Больше, чем бодипозитив: полюби себя изнутри
Личная эффективность
Наталия Кочелаева
Писатель, журналист, блогер

Просмотров: 1687
Дата публикации: 19 марта 2019 г.

Если набрать в интернет-поисковике слово «бодипозитив», то на тебя высыплется куча фотографий моделей «плюс-сайз». И все разговоры будут в основном о том, как полюбить себя в лишнем весе и не пропаганда ли это ожирения. Как симпатизировать целлюлиту и дружить с растяжками.

В общем, обо всем, что у женщины снаружи. А ведь у нее много чего есть и внутри, и внешние изменения — только эхо внутренних.

Думаю ввести в оборот новое понятие: entrails-positive. Или ливер-симпатия, если вам не милы англицизмы. Может быть, стоит начать с того, что в моей персональной юности никак не называлось.

Врачи говорили, конечно, «менструация», будучи отделены от простых смертных сиянием своего ореола — спасать и помогать.

Но медсестра в школьном кабинете уже, специально понизив голос: «У тебя месячные?»

Самые разнузданные девчонки: менстра, монстры.

Это считалось вульгарным. Благовоспитанные девочки в беседе употребляли эвфемизмы: «Красная армия пришла», «красный день календаря», «красный флаг». И даже почему-то «бабушка приехала». Жаль, было не в ходу красивое слово «регулы». А мы с подружками говорили: лунные дни. Где-то вычитали, кажется, у Бунина.

Заметьте, я сейчас не говорю про унизительный страх протечки, про то, каково было стирать в ледяной воде, сушить тайком. Про ухмылки мальчишек, когда на уроке физкультуры ты сидела на скамье (уходить почему-то не позволялось). Про средства гигиены, неудобные или недоступные.

Со временем реклама подарила нам удачный эвфемизм: «критические дни». Хотя что уж тут удачного? Как могут быть критическими дни, которые случаются каждый месяц?

Менструация. Дефлорация. Беременность. Роды. Климакс. Все это грязно. Более того, все это смешно. Чокнутая пээмэсница. Недотрах. Фригидная. Бешенство матки. Овуляшка. Яжемать. Ладно, оставим мутные воды Интернета в покое. Вернемся в реал, в повседневную жизнь женщины, где ни одно ее физиологическое состояние не может быть носимо с достоинством, где для телесности есть только одно уместное применение — амплуа куклы, идеальной, прекрасной, гладкой, заполненной силиконом. Внешнее нарушение красоты и гладкости куклы — трагедия, осложненная комплексом неполноценности и чувством вины. О внутренности куклы меньше всего думает она сама. Ее так воспитали. Она должна скрывать месячные от домашних и впоследствии от мужа. Боль дефлорации, тяжесть беременности, муки родов, сложности кормления — все это подлежит сокрытию. Мир не хочет видеть твоих кровавых тряпок. Общество хочет, чтобы все было красиво и благопристойно. Покрыто поволокой лжи, которую привычно называют приличиями.

Даже в критические, по-настоящему критические дни количество лжи не умаляется. Помню опытных, бывалых дам в «сохранной» палате, которые учили меня, мол, не следует говорить мужу, что у тебя угроза выкидыша. Нельзя. Он подумает, что ты негодная, гнилая. А как же, спрашивала я удивленно, чем же объяснить, что я вот тут лежу под системой? Да разве им это интересно, мужикам-то? Ну, соври что-нибудь. И вздыхали, уходя в столовую со своими тарелками и мисками: эх-х, доля наша бабья, вечно у нас там что-то неладно, вот ведь проклятие...

Оказалось, это даже не народные бессознательные идеи, а позиция официальной медицины. Это много позже выяснилось, когда я узнала, что врачи решительно не советуют говорить супругам о серьезных состояниях и операциях. Покажешь свою непластиковую сущность — муж не будет считать тебя женщиной. Не сможет спать с тобой. Уйдет к здоровой. Вот интересно, а если тебе удалят грудь — что надо соврать мужу по этой логике? «Прости, дорогой, я бежала на распродажу бриллиантов и по дороге потеряла одну сиську?»

А климакс, который давно превратился в предмет для насмешек? Орущие климактерические начальницы, которых никто больше не хочет, не желает. Приливы, перепады настроения, зависть к юным соперницам, вожделение к юношам. Это же смешно! Принимайте гормоны! Не важно, что это может быть вредно, — принимай, чтобы умереть как жила, куклой.

По крайней мере это объясняет, почему наши женщины порой запускают свои «женские» болезни. Почему редко и неохотно идут к врачу, зачастую — когда уже поздно, фатально.

 

Продолжение грустной темы о неумении принимать себя читайте в колонке Наталии Кочелаевой в апрельском номере «Психологии эффективной жизни»

От редакции

Большое количество страхов и тревог у женщин связано с беременностью и материнством. Писатель, популярный блогер Малка Лоренц рассуждает о том, через какие переживания и испытания приходится проходить женщине: https://psy.systems/post/vsegda-s-toboj.

Совсем немного времени прошло с тех пор, когда говорить с детьми о сексе и теле было не только не принято, но считалось чем-то грязным и постыдным, а кто-то и слово «беременность» произносил шепотом. Специалист по семейной истории Елена Хэрмэнс предлагает углубиться в историю последних двух веков и разобраться, как возникли эти убеждения, когда, в какой форме они передались нашим прабабушкам и прадедушкам, а от них дальше и как проявляются сейчас: https://psy.systems/post/dvesti-let-seksa-net.

Порой нам кажется, что мы себя любим и хорошо к себе относимся. Однако результаты наших действий почему-то говорят об обратном. Почему так сложно полюбить себя, рассуждает коуч Наталья Баженова: https://psy.systems/post/missia-nevypolnima-pochemu-tak-slozhno-polubit-sebya.

До сих пор различные курсы по стилю советуют женщинам корректировать свою фигуру, вгоняя себя в определенный формат. Стилист Евгения Никитина с этим не согласна. Читайте ее доводы в статье: https://psy.systems/post/yabloko-ili-grusha-etalony-krasoty.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Другие статьи на эту тему