Наш феминизм: чем живет мировое фем-сообщество
Манипуляции
Просмотров: 3206
Дата публикации: 23 октября 2018 г.

Каждый месяц случается что-то, после чего люди восклицают: «И это ваш феминизм?!» Этой осенью подобные разговоры спровоцировал манифест против мэнспрединга Анны Довгалюк: девушка записала ролик, на котором в метро мужчин, сидящих с широко раздвинутыми ногами, поливают водой с хлоркой. Видео набрало 3 миллиона просмотров, больше 20 тысяч комментариев, его показали по нескольким ТВ-каналам, а депутат Госдумы Виталий Милонов в эфире заявил, что за феминизм следует приравнять к экстремизму, а феминистки — это ведьмы и прислужницы дьявола.

Никто даже не заметил, что Довгалюк в интервью подчеркивает, что она общественная активистка, а феминисткой ее называют исключительно журналисты. Обывательские представления о феминизме недалеки от озвученных Милоновым. Ничего удивительного: то по телевизору депутат заявит, что феминистки — это сумасшедшие обезьяны, то в Сети блогеры-мужчины напишут, что феминизм — болезнь гормональной системы и происки картеля Рокфеллеров.

Даже женщины, интересующиеся темой, очень часто ошибочно говорят, что феминизм — движение за равные права, и потому феминистки должны противостоять и дискриминации мужчин. Почему так? Дело в том, что феминизм — это не партия «Единая Россия» с одним-единственным рулевым, официальным сайтом, уставом и списком членов. Последовательниц у него миллионы, все живут в разных странах, и потому каждая из них говорит о близких ей проявлениях дискриминации женщин. В Европе насущные проблемы одни, в Японии — другие, в Африке — третьи. В результате поднимается столько разных тем, что немудрено запутаться. Но все же есть основные, глобальные вопросы, которые существуют везде (и разница лишь в масштабах) и являются предметом внимания феминисток.

Домашнее насилие

По данным Всемирной организации здравоохранения, домашнему насилию подвергаются 30% женщин, то есть каждая третья из нас. Это не удел маргиналов: своих жен, подруг, сестер и матерей бьют самые разные мужчины — бедные и богатые, молодые и пожилые, исповедующие самые разные религии и живущие в самых разных странах. 38% убитых женщин погибли от рук своих мужей или партнеров. Хуже всего дело обстоит в Афганистане (с домашним насилием сталкиваются 80% женщин) и Конго (почти 60%). Лучше всего — в Швеции (11%).

В России 40% всех тяжких преступлений совершаются в семье, а 16 миллионов женщин в 2016 году имели дело с «домашними боксерами». Если бы все жертвы жили в одном городе, то получился бы мегаполис больше Москвы. Это всего лишь цифры. Но за каждой из них стоят женщины — мертвые и искалеченные.

— В Подмосковье беременная женщина с ребенком на руках спускалась из окна пятого этажа по связанным простыням — пыталась сбежать от мужа, опасаясь, что в этот раз он ее убьет. Сорвалась.

— Женщина в Череповце написала семь заявлений на мужа, который угрожал убить ее. В полиции сочли, что «состава преступления нет». Не было и восьмого заявления: мужчина задушил жену.

— В Екатеринбурге муж застрелил ушедшую от него жену прямо возле работы: женщина была воспитательницей в детском саду.

— В Ишиме муж зарезал девушку на рабочем месте: она была администратором в спортивно-оздоровительном комплексе. На стойке оставил букет роз: мужчина приезжал мириться.

— В Ульяновской области мужчина во время ссоры начал душить жену, потом ударил ее головой об шкаф. Женщина скончалась в больнице.

Домашнее насилие — это проблема, которая может быть решена только на государственном уровне. Феминистки видят свою задачу в том, чтобы постоянно поднимать эту тему. Именно они выходили с пикетами на улицы, когда в России декриминализировали домашнее насилие. Они пишут памятки, рассказывая, как поступать, если над вами издеваются дома. Они организовывают движения волонтеров-сопровождающих, которые знакомы с процедурой и могут помочь женщине пройти все круги инстанций. Они создают и распространяют петиции, требуя освободить женщин, убивших своих мучителей, чтобы спасти свою жизнь. Они пишут и говорят о домашнем насилии, пытаясь изменить общественное сознание, в котором до сих пор живы поговорки про «бьет — значит, любит».

Изнасилования

У сексуального насилия тысячи разных лиц. В Сирии вооруженные люди врываются в дома и насилуют женщин на глазах их родственников и детей — об этом рассказывает Международный комитет спасения. Каждая третья девочка в Афганистане выходит замуж подростком, а 77% женщин в стране считают, что в браке насилия быть не может. В США пяти тысячам мужчин задали вопрос: «Когда возможен секс против воли женщины?» — и тысяча ответили: «Когда она — моя жена». 13-летняя Мона, живущая в трущобах в Дели, рассказывает, что старается меньше пить и есть — ведь, когда в доме нет туалета, отправляясь на улицу по нужде, женщина рискует быть изнасилованной. В России полицейский в интервью говорит, что постарается не дать хода делу, если девушка, заявляющая об изнасиловании, не избита.

По данным ВОЗ, в разных странах от 15 до 70% женщин говорят, что были изнасилованы, — и это только те, которые не побоялись признаться. По данным ООН, около миллиарда женщин на нашей планете вступили в брак несовершеннолетними, каждая четвертая из них — не достигнув 15 лет. У них не было выбора, они не могли отказаться, их никто не спрашивал, а все окружающие говорили тогда и говорят сейчас: традиция, мы всегда так жили. Но легитимное изнасилование не перестает быть изнасилованием, тем более когда речь идет о детях.

По данным МВД, в России в 2017 году было совершенно 3500 изнасилований или покушений на изнасилование. Эксперты Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» говорят, что заявления подают лишь 10% жертв: остальные боятся, не верят, что преступник будет осужден, или винят себя. Иными словами, у нас в стране каждый год насилуют почти 40 тысяч женщин. Четверых каждый час.

Проблема изнасилований существует в любой стране, и вопрос лишь в том, насколько остро она стоит и что необходимо для ее решения. В США феминистки проводят выставку «Во что я была одета, когда меня изнасиловали», чтобы показать, что виноваты мужчины, а не женщины, спровоцировавшие насильников своим видом. В Швеции — добиваются закона о согласии на секс. В Афганистане — сражаются за право девочек, еще вчера игравших в куклы, развестись. В России — раздают листовки, рассказывающие, что делать, если женщина стала жертвой насилия. Это лишь примеры — перечислять можно долго.

 

Какими еще проблемами заняты феминистки всего мира, читайте в статье Екатерины Поповой в ноябрьском номере «Психологии эффективной жизни». Цена номера — 

 

 

От редакции

Почему так часто жертвы физического и сексуального насилия не только не обращаются в правоохранительные органы за помощью, но даже не рассказывают о случившемся своим близким? Причина в страхе получить в ответ — «сама виновата!». Непростую тему виктимблейминга поднимает в своей статье психолог Виктория Сандоhttps://psy.systems/post/viktimblejming-pochemu-my-vinim-zhertvu.

«Бьет — значит, любит» — увы, такая установка до сих пор крепка в массовом сознании. Почему некоторые женщины склонны строить отношения с опасными мужчинами и как спастись от насилия, рассказывает книга Робин Норвуд «Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас "любить" означает "страдать", эта книга изменит вашу жизнь»https://psy.systems/post/zhenschiny-kotorye-lubyat-slishkom-silno.

По каким признакам можно понять, что ваши границы нарушаются, и как их отстаивать, рассказывает специалист психологического консультирования Ольга Спиридоноваhttps://psy.systems/post/pyat-priznakov-chto-vam-pora-otstaivat-svoi-granici.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Новые статьи на сайте