Нина Рубштейн: «Женщинам проще работать с тренером-мужчиной, чем мужчинам — с тренером-женщиной»
Проект «Деньги по-женски»
Просмотров: 4485
Дата публикации: 8 января 2018 г.

За 25 лет тренерского стажа Нина Рубштейн обучила тысячи людей строить жизнь по их собственному желанию. Нина психолог, коуч, креативный продюсер, автор статей, книг, телепрограмм, ведущая вебинаров и онлайн-курсов, а еще один из самых популярных экспертов нашего журнала и портала (http://psy.systems/author/nina-rubshtejn).

Расскажите, пожалуйста, о своем бизнесе и о том, с чего он начинался.

Сейчас мой бизнес — это преподавание онлайн. Начинался он очень давно, в 1992 году, с преподавания офлайн. Сначала я была тренером по спортивным танцам, затем, выучившись, стала преподавателем и консультантом в сфере психологии, психотерапии, занималась бизнес-консультированием и уже после этого (в 2014-м) начала преподавать онлайн.

Кто вас поддерживал на старте и кто поддерживает сейчас?

Моя самая большая поддержка — это мои мужья (бывший и нынешний). Очень благодарна им обоим за веру в меня, за помощь и эмоциональную поддержку.

Сталкивались ли вы с тем, что называют «стеклянным потолком»? Когда невозможно дальше расти и развиваться только потому, что вы — женщина?

Для меня все разговоры о дискриминации женщин — это какая-то история из параллельной реальности. Я никогда не сталкивалась с проблемами, связанными с тем, что я женщина. Я слышала, что у других женщин это случается, но я ни разу в жизни с этим не столкнулась. У меня бывали проблемы из-за глупости и неопытности, а вот из-за женственности — никогда.

По-вашему, имеет ли смысл такое понятие, как «женский бизнес»? Или бизнес и условия в нем для всех равны?

Поскольку я никогда не встречалась в своей жизни ни с чем особенным по половому признаку, то я не могу сказать, какая разница между женским и мужским бизнесом. Честно. Возможно, в моей профессии преподавателя эта тема просто неактуальна, поскольку большая часть преподавателей и тренеров — это женщины. Но, скажем, в металлургии или добыче природных ресурсов, автомобилестроении или других «тяжелых» производствах, наверное, эта разница существует.

То есть вы никогда не ощущали дискриминацию по половому признаку?

Мне кажется, это сильно зависит от специфики конкретной области деятельности. Вот моя старшая сестра — хирург, и ей пришлось столкнуться с тем, что, будучи женщиной, она не могла претендовать на ведущие должности в медицине, так как традиционно считается, что хирург-мужчина почему-то лучше.

Хорошо, а в своей работе вы деление на мужское/женское делаете? Есть ли разница для преподавателя, кто пришел в группу — мужчины или женщины?

Разница, конечно, есть. В мужской группе больше активности и конкуренции, в женской — скрытой конкуренции и пассивности. И, конечно, отличаются интересы, темы для обсуждения и потребности: женщин больше волнуют отношения, мужчин — достижения. Женщинам нужно, чтобы их выслушали и посочувствовали, мужчины хотят дерзаний и решений. Однако для меня вне зависимости от состава группы важнейшим фокусом является всегда задача, ради которой участники собрались, и тогда важно учитывать обе полярности — и женскую, и мужскую, даже если это целиком мужская группа или целиком женская, поскольку в обоих подходах, и в женском, и в мужском, есть ресурс для познания и развития, и только в сочетании они дают наилучший результат.

Надо ли составлять разную программу для групп исходя из пола участников?

Не вижу в этом никакой необходимости. Для меня разница обсуждения одной и той же темы в мужской и женской группе скорее будет в стилистике, в жанре, в лексиконе, в чем-то в энергетике, но программа будет одинаковая. Причем все эти детали я не планирую и не закладываю изначально, я просто подстраиваюсь под энергетику и стилистику самой группы, ориентируясь на то, что и как именно в этой группе будет воспринято наиболее продуктивно. Это происходит спонтанно, так как я синхронизируюсь с группой прямо во время занятия.

Вообще у тренера могут быть проблемы с половой дискриминацией, только если он не способен сам поддерживать обе вышеназванные полярности в группе, все время выбирая какую-то одну, к которой он сам больше склонен. Например, если тренер-женщина и склонна вести работу в традиционной женской, «мамской» манере, то развитым мужчинам в ее группе будет скучно, нечему учиться, поскольку их  самостоятельность и активность не получат поддержки. Кроме того, ведущему важно быть самому «бодрым игроком», задающим темп групповой игры, и, если тренер этого не делает, мужчины из группы уходят.

А у учеников есть гендерные предпочтения? Хотят ли люди учиться только у женщины или только у мужчины?

Женщинам проще работать с тренером-мужчиной, чем мужчинам — с тренером-женщиной: тренер наделяется ролью отца-учителя, и в нашей культуре это достаточно органично воспринимается, поскольку потребность в отце-учителе очень велика у поколений, выживших в физической и психологической безотцовщине.

Но есть два стиля, в которых психологически здоровые женщины (впрочем, и мужчины тоже) рано или поздно разочаровываются. Первый если он всегда жёсток, если в его действиях не сквозит отцовская мудрая любовь, то дрессура быстро исчерпывает себя как метод. Мы же учимся в конечном итоге на любви. И второй вариант — если мужчина самоутверждается за счет своих учениц (и учеников), занимается самолюбованием и соблазнением (или подавлением молодых конкурентов из числа участников), нормальная женщина воспримет такого тренера как ребенка, ей нечему будет у него учиться. И нормальный мужчина тоже не сможет принять его как авторитет.

Понятно, что если люди психологически незрелы, то в лице тренера им нужен родитель — «мамуля», которая утешит и залижет все раны, и «папуля», который решит все проблемы. И в зависимости от того, какого родителя в детстве не хватило больше всего конкретному ученику, он будет искать именно этот типаж. Хорошо, если человек осознает это и, пользуясь возможностью, сам себя доращивает до учителя, но если нет — такой человек не взрослеет и, разочаровавшись в одном «родителе», просто ищет себе другого.

И еще есть специфические темы, например сексуальность, которые в конкретных случаях люди предпочитают обсуждать с представителями своего пола. И это обусловлено бóльшим взаимопониманием в теме.

Нина, а почему у вас есть курсы, которые позиционируются как чисто женские? Это какие-то темы, которые неинтересны мужчинам? Какие-то секреты?

Мой «Большой женский курс» адресован именно женщинам для раскрытия и принятия женщинами их способа восприятия и ориентации в мире, их потребностей и интересов, обусловленных полом тела. Но сам материал, который я даю на этом курсе, а именно информация о том, как выстраивать самих себя, начиная с телесного фундамента до духовной «крыши», я точно так же могла бы рассказать и мужчинам. И многие участницы на курсе спрашивали меня о том, почему я не рассказываю все то же самое для мужчин. Я считаю, что таким вещам, как обусловленное полом тела восприятие, как интересы, потребности и цели, должны обучать все-таки представители своего пола. Я женщина, я не могу научить мужчин быть мужчинами, так же как мужчина не может меня научить быть женщиной. Скорее мы можем друг об друга обтачивать себя как мужчина и женщина, но для этого подходят именно парные практики. Например, несколько лет мы с моим бывшим мужем — психологом Евгением Жидковым вели группы для супружеских пар, где обучали супругов именно парным практикам. Часть этого материала можно увидеть в 12-серийной телепрограмме «Если честно», которая идет на канале «Психология 21».

Так что все зависит сугубо от темы и специфики конкретной группы. Таким вещам, как воспитание детей, построение бизнеса или ведение домашнего хозяйства, личностное саморазвитие, и другим универсальным темам могут обучать одинаково хорошо и мужчины женщин, и женщины мужчин. Важно, чтобы при этом они чувствовали особенности конкретной группы вне зависимости от ее полового состава.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?