Выжить любой ценой: как сохранить рассудок в экстремальных условиях
Личная эффективность
Люк-Кристоф Гилерм
Французский психиатр и фотограф, специализирующийся на психологии выживания после кораблекрушений

Просмотров: 3853
Дата публикации: 15 мая 2018 г.

Стивен Каллахан выжил после 76-дневного дрейфа на плоту в Атлантическом океане. Как это удалось ему и другим выжившим в кораблекрушениях?

В первой части речь шла о том, как не потерять голову и обрести контроль над экстремальной ситуацией (https://psy.systems/post/vyzhit-luboj-cenoj). В этой поговорим о других стратегиях выживания, которые помогают сохранить здравый рассудок на грани жизни и смерти.

Альтернативные когнитивные стратегии

В своей истории Стивен Каллахан рассказывает о явлении, называемом в когнитивно-поведенческой терапии «панической спиралью» — взаимодействием между эмоциями (беспокойством), физическими ощущениями (боль, тахикардия, пот и т.д.) и когнитивной интерпретацией ситуации.

У Стивена Каллахана появилась идея разделить свои заметки на две части: с одной стороны — события, с другой — идеи и мысли о происходящем. Удивительно, как Каллахан сам описывает этот опыт. Он разделяет свое «я» на три части: физическое «я», эмоциональное «я» и рациональное «я». Другими словами, физические ощущения, эмоции и знания.

Он отмечает взаимодействие между этими тремя измерениями: влияние физических ощущений (боли, страданий, истощения) на эмоции (беспокойство, разочарование, панику) и попытки в другом, рациональном измерении справиться с болезненными переживаниями. На 11-й день, когда возникает опасность, он пишет: «Мое эмоциональное "я" испытывает страх и физическую боль. Чтобы контролировать страх и боль, я инстинктивно полагаюсь на свое рациональное "я". Эта тенденция со временем только усиливается».

Эволюция всех его «я» будет продолжаться в течение всего дрейфа, и их взаимное влияние будет меняться. Например, к 25-му дню рациональное «я» станет совсем неэффективным. Через три недели он замечает, что больше не думает «если я вернусь домой», теперь в его рассуждениях появилось «когда я окажусь дома».

Его неудачи или разочарования (например, во время рыбалки) теперь управляются мыслями: «Важно оставаться спокойным. Не торопись. Сделай это хорошо. Ты можешь порыбачить и завтра!» 

На 30-й день порыв ветра дважды переворачивает его плот, и он больше не может контролировать себя. Он обвиняет и ветер, и океан, проклинает их, а «второй голос» выговаривает ему: «Прекрати реагировать как ребенок».

Позитивное смирение

Примерно на 17-й день наступает важная фаза этого приключения. Стивен решает больше не быть пассивным «проживателем» ситуации, а взять ее в свои руки. Для него это великий момент. 

Речь скорее о чувстве контроля над ситуацией, чем о реальности этого контроля, но это изменение имеет большое значение. Каллахан как будто только что принял свой новый статус. Он решает, что теперь у него такая «новая жизнь» — жизнь оставшегося в живых, и нужно принять ее, чтобы пройти испытания.

«Ясно одно, — говорит Каллахан на 17-й день, —  я не могу рассчитывать на то, что другие меня спасут. Я сам должен это сделать».

Стивен взял бразды правления в свои руки. Например, временами он прибегал к релаксации. Мысль, что такая ерунда может быть полезна потерпевшему кораблекрушение, кажется смешной. Но Каллахан указывает в своих заметках, что часто использовал методы йоги в тяжелые моменты. Он смирился с новой жизнью и максимально подстроил ее под свои нужды.

К границам реальности 

Необходимость бороться за выживание в течение долгого времени приводит к глубоким психологическим изменениям. Одиночество, изоляция от цивилизации, невыносимые физические страдания и опасность смерти, ограниченный обзор, однообразный пейзаж, постоянный шум, сильные запахи — все это оказывает серьезное влияние на человека. Особенно на восприятие времени.

На четвертый день Стивен отмечает: «Все слишком долго, слишком долго». Границы реальности становятся трудноразличимы к концу 15-го дня. Он пытается убедить себя, что единственное время, затронутое страданиями, — это настоящее, а будущее и прошлое — «неприкасаемы».

К 30-му дню он испытывает еще более яркие духовные переживания: деперсонализацию, сны и галлюцинации о пище, ощущение почти мистического единения с природой.

На 40-й день он сравнивает свою жизнь с игрой в покер со смертью. Условия становятся все труднее: из-за бури он спит очень мало (например, всего один час на 42-й день).

На 46-й день он отмечает, что его преследуют две песни «Битлз». Он мечтает о еде, иногда у него бывают обонятельные галлюцинации. Чуть позже у него неоднократно появляется чувство, что с ним на плоту есть кто-то еще. Это часто отмечают и другие потерпевшие кораблекрушение: «Когда я проваливаюсь в сон, мой спутник уверяет меня, что он за всем присмотрит. Иногда я вспоминаю разговоры, признания и советы, которыми мы обменивались».

Спасение

На 43-й день Стивен Каллахан сумел загарпунить большого морского леща, но рыба боролась за жизнь, сломала стрелу и прорезала 10-сантиметровую щель в ткани плота. Одна сторона плота начала сдуваться. Смерть оказалась близка, как никогда раньше. Нужно было срочно что-то предпринимать.

Стивен проводит часы, заделывая брешь, надувая плот снова и снова. Его начинает преследовать акула, а уровень воды внутри повышается. Шесть дней спустя он все еще сидит в воде, плот похож на перевернувшийся гамак, он спит очень мало. К счастью, море успокаивается и дает ему небольшую передышку.

Его мучают несколько гнойных ран, спит он менее четырех часов в сутки, работая без остановки.

51-й день. Он чувствует, что умрет, говорит себе, что не может отступить, а потом снова хочет умереть. Он начинает подбадривать себя: «Прекрати ныть! Возьми себя в руки!» Затем он, похоже, ищет веские причины, чтобы самому снова поверить в возможность выжить. Он начинает с поиска положительных моментов («До сих пор тебе как-то удавалось выходить из положения, может, и сейчас у тебя есть шанс»), стремится отвергнуть идею смерти.

«Сконцентрируйся! В чем моя проблема? Расходится шов. Развязываются любые завязки. Я должен их закрепить. Что у меня для этого есть?..»

И затем наконец в его сознании словно вспыхивает яркий спасительный свет: «У меня же есть вилка!»

28 марта. 52-й день. Каллахан только что отремонтировал плот подручными средствами. Он уже давно находится на грани истощения, как физического, так и психологического, и держится только благодаря постоянной борьбе с унынием. Желание оставить все как есть все сильнее.

Подобно «летучему голландцу», обреченному вечно блуждать по морю, он чувствует бесконечность своего путешествия без реального места назначения. «Это хуже смерти, —  говорит он. — Неужели это будет длиться вечно?» Не имея в виду самоубийство, он думает, что на 59-й день было бы легче все отпустить и просто закрыть глаза.

15 дней спустя его наконец заметили рыбаки с судна «Мари-Галант». Как и многие другие оставшиеся в живых, после спасения он пережил возрождение: «Настоящее, прошлое и будущее внезапно и необъяснимо сливаются в одно. Впервые за 2,5 месяца мои эмоции, тело и разум снова образуют одно целое».

Четыре года спустя в своей книге «Дрейф» Стивен Каллахан поведает о последствиях этого приключения и уроках, которые он извлек из него. Каллахан смог выжить в чрезвычайно сложных условиях благодаря отвлечению мысли, созданию защитного внутреннего пространства, позитивному смирению. Его история представляет собой готовую психологическую модель поведения в экстремальной ситуации.

 

От редакции

Вести дневник — хороший способ справиться со стрессом и проработать психологические травмы. Как грамотно применять писательские практики, рассказывает психолог Анна Кутявина: https://psy.systems/post/biblioterapiya-o-polze-pisatelskix-praktik.

Управление своими мыслями, которое помогло выжить в океане Стивену Каллахану, — еще одна техника, которую можно применять не только в экстремальной ситуации, но и в повседневной жизни. Концентрация на настоящем моменте помогает развить природную чувствительность тела и мыслить яснее. Узнайте больше об этой практике из статьи психолога Ильи Шабшина: https://psy.systems/post/glubzhe-chem-um-drevnie-praktiki-dlya-yasnosti-mysli.

Один из важных моментов в истории выживания Стивена Каллахана — это вера в то, что у него получится выжить. Но где взять эту веру в себя, если ее не хватает порой даже в самых привычных ситуациях? Читайте в статье психолога, коуча, гештальттерапевта Нины Рубштейн: https://psy.systems/post/gde-vzyat-veru-v-sebya.

Оказаться на грани жизни и смерти — это серьезный травматический опыт для человека. А что вообще такое психологическая травма? Как она проявляется? Как влияет? Что с ней делать? На эти вопросы отвечает статья психолога Эллы Чирковой: https://psy.systems/post/chto-takoe-psixologicheskaya-travma-i-kak-ona-vliyaet-na-nas.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Другие статьи на эту тему