Подожди немного
Любовь
Малка Лоренц
Писатель, популярный блогер

Просмотров: 10776
Дата публикации: 19 декабря 2018 г.

Началось с того, что он накидался виски еще в аэропорту. Пока я по дьютику гуляла. Причем ничто не предвещало буквально, из дома выезжали в нормальном настроении, ну, такси опоздало немножко, но я его отвлекала, шутила, рассказывала глупости какие-то, чтобы он не успел разозлиться. А как паспортный контроль прошли, он сразу в бар. На контроле перенервничал. Его всегда очень напрягает, когда им командуют, даже если это пограничный офицер, для него это унижение. Я поэтому в таких случаях всегда стараюсь быть рядом и отвлекать на себя. Иначе он может нагрубить, и будут неприятности, уже были случаи.

Но в этот раз все прошло тихо и ничто, повторяю, не предвещало. Не стоило мне в дьютик отходить. Или надо было его с собой тащить, он бы ходил с брезгливым видом и на меня бы огрызался, но хотя бы трезвый. А так я его в самолет практически на себе заволокла, но зато он сразу заснул, даже стюардессе не успел нахамить. Я тоже немного подремала, но он все норовил сползти с кресла, и приходилось постоянно просыпаться и поправлять его.

Когда сели, он уже немного пришел в себя и довольно бодро ругался, что большая очередь, потом что жарко, потом что дорого и пробки. Выяснилось, что ваучер отеля он накануне забыл на работе. Слава богу, я хоть оба паспорта всегда к себе в сумку кладу, после того случая, ну, не важно. Номер нам дали на последнем этаже, окнами во двор. Я хотела сунуть портье двадцатку, чтобы поменял на получше, но он заметил, не вышло. Он терпеть не может за что-то доплачивать и мне не дает, зато потом всю неделю рассуждал, какой паршивый отель я выбрала и что мне ничего нельзя доверить, даже такую ерунду. Как-то заселились, он лег поспать, а я разложила вещи и сбегала узнала насчет сейфа (пока он не начал орать, что вокруг одни ворюги) и насчет завтраков.

Проснулся он ожидаемо не в духе, искал футболку, искал шлепанцы, потом искал свой телефон (был в кармане), ворчал, что я долго собираюсь (я доставала ему футболку), наконец вышли. Я взяла на ресепшене план города, хотела взять два, но он сказал не надо, зачем. Поэтому на каждом перекрестке я останавливалась и пыталась по карте сориентироваться, куда поворачивать, а он злился, что долго, вырывал карту из рук, разглядывал ее вверх ногами и возвращал мне, потому что карта была негодная и на ней ничего нельзя было понять. Навигатор включить было невозможно, потому что роуминг и дорого, нет, и все, сказал он еще в аэропорту и отключил Интернет. Так что я шла по карте, а он со мной спорил, дважды заставил свернуть не туда, и мы, естественно, заблудились. Пришлось спрашивать дорогу у прохожих, разумеется, мне, он бы не пережил такого унижения, не говоря о том, что он не говорит по-английски.

В собор он заходить отказался, потому что вход был платный, а в другой собор, где вход бесплатный, была очередь, и он не желал стоять на жаре. И вообще он желал обедать, желательно на воздухе, но в тени, но за чистой скатертью, но дешево. Поиск такого места занял полтора часа на воздухе и в тени везде было дорого, а где было дешево там не было скатертей и свободных мест. Это у него всегда так происходит, он видит ресторан, останавливается почитать меню, долго колеблется и продолжает маршрут, типа поищем еще, в крайнем случае вернемся. Тут я стараюсь не вмешиваться и вообще не отсвечивать, как-то пару раз я взмолилась, что сколько можно уже и мне здесь нравится, и потом до вечера слушала, какой отстойный кабак я выбрала, с тех пор зареклась.

Пообедали мы в итоге в какой-то кошмарной пиццерии по цене Мишлена, потому что он устал выбирать и хотел в туалет. Я в туалет хотела уже давно, но он бы сказал, что я им манипулирую, так что я терпела. 

Я и в собор хотела, и вон в ту лавочку с бижутерией, и вечером перед сном сходить на пляж полюбоваться на море в темноте и послушать, как оно шумит, и еще я хотела номер с балконом, и посидеть на балконе почитать журнал, и купить на рынке черешни и съесть ее на лавочке под большим деревом, и выпить кофе на набережной, где пахнет водорослями, и выпить вина в баре, где играет гитарист, но тут выяснилось, что он натер ногу, и пришлось оставить его за столиком и искать аптеку купить пластырь. Вернувшись с пластырем, я нашла его уже всего на нервах, к нему уже дважды подходил официант, а он не понимал, что тому нужно, и психовал, что меня долго нет.

Утром ему предсказуемо не понравился завтрак, и было решено от отельных завтраков отказаться, а завтракать в городе, то есть каждое утро спросонья тот же аттракцион, что с обедом, плюс сумка с пляжными вещами, потому что нельзя терять время. На пляже он немедленно обгорел и двое суток отлеживался в номере, намазанный сметаной, аптечной косметики он не признает, не желает обогащать корпорации и мазаться химией. Я обязана была находиться рядом, потому что мало ли что и вообще ему скучно, а по телевизору все не по-нашему.

Я сидела на стуле у кровати и думала ни о чем, я привыкла так пережидать время, когда все равно ничего нельзя сделать, я и дома часто так сидела и просто ждала, когда можно будет встать и куда-то пойти, кроме как по его делам типа пластыря. Я и этого отпуска, этой поездки так же ждала целый год — ходила на работу, спешила домой искать ему носки и слушать, как его все достало, молчала на его попреки, на вечно занятую ванную, на пьяные его истерики и потерянные квитанции, молчала и ждала, что вот еще немножко, и мы поедем на море, в древний жаркий город с набережной и пальмами, с деревьями, которые цветут оранжевыми цветами, и я буду на все это смотреть, пока он бубнит свои глупости, а потом — потом выпадет удача, он захочет поспать днем в номере, или, к примеру, у него случится понос и он захочет остаться в отеле один, и тогда, тогда я выйду на улицу, в эти жаркие запахи, и дойду до площади, заплачу за вход в собор и побуду там среди красоты и прохлады, а потом выпью кофе на набережной, где пахнет водорослями, и куплю себе в той лавочке смешные сережки и сразу же их надену, и пойду, улыбаясь, по этим древним камням к вечернему морю, я целый год этого ждала, этого отдыха, и сейчас, на стуле у кровати, я все еще этого ждала, и теперь уже ждать оставалось совсем недолго.

 

Статья опубликована в новогоднем номере «Психологии эффективной жизни». Цена номера — 50 рублей.

В корзину

 

От редакции

«Я без него не смогу» — одно из убеждений, заставляющих женщин оставаться в отношениях, где они чувствуют себя несчастными, неинтересными, опустошенными. О причинах, по которым женщины «залипают» в токсичных отношениях, рассуждает в своей статье психолог Виктория Сандо: https://psy.systems/post/ne-mogu-bez-nego-ili-ostorozhno-toksichno.

Выбрав в партнеры мужчину-тирана, который не учитывает ваше мнение и подавляет вашу личность, вы рискуете обречь себя на мучения. И проявляться результаты отношений, в которых вас подавляют, могут самым неожиданным образом — например, через неудовлетворенность в сексе. Как претензии к партнеру в постели могут быть подсознательной борьбой за власть, можно узнать из статьи врача и психолога Натальи Терещенко: https://psy.systems/post/vzyat-vlast-cherez-seks.

Зачастую мы бываем свидетелями извращенных нападок одного человека на другого на том или ином уровне. Но социум предпочитает не видеть эту проблему завуалированного насилия и пропагандирует терпимость. Тем, кто испытал на себе моральное преследование и хотел бы заново найти жизненные ориентиры, рекомендуем прочитать книгу Мари-Франс Иригуайан «Моральные домогательства. Скрытое насилие в повседневности»: https://psy.systems/post/mari-frans-iriguajan-moralnye-domogatelstva.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Другие статьи автора