Мира Юрчук: «Посоветовала бы всем перенять у датчан умение уважать чужое пространство и личную жизнь»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 3218
Дата публикации: 18 января 2018 г.

Мира Юрчук выросла в Корце — небольшом провинциальном городе на западе Украины, но последние четыре года живет в Копенгагене. Она не побоялась переехать в Данию во время беременности — одна, без знания языка, с двумя чемоданами и парой сотен евро в кармане. И у нее все получилось!

— Как девушка с Западной Украины оказалась в столице Дании?

— Впервые я приехала в Данию по программе au-pair. Моей целью было сменить декорации, посмотреть на другие традиции и культуру изнутри — программа предполагала проживание в датской семье.

Через год с небольшим я вернулась на Украину, но уже влюбилась в Данию окончательно и бесповоротно. Желание эмигрировать туда не покидало меня.

Я изучила всю доступную информацию по этому вопросу, отзывы тех, кто уехал и сумел остаться, и тех, кому это так и не удалось. А в июне 2013 года я переехала на постоянное место жительства в маленькое скандинавское королевство.

— Что вас заставило влюбиться в Данию?

— В первую очередь на меня произвела впечатление семья, в которой я жила. Что я сразу отметила — это дружеские отношения в семье, как между родителями, так и между родителями и детьми. Это была совершенно другая модель, не та, которую я видела у родителей, а позже — у друзей и знакомых, которые создали свои семьи.

В основе датской семьи лежит уважение. Друг к другу, к желаниям и интересам всех членов семьи. Здесь редко можно увидеть, что какие-то семейные планы обсуждаются только родителями, а мнение детей не учитывается. Не важно, о какой сфере жизни идет речь, будь то меню на неделю или летние каникулы.

Как пример: в семье, где я жила, было двое мальчиков 8 и 9 лет. У обоих синдром Аспергера (разновидность аутизма), что, казалось бы, должно усложнить быт. Но за полтора года, что я с ними прожила, я этого не заметила. Ребята были активно вовлечены во все семейные дела и, как и все, придерживались домашних правил. Просто для этого родители использовали особенный педагогический подход.

— А что было непривычно и неприятно удивило в Дании?

— Что меня безумно раздражает и к чему никак не могу привыкнуть, так это неспешный ритм жизни датчан. В основном это касается работы официальных структур. Там, где проблему можно решить на раз-два, датчане будут медленно и спокойно обдумывать вопрос и советоваться с коллегами.

Все попытки ускорить бюрократический процесс, устроив скандал, не увенчаются успехом. Как минимум вам мило улыбнутся, продолжая работать в том же ритме, как максимум — посоветуют ромашковый чай и визит к психологу.

— К чему, кроме размеренного темпа жизни, так и не удалось привыкнуть?

— Наверное, к погоде. Хотя на самом деле я уже смирилась, что здесь 350 дней в году идет дождь и дует такой ветер, что передвигаться крайне сложно. А летом поверх футболки обязательно надевается кофточка. Конечно, это не раздражает меня так сильно, как в первый год, но станет ли это привычным — только время покажет.

— За четыре года получилось ли у вас ассимилироваться в новой стране и перестать чувствовать себя чужой?

— Как бы печально это ни звучало, но факт остается фактом: эмигрант — всегда чужой! И в Дании это чувствуется очень сильно. Здесь очень редко вам выскажут это прямо в глаза, но в разговорах и поведении окружающих этот подтекст читается легко.

— Сложно ли найти работу?

— Без знания датского языка хорошую работу, а-ля офисные белые воротнички, найти крайне сложно. И знание английского не всегда облегчит эту задачу. Ну и образование, конечно же, должно соответствовать местным требованиям.

Многие иммигранты решают учиться новой профессии, не подтверждая образование, полученное на родине. И я не исключение. Датский язык дается мне очень туго, но я не теряю надежды его осилить и пойти учиться.

Конечно, это не означает, что вы окажетесь за бортом рынка труда, пока учите язык. Работу найти реально. Может быть, на первых порах это не будет работа вашей мечты, но обеспечить семье достойный уровень жизни очень даже реально, главное — желание.

Например, у меня ушло полгода, чтобы открыть частный детский сад у себя дома. Когда местная коммуна приняла решение закрыть все частные садики, я не осталась без заработка. Поискав варианты с удобным для меня графиком и уровнем оплаты, я пошла работать в сферу промышленной уборки.

— Как отнеслись к вашему решению о переезде близкие?

— Когда я впервые решила уехать в Данию, бросив работу, мама со мной не разговаривала две недели. Для нее была недопустима сама мысль, что в 27 лет, имея хорошую работу и молодого человека, можно бросить все и поехать не пойми куда, искать лучшей жизни.

Когда же вопрос переезда встал во второй раз, это были просто гром и молнии. «Куда же ты поедешь одна? Ты же беременна. А как же жилье? Работа? — сетовала мама, периодически глотая корвалол. — А здесь и работа, и я рядом, с ребеночком помогу, проживем как-нибудь».

Но это «как-нибудь» меня не устраивало. Вот так, имея два небольших чемодана, несколько сотен евро и большое желание жить лучше, я села в автобус. Но даже сейчас, навещая нас с дочкой, мама периодически попрекает меня за переезд.

— То есть вы решились на переезд, ожидая появления ребенка?

— Именно так. Моя дочка родилась уже в Дании. С года она ходит в детский сад. Несмотря на то что она более охотно говорит на русском, проблем с коммуникацией с детьми у нее нет. Хотя в остальном в нашей семье у нас больше местных традиций, так как они мне ближе.

Построить романтические отношения пока не удалось. Но тут проблема скорее в желании полной свободы, нежели в разнице менталитетов.

— А как насчет дружеских отношений? Удалось завести друзей среди датчан или других иммигрантов?

— Новыми знакомыми обзавестись оказалось очень даже просто. Но друзья ли мы? Скорее нет, чем да. Конечно, среди приятелей больше русскоговорящих людей, но с ностальгией это мало связано.

Хочется, чтобы у дочки русский развивался параллельно с датским на уровне родного языка. Так как язык среды очень быстро берет верх, то приходится искать варианты развития второго языка. И тут как нельзя кстати русские детские клубы, где ребенок не только занимается любимым делом, но и заводит русскоговорящих друзей. Тут уже и я сама завожу знакомства с мамами-иммигрантками, такими как я.

— Датчане интересуются украинской культурой и традициями? Часто приходится рассказывать о родной стране?

— Датчане очень настороженно относятся к славянской кухне: считают ее жирной и тяжелой для желудка. Хотя попробовать борщ с пампушками отказываются единицы! Сложнее обстоят дела с варениками, салом и оливье.

Среди моих знакомых датчан многие бывали на Украине. Кому-то понравилось, кому-то нет, но все согласны, что, несмотря на радушное гостеприимство местных, это больше похоже на путешествие в сумеречную зону.

Иностранцы на Украине то и дело сталкиваются с неожиданными и абсолютно непонятными для них вещами. Например, никогда не знаешь, на каком еще экзотичном общественном транспорте тебя решит прокатить любимая и у кого из пассажиров загорится авоська, по неосторожности поставленная рядом с электропечкой (ведь водителю холодно зимой!). А по возвращении достанешь карту мира, чтобы убедиться, что Украина действительно находится в центре Европы и все увиденное там тебе не померещилось.

— Часто ли вам самой приходится бывать на родине?

— Стараюсь бывать реже. Последний раз это было три года назад. Наверное, есть ностальгия только по снегу. Неплохо было бы зимой поиграть в снежки, а не только попрыгать в лужах.

— То есть мысли о возвращении обратно вас не посещают?

— Нет, как-то в голову и не приходило. Но я никогда и не ассоциировала себя с Настей Лисовской (более известной как Роксолана Хюрем Султан), которую похитил великий и могучий султан Сулейман, не оставив выбора.

Эмиграция была моим осознанным решением. И я прекрасно понимала, что легко не будет, что мне никто ничего не должен. А вариант «чемодан-вокзал-родина» никуда не денется. Тем более что и Дания, и Украина приняли решение о двойном гражданстве — юридически никаких проблем нет.

— А что бы вы посоветовали землякам перенять у датчан?

— Однозначно умение уважать чужое пространство и личную жизнь. Часто датчан из-за этого качества считают холодными и безразличными. Но лично для меня это большое достоинство.

Может быть, на мне сказались 27 лет жизни в маленьком городке, где все про всех все знают. А если и не знают, то из шкуры вон вылезут, чтобы узнать. А о таком понятии, как «приватная жизнь», никто никогда не слышал и слышать не желает.

 

От редакции

Читая свидетельства людей, решившихся на кардинальные изменения в жизни и добившихся прекрасных результатов, получаешь стимул сделать первый шаг к своей мечте. В нашей подборке несколько историй тех, кто изменил свою жизнь и нисколько не жалеет об этом: http://psy.systems/post/istorii-tex-kto-izmenil-svou-zhizn.

Датчане считаются самыми спокойными и счастливыми европейцами, которые чаще других навещают родных, друзей и близких, умиротворены и спокойны. В чем причина? У них есть «хюгге» — свод неких жизненных правил, которые способны создать дружелюбную, уютную атмосферу. В книге Майка Викинга, основателя и исполнительного директора Института исследования счастья в Копенгагене, «Hygge. Секрет датского счастья» описывается эта  датская жизненная философия. Читайте наш обзор книги о полезных рецептах, как сделать жизнь наполненной и счастливой: https://psy.systems/post/hugge-sekret-datskogo-schastya  

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?