Выходим из зоны комфорта
Личная эффективность
Татьяна Мужицкая
Психолог, бизнес-тренер

Просмотров: 2826
Дата публикации: 15 июня 2018 г.

Потребность в росте есть у каждого — человек развивается, меняется, мир вокруг него тоже меняется. Но, к сожалению, комфорт и рост несовместимы.

«Ты уже перерос эту сказку!»

Есть компьютерные игры, где следующий уровень похож на предыдущий, но чуть сложнее. А есть компьютерные игры, где следующий уровень непредсказуем. Герои там остаются теми же самыми, а вот реальность вообще другая: другие миссии, другие задачи. Есть компьютерные игры, где ты можешь перетаскивать с уровня на уровень заработанные тобой ресурсы, а есть такие, где они все сгорают при переходе на следующий уровень.

Я знаю одного парня, который специально проигрывает последнюю битву именно по этой причине: ему жаль терять честно заработанные вооружение и доспехи, а также «жизненную силу», которая в компьютерных играх вполне материальна. А я все жду, когда ему надоест одно и то же!

Но если в играх процессы перехода с уровня на уровень очевидны и предсказуемы, ясны цели и понятны правила, то в реальной жизни это всегда игра втемную. И если даже в ненастоящей «стратегии» страшно все потерять и некомфортно оказаться в новой обстановке, где ты ничего не контролируешь, хотя бы в первое время, то представьте, каково это в реальной жизни!

Поэтому множество людей тормозят перед решающим шагом по собственной воле. Но, оказывается, работа личности где-то там, в глубине, внутри, происходит сама собой. Душа растет, как растет семечко в почве, и рано или поздно это семечко прорастает. Накопилось достаточное количество опыта, переживаний, произошла трансформация, и ты не заметил, как... И вдруг, как в сказке про Алису, ты уже видишь, что те, кого ты принимал за короля и королеву, — всего лишь колода карт. Ты, конечно, можешь играть по-старому какое-то время, уже теперь наслаждаясь тем, что это колода, тасовать, перекладывать, но потом, как и Алиса, ты понимаешь, что ты уже перерос эту сказку и пора двигаться дальше.

Я уже давно заметила, что на НЛП-практики люди сначала приходят за инструментами, чтобы уметь влиять на других людей. Но чем больше они узнают, тем больше понимают, что просто управлять другими — скучно. И они спрашивают: «А можно научиться не управлять людьми, а жить вместе с ними?»

И это значит, что изменился сам подход, изменились приоритеты, люди обнаруживают, что есть «я», и это «я» гораздо интереснее. То же и в психотерапии — женщины приходят потому, что никак не могут наладить отношения с мужчинами,  мужчины их не устраивают. Но, когда терапевт предлагает сначала разобраться с собой, выясняется, что женщина полностью переложила на мужчину ответственность и за свое развитие, и за свое счастье. И дальше — или переход на следующий уровень, или…

Или ты сам не изменился (по крайней мере тебе так кажется), но повернулось колесо времени, и изменился мир вокруг тебя. Например, выросли дети. А ты так и не избавилась от соблазна проверять оценки (на этот раз в зачетках), помогать делать домашнее задание (на этот раз по сопромату). И когда вдруг однажды оказывается, что сын или дочь в тебе больше не нуждаются и вообще горят желанием смыться от тебя подальше на съемную квартиру, на тебя накатывает отчаяние: «А как же я? А зачем я?»

Смысл существования, прежде ясный и понятный — в 06:30 подъем и сборы в школу, а летом большие каникулы, — вдруг потерялся. А что же теперь делать, ведь работа давно постыла, муж давно неинтересен, а с подружками разговор вертится только вокруг детей и вокруг болезней? Когда-то ты менялась, как в «Алисе в Стране чудес»: «дым в дом, дом в даму, а дама в маму», а теперь что — обратно, упаси Господи, в дым? В непонятно что, что я не умею и никогда не пробовала? В неопределенность?

И надо решаться — искать себя в изменившемся мире, где ты больше не самая главная мама, вернее, главное в тебе — уже не это. Но меняться очень страшно.

Недавно я прочла отрывок из статьи философа Бертрана Рассела «Как правильно стареть» и очень повеселилась, прочитав про его бабушку. Вот она-то как раз не боялась меняться со временем: «Она любила рассказывать, как в Италии встретила одного престарелого джентльмена, который выглядел весьма печальным. Бабка спросила его о причине грусти, и он ответил, что только что был разлучен с двумя своими внуками. "Боже правый! — воскликнула бабка. — У меня 72 внука, и, если бы я грустила каждый раз, когда разлучалась с кем-то из них, жизнь моя была бы очень жалкой". "Бессердечная мать!" — отозвался тот. Однако, выступая от имени одного из этих семидесяти двух, я предпочту ее рецепт. Когда ей было за 80, у нее возникли некоторые сложности с отходом ко сну, так что обычно бабка проводила часы от полуночи до трех утра за чтением научно-популярной литературы. Не думаю, чтобы у нее оставалось время замечать собственное старение» (Bertrand Russell. How to Grow Old. Portraits from Memory, 1956. Перевод — Е. Кузьмина).

Или другой пример. Вы остались прежним, старательным, надежным, и на вас все так же можно положиться. И вы все такой же специалист… допустим, по печатным машинам (тут можно вставить любые машины и любую отрасль!). Но ваша, скажем так, типография уже давно дышит на ладан, потому что книги уже давно издают и печатают с помощью компьютеров. И ваше министерство печатных машин упразднено. И ваши молодые коллеги давным-давно разбежались, а вам больно и обидно, что все ваши жизненные успехи закончились у устаревшей технологии, у дышащих на ладан станков, которые нет смысла даже модернизировать. Надо решаться. Надо найти новые точки приложения сил. На этих рельсах ваш поезд уже ушел. Надо искать новый поезд! Но вам страшно. Как это — с нуля в вашем возрасте? Это что же теперь — на побегушки к молодому боссу? Опять учиться? Опять напрягать мозги? Оставив все ресурсы на нижнем уровне, опять получать не только пятерки, но и двойки, опять выслушивать в свой адрес нелицеприятные замечания?

Страшно.

«Учитель приходит, когда ученик готов»

Есть люди, которые поддерживают наше эго. А есть те, кто говорит нам то, что мы слышать не хотим. Можно обижаться, посылать их лесом и полем, но если ими движет любовь, то они помогут. Только не путайте с критиканством! Те, кем движет любовь, не заботятся о том, как выглядят они сами на твоем фоне. Они всегда видят тебя дальше, чем ты есть. Они и показывают тебе тот самый следующий уровень. Эти — светящиеся чайки. Я называю их «вестниками»: «Я там уже был, там клево, пойдем, я только что оттуда!»

Но иногда такие люди кажутся нам предателями. Я столько удерживаю, борюсь, а ты говоришь, что ничего не нужно удерживать! Наоборот, ты толкаешь меня и лишаешь равновесия, и я могу упасть и удариться. «Вместо того чтобы быть мне родной матерью», как говорил Карлсон, ты тащишь меня в неизвестность.

…Только почему-то потом мы очень благодарны этим людям. Потому что до встречи с ними мы стремились быть хорошими, а не собой.

На Востоке всегда были учителя. Они знали, как надо. Они изрекали истину. Но в дзенской традиции лучшие учителя — это те, которые били палками слишком послушных учеников. Тех, кто во всем полагался на их авторитет. Во всех религиях существуют или епитимьи, или посты, или сложные паломничества. То есть человек в своем духовном росте должен пройти через сложные испытания. Я думаю, это нужно для того, чтобы болезненный процесс перехода «на следующий уровень» был заключен в контекст.

Когда я училась на психфаке, для меня стал откровением «факторный анализ», единственный математический предмет в расписании. Там изучается влияние на эксперимент разных факторов, чтобы его результаты были надежны и значимы. Например, если ты хочешь доказать, что шарик бьется об стенку и отскакивает на определенное расстояние под одним и тем же углом, ты изучаешь разные факторы — из чего сделан шарик, материал стены, на какой высоте он ударяется, кто его кидает. Если этот фактор не влияет на ход эксперимента, ты его вычеркиваешь.

А если мы возьмем человека, жизнь которого изменилась после психотерапии, или тренинга, или коучинга, или общения с буддистским монахом, мы никогда не сможем точно сказать, в результате чего произошли изменения. Это могут быть личность учителя, терапевта, коуча, монаха, его половая принадлежность, время года, астрологическое положение звезд, личность самого человека, обстоятельства его жизни. Но может быть просто внутренняя готовность к переменам. Человек отправляется испытать себя, когда он внутренне к этому готов, когда почка готова раскрыться.

Например, я помогаю людям очень искренне, но знаю, что если они сами несут в себе огромную потенциальную энергию, то мне не придется прикладывать безумных усилий, чтобы их раскачать. Этим людям для трансформации просто нужен контекст. В просторечии это часто называется «волшебный пинок». Но внутренне они уже готовы, и таким пинком может стать кто угодно и что угодно. Любой инсайт — книга, разговор, письмо, встреча, любой человек, даже случайный.

Чувства высокого напряжения

Но каким бы волшебным ни был пинок, он не происходит безболезненно. Не надо ничего преодолевать специально, ты просто заранее пойми, что будет больно. По определению. Эпиграфом к книге Харуки Мураками «О чем я говорю, когда я говорю о беге» стали знаменитые слова: «Pain is inevitable. Suffering is optional». В моем вольном переводе это звучит так: «Жизнь вообще-то трудна, и это не обсуждается. Но страдать или нет по этому поводу — абсолютно ваш выбор».

Сопротивление переменам, попытки «остановить мгновение», коль оно так прекрасно, — это фактически попытка анестезии, обезболивания. Люди настолько напуганы перспективой боли (почему-то неопределенность в первую очередь вызывает страх боли), что у них включается механизм — избежать ее любой ценой. Упадешь — будет больно. Полюбишь — будет больно. Привяжешься — будет больно. Останешься один — будет больно. Поэтому лучше не ходить там, где можно упасть, не любить, не привязываться, не оставаться одному и ничего не менять.

Тем самым люди накладывают на душу тотальную заморозку. Боли нет — нет чувств, слез, страданий, но при этом нет ни любви, ни страсти, ни интереса. Анестезия работает, чувства выключены. Но, не испытывая боли, ты не испытываешь еще и огромного количества параллельных ощущений. Поэтому и живыми такие люди себя чувствуют очень редко.

Я как раз общаюсь с теми людьми, которые приходят ко мне, чтобы быть живыми. Они говорят: «Мне очень страшно, я понимаю, что, как только я раскроюсь, из меня рванет не только огромное количество счастья, но еще и вся та боль, которую я избегал все эти 10, 20, 30, 40, 50 лет, она нахлынет с не меньшей силой. Она же меня затопит!»

Вдруг просыпается чувствительность. Но ты можешь сколько угодно бояться, сколько угодно откладывать переход на следующий уровень, тем самым ты только увеличиваешь количество монстров вокруг себя. У кого-то вдруг просыпаются болезни, кто-то достигает своего уровня некомпетентности, у кого-то рушится семья.

Как мне кажется, взросление, то бишь переход на новый уровень, — это и есть способность переварить определенное количество боли, больше, чем на предыдущем уровне. Почему в старых домах горит проводка, когда там пытаются установить электроплиты, стиральные машины? Да просто невозможно старыми кабелями питать новую электронику. Нужно просто поменять проводку. Целиком! Надо поставить провод другого сечения.

Как-то у меня в жизни был сложный период, и я написала рассказ о том, что я себя чувствую проводом на 220 вольт, через который пустили 1000. Я плавлюсь, мне больно и страшно. Но я не хочу ничего менять, потому что я поняла, что есть огромный диапазон меня, который я прежде не знала. В моем стихотворении «Маяковский» самой важной строчкой для меня стало, что «очень страшно, что однажды проснусь вчерашней, заветренной и почерствевшей». С тех пор я пытаюсь учиться наращивать эту пропускающую способность!

Когда мы открываемся чувствам высокого напряжения, это и есть рост, даже если плавится при этом старая проводка. Есть масса способов, как это сделать легче: с помощью психотерапии, тренингов, духовных практик, одним нужно пройти этот этап в одиночестве, другим нужно, чтобы им кто-то помог, третьим — контекст. Но менять проводку придется все равно.

Если все оказалось ошибкой

Чтобы избежать этой боли, нам надо понять, почему мы так боимся ее.

Первая причина — это накопленный за жизнь неприятный опыт.

Евгений жизнь проводит в страхе,

Он в детстве пережил трындец,

И опасается все время

Он рецидива трындеца.

Человек как бы сложил то, что он боится, в рюкзак и убрал за спину с глаз долой. И предпочитает ходить все время с этой тяжестью за спиной, с мешком кирпичей. И начинает разбираться с ним (а кстати, по статистике, это происходит обычно после сорока), когда, видимо, груз уже стал настолько тяжелым, что тащить его дальше собственными силами невозможно.

И тогда люди начинают совершать всякие странные и не свойственные для себя поступки — уезжают в Индию, бреются налысо, уходят с работы. Они просто подбирают контекст, в котором можно прорваться к этой почке и распуститься заново. Просто когда это с человеком происходит ничем не прикрыто, окружающих это очень пугает, и они начинают его лечить. А так — уехал в Индию и вернулся просветленный. Ну понятно, это ж Индия, там все просветляются! А дело совсем не в Индии. Индия — это не причина, а следствие.

Второе. Человек боится, что призрачным окажется все, на чем базировался предыдущий уровень игры. Книга Ричарда Баха «Иллюзии, или Мессия поневоле» заканчивается словами:

Все

в этой книге

может оказаться

ошибкой.

Конец.

Но этими словами книга и кончается, и не кончается. Потому что после этих слов следует эпилог.

«“Может быть, я — полный дурак, Ричард, и, может быть, я не вижу чего-то очевидного, что прекрасно видно тебе, и если так, то, пожалуйста, подскажи мне, но что плохого в том, чтобы записать это все на бумагу?..”

“Значит, написать книгу?”

“А почему бы и нет?”

“А ты знаешь, сколько надо труда... Я обещал себе, что в жизни никогда больше не напишу ни единого слова!”

Он пожал плечами и натянул летные перчатки, а затем потянул ручку газа, и мотор оглушительно взревел. Когда я проснулся под крылом моего “Флита”, этот рев все еще звенел у меня в ушах.

Я лежал в безмолвии, царившем над этим полем, укрытом изумрудным пушистым ковром. Новое ласковое утро пришло в мир. И тут, ради забавы, еще толком не проснувшись, я, один из почти пяти миллиардов мессий, живущих на этой планете, взял свой бортжурнал и принялся писать о моем друге:

1. И пришел на эту землю Мессия, и родился он на священной земле штата Индиана...»

«Все может оказаться ошибкой». Все — речь не о книге, это то, во что вы верили, что считали важным. То, чему было отдано много сил, времени, надежд. Вдруг это все рухнет, когда вы сделаете первый шаг?

Речь не о книге. Речь об отношениях, о своих занятиях, взглядах и убеждениях, привычном ландшафте и виде из окна. Готовы вы смириться с тем, что это окажется, как выразился писатель Бах, «ошибкой», взять свой бортжурнал или что у вас там найдется под рукой и вывести первую строчку на чистой странице?

Выстраивать заново близкие отношения. Искать новые точки приложения своих сил и думать о самореализации в новом качестве себя. Выбирать новые зоны для развития. И новые цели (или вовсе от них отказаться). Не в смысле — сейчас я все зачеркну, раз не получилось! Проще всего сказать: «Вы все дураки и ничего не понимаете! Пошли вон, я теперь буду жить в великом просветленном мире!»

Это не так! Наоборот, у тебя теперь намного больше ответственности за свой мир вокруг. Возьмем отношения. Это огромный простор для творчества! Да, ты 15 лет живешь с этой женой, 20 лет с этим мужем. Прекрасно! Ты же уже лет десять из этих 15–20 живешь на старых автоматизмах и паттернах, по привычке. Попробуй увидеть его таким, каким он стал сейчас! Ты знаешь его? Чем он живет, что ему интересно? Чем он тебе интересен? А ты сама — какая? Или ты тоже себя вспоминаешь 15–20-летней и беспокоишься только о том, что талия уже не та.

И если ты теперь уже осознанно понимаешь, что вы с женой или с мужем и правда совсем разные, то тогда нужно разойтись по-человечески, по-доброму, не с разделом имущества, а с обменом ресурсов.

Скажу по секрету: сил не хватает не тогда, когда меняешься, а когда пытаешься удержать в стабильном состоянии систему, которая уже пришла в движение. Если ты поймаешь парусом ветер, он унесет тебя своей силой. Но если ты поставишь препятствие против ветра, то он просто сорвет его. Сопротивляясь переменам, когда система внутри уже пришла в движение, человек тратит слишком много энергии на сохранение равновесия. И ведь известно, что почка прорвется рано или поздно, потому что еще никому в природе не удалось сдержать энергию роста.

Вперед и с болью!

А энергии там очень много. Там ее настолько много, что ты и представить сейчас не можешь сколько! Ее просто надо использовать в мирных целях.

Есть суфийская древняя притча про реку, которая решила, что она хочет достичь моря.

И побежала. Бежала, бежала, бежала, добежала до пустыни. А пустыня была горячей, и она стала уходить в песок. И стала она горько плакать, но даже слезы ее испарялись.

Тогда к ней прилетел ветер и сказал:

— Я могу помочь тебе осуществить твою мечту. Ты станешь морем.

— О да, да, сделай так!

— Но, — говорит, — есть одна загвоздка. Ты перестанешь быть рекой в этот момент и вообще перестанешь понимать, что с тобой происходит.

— Как это?

— Я могу тебя поднять, превратить в смерч, в водяную пыль и в таком виде перенести, опустить в море. Но когда ты станешь водяной пылью, ты перестанешь быть рекой.

— Не-ет, я так не хочу!

— Ну, как хочешь! — сказал ветер. И улетел.

А река продолжала уходить в песок. И когда она поняла, что не суждено ей стать великой рекой, она снова позвала ветер и сказала:

— Переноси!

И он ее перенес именно в таком виде. И в море появились новые сияющие капли, которые точно знали, что они море и всегда были морем.

Иногда ты оборачиваешься на какие-то события в своей жизни, и тебе становится странно, почему так долго нужно было ходить вокруг да около, из последних сил удерживать пришедшую в движение реальность и сопротивляться переменам.

Но если ты находишься в состоянии «здесь и сейчас», если ты всегда осознаешь, что происходит, ты всегда готов к неожиданностям. Ты понимаешь, что не они случаются с тобой, а ты — с ними. Ты пользуешься ситуацией, а не она рушит тебя. Как серфингист ловит волну, а не она накрывает его с головой.

Рост — это показатель молодости. Человек становится стариком, когда перестает расти и начинает жить прошлым. У него есть заслуги десятилетней давности, и больше с ним уже ничего не случится. И он резко стареет весь — лицом, телом, всем. Оно и понятно: жизненная программа выполнена, и биология следует за этим. И наоборот — человек, который меняется вместе с жизнью, не стареет. Оказывается, что не важно, сколько ему лет!

Помните — за одного битого двух небитых дают? Поэтому вперед! И с болью. Ну и с песнями, само собой!

Литературная запись Ирина Белашева

 

Статья опубликована в июльском номере журнала «Психология эффективной жизни»

 

От редакции

Как бы ни хотелось нам решить все проблемы раз и навсегда, мечта эта несбыточная. Пока мы живы, столкновения с трудностями, неприятными ситуациями, трагичными событиями неизбежны. Как научиться использовать проблемы в качестве источника силы и мудрости, рассказывает психолог Алексей Куренчанинhttps://psy.systems/post/ya-problema-i-ya-prishla.

Иногда люди тормозят перед решающим шагом, потому что боятся... успеха. С чем связан такой неочевидный страх? И, главное, как от него избавиться? Ответ ищите в статье психолога и бизнес-консультанта Ольги Юрковскойhttps://psy.systems/post/strax-uspexa.

Как решиться на изменение себя в изменившемся мире? Где взять веру в свои силы, начать действовать и справиться с препятствиями, рассуждает психолог, коуч, гештальттерапевт Нина Рубштейнhttps://psy.systems/post/gde-vzyat-veru-v-sebya.

Наш мозг не любит покидать наезженную колею, ведь выход из зоны комфорта совсем не гарантирует победы. Психолог Анжела Гриппо объясняет, почему нам так нравится быть победителями, а проигрыш вызывает отрицательные эмоции: https://psy.systems/post/pochemu-nash-mozg-lubit-pobezhdat-a-ne-proigryvat.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?