Великобритания: социализация детей и собак
Воспитание детей
Просмотров: 3642
Дата публикации: 16 ноября 2018 г.

Попадая за границу, «наши люди» в первую очередь замечают, насколько «мы» отличаемся от «них». Чем именно, откуда у этой разницы растут ноги, только ли стабильная экономическая ситуация дает такой эффект и можем ли мы быть такими же, как они? Разговор пойдет об этом.

Что «не так»?

Поначалу трудно оформить в слова, дать определение, уловить, что же именно по-другому, что «не так» с людьми в западном обществе. Постепенно приходит понимание, что «не так» заключается в том, что общество и атмосфера в целом безопаснее и люди как-то расслабленнее: меньше проявляют агрессию по отношению друг к другу в бытовой жизни, в тех же очередях (которые, конечно же, тоже существуют), уважают чужое пространство, меньше кричат, медленнее двигаются (даже машины на дорогах), спокойнее реагируют, если их чем-то задели...

При этом эти люди точно так же учатся, много работают, обеспечивают семьи, растят детей, разрываются между школами-садиками-работой, ухаживают за больными родственниками, время от времени испытывают недостаток в деньгах, болеют и переживают стрессы. Так можно ли объяснить вот этот «расслабон» привычным железным аргументом в стиле «ну так у них там молочные реки с кисельными берегами — отчего бы им не быть добрыми и вежливыми»? И второй вопрос: можем ли мы быть такими и так же естественно, как они? И вообще надо ли оно нам?

Личные наблюдения и 19-летний опыт жизни в Великобритании говорят о том, что это не происходит исключительно от сытой жизни. Безопасность, доброжелательность, уважение к личности других людей, соблюдение личного пространства (своего и окружающих) на Западе — норма не только в элитных богатых районах, это норма жизни всего общества. И это не берется из воздуха, а воспитывается буквально с пеленок.

Этика детских площадок

Я уехала, когда мне было 23 года, то есть еще не окончательно окостенела в стереотипном видении мира. Мои дети родились здесь, и постигать и понимать, откуда вот это берется и почему западные люди вот такие, я начала в группах для малышей и родителей, на детских площадках. Вот там я увидела, КАК это взращивается в детях с раннего возраста: дитя еще говорить не умеет, ходит еще нетвердо на ножках, а родители учат не толкаться, не забирать у других игрушки и т.п.

Обычная ситуация: детская площадка в парке, качели и очередь из детей всех возрастов, которые стоят и терпеливо ждут, чтобы покачаться, а родители объясняют, что надо подождать, не лезть и не толкаться. А тому счастливчику, который сейчас качается, родитель говорит: «Милый, как же здорово на качельке! И ты так классно сам себя раскачиваешь — молодец! Знаешь, вот этим ребятам тоже хочется. Ты покачался пять минут, теперь давай дадим другим деткам место, а потом мы снова придем. А пока побежали во-о-он на тот кораблик, ты будешь капитаном, а я акулой и буду плавать вокруг кораблика...»

И вот так, ласково приговаривая, мягко, но настойчиво снимает дитя с качелей и уступает место другому ребенку. Никто не кричит, не требует («Сколько можно вашему тут раскачиваться!»), никто не игнорирует желания других («Качайся, деточка, скока хошь, мама всех за тебя порвет»), никто не стаскивает своего ребенка насильно со словами про жадину-говядину, а предлагает заняться другими интересными делами. Объясняют, что у других тоже есть желания, их нужно уважать, но и за своей порцией качелек ты еще придешь, и тебе обязательно уступят.

Желающие прокатиться с горки тоже скатываются по очереди, а родители следят, чтобы дитя не лезло и не толкалось. «Толкача» родитель немедленно возьмет за ручку, ни за что не даст скатиться, а поставит в конец очереди. И будет мягко и терпеливо талдычить, что надо вот так и вот этак, тогда всем будет хорошо. Если дитя продолжает настырничать, толкаться, то его просто-напросто без разговоров уводят, несмотря на рев и слезы, — мешать другим, вести себя по-хамски и нарушать чужое пространство не дадут даже двухлетнему ребенку. И это усваивается с младенчества.

Чужая игрушка, взятая без спроса, мягко, но немедленно возвращается владельцу, и никаких «ну он же только поиграет и отдаст»! Желающий поиграть должен попросить разрешения, а если ему отказали, то он не имеет права настырничать и отбирать. Тот, кто не дал игрушку поиграть, не обзывается жадиной, его не вынуждают делиться — его вещь, имеет право не давать, — но сколько похвал и хлопаний в ладоши от мамы-папы и окружающих он получит, если решит поделиться! Родитель другого ребенка скажет сто раз спасибо и будет хвалить и восторгаться в стиле: «Как это мило с твоей стороны и по-дружески, спасибо! А давайте поиграем вместе!» И оба ребенка получают четкий посыл: твои вещи — это твоя собственность, никто не имеет права их брать, но очень славно, когда люди делятся, делают дела вместе, проявляют дружелюбие, отдают чуть больше, чем получают, — так гораздо веселее играть, то есть жить.

Постепенно ребенок понимает на примере игрушек, что он и сам по себе огромная ценность, и он имеет право сказать любому «нет», имеет право, чтобы его не трогали руками и не «играли» с ним в свои игры, — так с младенчества взращивается самоценность. По крайней мере закладывается ее основа.

И вот так, постепенно, с первых дней взаимодействия ребенка с социумом родители (это их ответственность!) объясняют про уважение себя и других, про личное пространство, которое не стоит нарушать, про доброжелательность, про то, что всем лучше и комфортнее жить с такими правилами. Ребенка не учат работать локтями или давать сдачи — его учат взаимодействовать, уважать, договариваться, быть дружелюбным. Или по крайней мере нейтрально вежливым.

И эти правила ребенок впитывает в себя, это становится частью его натуры. А потом он учит этому своих детей так же естественно, как учили его. Поэтому у людей в большинстве западных стран это просто вживлено в ДНК. И нам нет смысла сравнивать себя с ними. Мы можем только за счет интеллекта этому себя обучать.

Конечно, существуют и «плохие», бедные районы, преступность, домашнее насилие и прочее — западное общество далеко не идеально. Но сейчас не об этом, а о средней температуре по палате, как говорится.

Собака — друг человека. Социализировать!

Еще об ответственности — основе основ, на которой базируется так много в западном обществе.

Я отмечала неагрессивность собак и их «невидимость» в общественных местах и удивлялась, как это так получается: хозяин в пабе выпивает и общается с друзьями, а собака лежит терпеливо под столом, не лает на людей, не прыгает... Или в парках собаки ведут себя прилично и не создают проблем, хотя собак тут очень много — по статистике, каждая четвертая семья в Британии имеет собаку.

А в прошлом году мы сами завели песика ши-тцу. Так вот даже с этим премилым комком шерсти, который вырастает не намного больше детского валенка, мне вежливо, но четко объяснили, что это моя ответственность воспитать собаку так, чтобы она была социально адаптированной. Не лаяла впустую дома и в общественных местах, не гоняла в парках уток и лебедей, не кидалась на велосипедистов, других собак и, боже упаси, на детей.

И я как миленькая за денежки несколько недель отходила со своим псом на курсы для щенков, где меня учили обращаться с собакой. Быть настойчивой, строгой, но ласковой, ни в коем случае не орать на него и не наказывать. Добиваться послушания и социально приемлемого поведения настойчивостью и авторитетом хозяйки, лидера. А когда пес в своем пубертате вдруг начал показывать, какой он мачо, и кидаться на собак на прогулке, я очень быстро связалась с кинологом и попросила консультацию, так как понимала, что такая собака — это проблема, и с таким псом я буду сидеть дома, потому что в общественных местах он будет вызывать дискомфорт у окружающих.

А если бы у меня не было осознанного чувства ответственности, которое присуще местному обществу, и которому я научилась, то бегал бы мой офигевший пес без поводка по парку, облаивал бы людей и собак, а я бы издали покрикивала на него и сообщала облаиваемым: «Да не бойтесь, он не кусается». Ну лает собачка, ну а что такого?

Считаю, в основе «инаковости» западного общества лежат ответственность и осознанность. Не долг как обязаловка, а именно осознанная ответственность. За себя, за среду обитания вокруг, за комфорт личный и окружающих. И это получается спокойно и естественно потому, что это вживлено в ДНК, это общий лейтмотив общества. А мы можем обучать себя этому за счет интеллекта и прививать себе эту «вакцину», чтобы наши дети были здоровее, чем мы.

 

От редакции

Умение уважать чужие границы и беречь свои собственные воспитывается у британских детей с младых ногтей. Так, может, стоит вложить финансы в обучение своего ребенка в Соединенном Королевстве? Владелица лондонского агентства образовательных услуг Юлия Колбасова рассказывает все о том, стоит ли игра свеч: https://psy.systems/post/intervju-otpravlyat-li-detej-uchitsya-v-angliyu.

Испытал на себе «их» менталитет Алексей Августинович, который переехал в Шотландию для учебы. Каково быть иностранным студентом в Великобритании, читайте в его интервью для нашего спецпроекта «Жизнь за границей»: https://psy.systems/post/aleksej-avgustinovich-intervju.

Переехать в другую страну с другим менталитетом — всегда вызов. Как минимум потому, что приходится с нуля собирать вокруг себя друзей и приятелей. Полезными советами, как найти подход к окружающим, делится Дейл Карнеги в книге «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей»: https://psy.systems/post/dejl-karnegi-kak-zavoevyvat-druzej.

Уважение чужих границ — это хорошо. Но так ли оно соблюдается, когда возникает необходимость сделать критическое замечание? Голливудский сценарист Лилия Ким сравнивает критику по-европейски, по-американски и по-русски: https://psy.systems/post/kritika-po-russki-po-evropejski-i-po-amerikanski.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?