Критика по-русски, по-европейски и по-американски
Эмиграция
Лилия Ким
Писатель, сценарист

Просмотров: 11480
Дата публикации: 18 июля 2018 г.

В первый год эмиграции от перемещения в другую культурную и языковую среду у меня случился writing block. Никогда прежде не случалось. Решение о переезде я принимала долго и основательно, бывала в Америке многократно, хорошо понимала куда еду, что буду делать, у меня был fluent English — и все равно. Простое перемещение в пространстве привело к ощущению, что я умерла и заново возникает кто-то другой. Сила испытанного мною шока была шоком сама по себе.

Чтобы помочь в этом переходном периоде, знакомый продюсер стал давать мне чужие сценарии на читку и редактуру, а также пригласил участвовать во writers room на некоторых проектах. Это было хорошо для меня со всех сторон. Помогало преодолеть комплекс неполноценности, быстро погрузиться в культуру. Обсуждение сценария — это лучшее знакомство с тончайшими нюансами жизни общества, которое породило данную историю. Позволяет быстро узнавать, где общепринятые центры добра и зла, что считается моральным и аморальным, чему люди завидуют и какие качества высоко ценят, на кого хотят быть похожими.

Моей задачей было дать продюсеру заключение по поводу сценария и сформулировать предложения для автора. Читать, разбирать, предлагать варианты улучшения. Поскольку у продюсера русская жена, и он много бывал в России, то наш менталитет ему был достаточно хорошо знаком.

Азы правильной критики

В Силиконовой долине мне рассказали чудесную историю как некоторым ведущим разработчикам, выходцам с постсоветского пространства, нанимали учителей английского, которые заодно обучали их этикету, объясняя почему они не могут формулировать критические замечания персоналу, начиная с фразы «Это что за бред?», или «А теперь включи мозг и сделай нормально». Но я не была выпускницей российского военно-технического вуза и мои дела по части выдачи замечаний не были до такой степени плохи.  

Я раньше работала редактором, и сама всю жизнь была автором, поэтому степень чувствительности этого тонкого процесса представляла себе вполне адекватно. Как мне казалось. Что я себе не представляла - так это степень чувствительности американцев, которая доводит до белого каления не то, что русских, а даже многих европейцев. Моя подруга, автор из Финляндии, работает в Нетфликсе, куда сейчас рекрутируют какое-то количество авторов из скандинавских стран, потому что их нуар очень популярен как в Америке, так и во многих азиатских странах. Шведов и особенно датчан страшно бесит, что американцам любые замечания нужно завернуть в двойную порцию комплиментов и так сформулировать, чтобы она звучала как похвала и предложение сделать «еще лучше». Европейский, если так можно сказать, «стандарт» выдачи замечаний, по их мнению, и я с этим согласна, уже был вполне корректен и функционален. Давать обратную связь строго в рамках запроса, не позволять даже тени суждений в духе «кем надо быть, чтобы такое написать» — работать только с текстом, не переходя на личность автора никоим образом, начинающего сразу же успокоить, что «автор не равно текст». Разбирать все элементы в нейтральном тоне, формулировать замечания как уточнения и вопросы, а не утверждения. К стадии предложений переходить только после обсуждения всех вопросов с автором, уточнений, что тот имел в виду и только после запроса — что, на взгляд редактора, может быть сделано, чтобы текст стал лучше. По умолчанию — обе стороны исходят из желания помочь друг другу. Автор желает предоставить хорошую историю, редактор — помочь сделать ее еще лучше.

В дополнение ко всему этому — в американскую культуру перешла британская манера формулирования замечаний. То, что англичане называют shit sandwich, а в ЗОЖном LA формулируют как «на одно киви должно быть две клубники». То есть на каждое критическое замечание должно приходиться минимум два комплимента. Это при том, что интерфейс англоязычной среды в принципе еще нежнее, чем европейский в целом, а в помешанном на good vibes LA вообще всякий разговор ведется в «пятидесяти оттенках "это потрясающе!"» (fifty shades of awesomeness). Вместо простого «здесь немного непонятно, как он выбрался из комнаты», надо писать примерно так: «Это очень динамичный фрагмент! Заставил меня покрыться мурашками! Возможно ли продлить эту потрясающую экшен сцену за счет детального показа, как он выбрался из комнаты?»

 

Как правильно критиковать друзей и незнакомцев по американскому стандарту читайте в статье Лили Ким в августовском номере «Психологии эффективной жизни».

 

А если вашим профессиональным инструментом является история — для медиа, бизнеса или терапии, Андрей Владимирович Курпатов и Лиля Ким представляют продолжение уникальной серии «когнитивная наука — сторителлингу»: STORYTELLERS FALL 2018: BOOST. Более двух тысяч человек уже прокачали самый ценный навык!

Отзывы, отчеты о прошедших событиях и билеты: http://olympia-specia-awards.tilda.ws/page3104621.html

От редакции

«Ты просто слишком болезненно на все реагируешь!» — приходилось вам слышать эту фразу, когда в ответ на ваш отпор собеседник утверждал, что выливает на вас поток критики «из лучших побуждений»? Как отличить конструктивную критику от попыток манипулирования и унижения, объясняет психолог, коуч, гештальттерапевт Нина Рубштейнhttps://psy.systems/post/kak-reagirovat-na-kritiku.

Если вы склонны сильно переживать из-за любого критического замечания в вашу сторону, книга «Близко к сердцу. Как жить, если вы слишком чувствительный человек» будет как нельзя кстати!  Ключевые идеи автора Илсе Санд мы собрали в нашем обзоре: https://psy.systems/post/ilse-sand-blizko-k-serdcu.

Хотите разобраться с мотивами критикующих вас людей? Научитесь слушать их активно. Об этом умении расскажет статья преподавателя риторики Ирины Мухитдиновойhttps://psy.systems/post/slushat-aktivno-eto-kak-uchimsya-slyshat-sobesednika.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?