция, и не требуется искать, где спрятаться, пока избивший ее муж смотрит телевизор в их общей квартире. А еще она никогда не услышит, что «бьет — значит любит». В мире победившего феминизма тем, кто избивает женщин, не подают руки, а самим женщинам не рассказывают, что они сами спровоцировали: плохо готовили, дерзко смотрели, много требовали или давали поводы для ревности.

Женщин больше не объективируют

Как подсказывает «Википедия», сексуальная объективация — это восприятие другого человека или отношение к нему исключительно как к инструменту (объекту) для собственного сексуального удовлетворения. Тезис феминизма о необходимости отказаться от объективации женщин мужчинам удалось передернуть наиболее лихо. Сначала они заявили: «А мы вообще перестанем видеть в вас женщин!» — а затем выкатили обширнейший список того, что случается с теми людьми, в которых не было замечено женщины или хоть какой завалящей бабы. В нем найдется все: и пожизненное обезбукетивание, и необходимость изо дня в день натягивать пальто и открывать двери самостоятельно, и непременный целибат, и даже обязанность получать в морду наравне с мужчинами. Все это никакого отношения к феминизму не имеет. Феминистки не требуют отказаться от секса и уж тем более не способны запретить кому-то оценивать людей с точки зрения сексуальной привлекательности. Они говорят о том, что отношение к женщине ТОЛЬКО как к объекту для секса отвратительно.

Объективация — это когда женщину считают вещью, которую можно эксплуатировать и у которой должны быть все необходимые для этого характеристики: цвет, размер, возраст, выпуклости и гладкость в нужных местах. Объективация — это вторичность любых других качеств женщины по отношению к сексуальности и внешней привлекательности; это низведение женщин до объекта без воли и права выбора. Объективация — это когда женщина думает, что мужчина ею восхищается, в то время как он просто прикидывает, в какой позе ее лучше всего иметь и сколько чашек кофе надо будет оплатить, прежде чем удастся ее в эту позу поставить.

Объективация — постоянный взгляд на себя чужими глазами, гонка за идеалом — отбирает у женщин огромное количество душевных сил, времени и денег, повышает чувство тревожности и культивирует чувство стыда за несоответствие стандартам. Дина Куинн, профессор психологии в Университете Коннектикута в США, соавторка исследования, результаты которого опубликованы в Psychological Science, рассказывает, что оценка женщин по внешности привела к тому, что они сами начинают оценивать себя так же. Эксперимент, проведенный ею и ее коллегами, показал, что женщина, когда мужчина разглядывает ее тело, начинает «сокращать» свое присутствие, разговаривая меньше. «Женщины в буквальном смысле превращаются в объект — они прекращают говорить и выражать себя», — говорит Куинн.

В 2012 году в журнале Psychological Science были опубликованы результаты исследования «Integrating Sexual Objectification With Object Versus Person Recognition: The SexualizedBody-Inversion Hypothesis», которое показало, что проблема даже серьезнее, чем выглядит на первый взгляд: женщина, так часто подаваемая как набор сексуальных частей тела — грудь, ноги, плоский живот, — уже автоматически воспринимается мозгом не как живой человек, а как предмет. В результате процветает культура изнасилования — разве могут быть у неодушевленного предмета возражения против того, чтобы его использовали по прямому назначению?

В мире победившего феминизма женщина в первую очередь интересна как человек, а не как тело для «вдувания»; существование дружбы между мужчиной и женщиной никто не ставит под сомнение, потому что ценность женщины не ограничивается сексом, который от нее можно получить. В мире победившего феминизма нет необходимости тратить время и деньги для того, чтобы быть сексуальной; успешность женщины никак не связана с ее внешностью; исчезли булимия, анорексия и другие расстройства, потому что больше никто не хочет худеть; на один фитнес-центр приходится два скалодрома, восемь школ йоги и 12 танцевальных центров, потому что физкультура предназначена для удовольствия, а не для моделирования тела.

Много чего происходит в мире победившего феминизма. В нем нет списка запрещенных профессий, и женщина может не только водить трамвай за 15 тыс. в месяц, но и грейдер — уже за 90; в летных училищах учится одинаковое количество мальчиков и девочек; больше никто не выходит на митинги против отмены абортов, потому что их не пытаются запретить, а пролайферские движения бросили все свои силы на социализацию детей, выросших в детдомах, и на помощь малоимущим семьям; о том, что нравится в постели женщинам, мужчины узнают у этих самых женщин, а не из порнофильмов, потому что порнофильмы больше не снимают; девушкам в вузах никто никогда не скажет, что «заточенный на замужество мозг аспирантки не в силах понять постпозитивизм»; за домогательства осуждают и увольняют, не разбираясь, какой длины была юбка женщины.

Этого мира еще не существует, но, может быть, когда-нибудь он станет реальностью. Мне бы хотелось на него взглянуть. Я бы желала именно его для моих потомков — не важно, мальчики они или девочки.

А вы?

 

Статья опубликована в майском номере журнала «Психология эффективной жизни».

 

От редакции

В России к слову «феминизм» до сих пор относятся с опаской. Женщины боятся, что их заподозрят в лояльности этому движению. А потом удивляются, когда им отказывают в работе лишь потому, что «возраст первой беременности». Рассуждения журналиста, популярного блогера Арины Холиной о дискриминации женщин читайте в статье: https://psy.systems/post/zagovor-protiv-zhenshhin.

Не только на работе, но и в обществе в целом сексизм может принимать различные формы: предубеждения, неуместные жесты и замечания, назначение женщин на определенные должности... потому что они женщины. Сексистские рефлексы могут быть и у самих женщин. Они настолько сильно укоренились, что мы часто не обращаем на них внимания ни в мыслях, ни в произносимых фразах. Предлагаем вам несколько советов, как избавиться от сексистских рефлексов в первую очередь в своей собственной голове: https://psy.systems/post/kak-borotsya-s-sobstvennymi-seksistskimi-refleksami-na-rabote.

Женщинам и в XXI веке приходится сталкиваться со стереотипами: соответствуй идеалу красоты, на хорошую должность возьмут только красивую женщину, анорексия, агрессивный секс и насилие — норма жизни. Американская журналистка Наоми Вульф жестко развенчивает эти установки в своей книге «Миф о красоте. Стереотипы против женщин». Эта книга является одним из самых громких феминистских произведений. В ней рассказывается о том, почему возникают стереотипы относительно женской красоты, ограничивающие свободу. Читайте с нами самые важные мысли: http://psy.systems/post/mif-o-krasote.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?