Эльвира Барякина: «Соседка Маруска из Эквадора, косметолог Зина из Литвы, полицейский Али из Марокко и рекламщик Раул из Румынии — это и есть моя Америка»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 525
Дата публикации: 13 декабря 2018 г.

Эльвира Барякина — автор 15 опубликованных книг, которые выходили как в России, так и за рубежом, руководитель популярного проекта «Справочник писателя» и преподаватель литературного мастерства. Она рассказала «Психологии эффективной жизни» о том, как попала в Калифорнию из Нижнего Новгорода и как учит своих студентов писать тексты, которые надолго западают в сердце.

— Эльвира, как вы попали в США? Это было хорошо спланированное решение или все-таки немного спонтанное?

— Я родилась в Нижнем Новгороде, а сейчас живу в очень красивом пригороде Лос-Анджелеса — как в диснеевском мультике. Кругом невероятные пейзажи, белочки, зайчики и колибри.

Когда я поступила в университет, мне страстно захотелось попасть в число студентов, которых отправляли в США по обмену. Но английский я учила по песням группы Modern Talking и по надписям на майках сокурсников. Меня не взяли, и я решила, что «Америка — параша, победа будет наша», что в переводе на русский значит «зелен виноград».

Но в небесной канцелярии про мое желание не забыли. В Интернете я познакомилась с Полом, потомком русских эмигрантов, и он предложил мне руку, сердце и калифорнийский пляж в двух шагах от дома. Подарки судьбы, как известно, обмену и возврату не подлежат — пришлось согласиться.

— Русская выходит замуж за потомка русских эмигрантов — совпадение? Или ваш муж целенаправленно искал себе русскую жену?

— Нет, это не совпадение. Пол хотел, чтобы его жена была именно русской. На вопрос «почему?» он только жмет могучими плечами и говорит: «Ну, не знаю… Русские роднее, что ли…»

— Замечаете ли вы, что супруг отличается от «типичных» американских мужчин?

— Мне сложно сказать, так как я никогда не жила с «типичными» американскими мужчинами. Вообще понятия «типичный американский мужчина» не существует, особенно в Калифорнии. США — страна иммигрантов, и тут каждой твари по паре.

— А дома на каком языке общаетесь?

— На дикой смеси русского и английского. И это звучит ужасно. Просто некоторых слов из нашего обихода не существует в русском языке: трафик, фривэй, фо (это название вьетнамского супа) и т.п. Например, муж может сказать: «Возьми карпул на фор-оу-файв». Перевод: «Веди машину в крайней левой линии на 405-м шоссе».

— Когда вы объявили близким о своем переезде, они были рады такому повороту событий?  

— Я всегда была крайне амбициозна, и все мои понимали, что Америка — это шанс осуществить мои мечты.

— И Америка оправдала эти ожидания? Или разочаровала после переезда?

— Когда я только приехала в США, меня поразила общая красота — океана, людей, частных домов. И еще «свобода от понтов». Здесь никому не было дела до того, какой марки у тебя сотовый телефон и на какой машине ты ездишь.

Сложностей было много — несмотря на то что окружающие меня поддерживали и помогали чем только можно. Для меня в Америке все было непривычным: я не умела даже пользоваться сотовым телефоном и пластиковыми карточками — в начале 2000-х это были предметы роскоши для России.

К тому же я стеснялась говорить по-английски и была как Русалочка, у которой пропал голос. Я не могла похвастаться тем, что умею делать лучше всего: мои книги и статьи были написаны на русском — а кем я была без них? Никем.

— Культурные стереотипы наверняка сказались на адаптации?

— Когда я жила в России, у меня сложился некий стереотип типичного американца: белые носки, жвачка за щекой, в голове — «демократия», в животе — «Макдоналдс». Но я оглядываюсь вокруг — нет таких людей! Есть мои русские друзья, соседка Маруска из Эквадора, косметолог Зина из Литвы, полицейский Али из Марокко и рекламщик Раул из Румынии... Вот это и есть моя Америка.

Помимо всего прочего, меня удивило, насколько терпеливы были со мной кассирши в магазинах, клерки в банках и ремонтники в автосервисе. По сути, мне потребовалось три года, чтобы влиться в среду, и пять лет, чтобы полностью акклиматизироваться.

— А как насчет языкового барьера — он был ощутим?

— Английский пришлось учить практически с нуля. И речь шла не о разговорном языке, а о литературном: чтобы конкурировать с американскими авторами, мне нужно было читать учебники, по которым они изучали свое ремесло. А потом применять полученные знания на практике.
 

Читайте продолжение интервью с Эльвирой Барякиной в новогоднем номере «Психологии эффективной жизни». Подписка бесплатная. Журнал придет вам на почту 26 декабря.

 

От редакции

Эмигрировать или остаться на родине? Четыре года потребовалось писателю и сценаристу Лилии Ким, чтобы принять непростое решение. Своей историей переезда в Лос-Анджелес она поделилась в интервью нашему журналу: https://psy.systems/post/uexat-nelzya-ostatsya.

Почему мы боимся начать живое общение с носителями языка, даже изучив грамматику и накопив словарный запас? Разобраться с причинами и справиться со своими страхами поможет статья преподавателя английского языка, лингвокоуча Таты Кононовой: https://psy.systems/post/kak-razbit-yazykovoj-barjer.

Смена окружения при переезде в другую страну, знакомство с новыми людьми, часто с другим менталитетом, — условие неизбежное. Если вы хотите научиться производить выгодное впечатление на окружающих с помощью коммуникации, рекомендуем к прочтению книгу эксперта в области психологии общения Лейл Лаундес «Как говорить с кем угодно и о чем угодно». Основные идеи автора мы собрали в нашем обзоре: https://psy.systems/post/leil-laundes-kak-govorit-s-kem-ugodno-i-o-chem-ugodno.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?