Наталья Бертош: «Останься я в корпорации, вряд ли смогла бы дорасти до топ-менеджмента, который поделен между мужчинами»
Проект «Деньги по-женски»
Просмотров: 498
Дата публикации: 17 сентября 2018 г.

Наталья Бертош — эксперт в сфере персонального брендинга, коммуникатор, сертифицированный маркетолог, основатель школы селфбрендинга и мотивации «Волшебный пендель». Она же Берта — певица, джаз-дива и поэтесса.

— Наталья, расскажите о себе и о своей школе с таким интересным названием.

— У меня три образования в сфере коммуникаций и маркетинга — БГУ, Московская бизнес-школа и CIM (Британский королевский институт маркетинга). Долгое время я работала в крупных корпорациях на позициях руководителя отдела рекламы, но в какой-то момент поняла, что корпоративные рамки стали для меня слишком тесными. Незадолго до этого я стала активно заниматься пением и продвигать свой творческий проект «Берта». Именно благодаря ему многие знают меня как певицу, поэтессу, участницу двух проектов «Х-Фактор» и конкурса EuroVoice, где я заняла пятое место из 28 стран. «Берта» оказалась достаточно успешным коммерческим проектом, и я ушла из корпорации на вольные хлеба.

Идея основать школу персонального брендинга пришла ко мне еще во время обучения в Британском королевском институте маркетинга, когда я увлеклась книгами Ричарда Брэнсона, его личностью, манерой вести бизнес и звучать в инфопространстве. Именно тогда я поняла, что личный бренд — это очень хороший инструмент для продвижения своего дела, который у нас почему-то практически не используется. 

Учитывая, что у меня уже был большой стаж работы и глубокие знания в маркетинге, а также опыт развития своего личного бренда, я задумалась о создании собственной школы, в которой каждый человек смог бы получить знания по этому вопросу.

Кроме того, ко мне периодически обращались мои друзья и знакомые с просьбой сделать с ними то, что я сделала с собой (подразумевая продвижение бренда «Берта». — Прим. автора). Тогда я поняла, что это очень востребованный продукт, на который есть запрос у общества.

В один прекрасный момент Вселенная дала мне «волшебный пендель» — все проекты на фрилансе у меня закончились и появилось время для того, чтобы наконец организовать свое дело.

Опять же по воле судьбы я очень быстро нашла идеального партнера по бизнесу. За две недели мы продумали программу, сделали упаковку и набрали первые тестовые группы. В июне школе исполнился год, у нас уже более 180 выпускников. Спрос на обучение растет, поэтому в августе мы запустили онлайн-проект. Я всерьез думаю о том, чтобы написать книгу на эту тему. Помимо этого, меня интересуют другие рынки, особенно англоязычный, — мои планы не ограничиваются одной страной.

— Люди сразу понимают, чем конкретно вы занимаетесь, или приходится объяснять, что к чему и зачем им это нужно?

— Могу без преувеличения сказать, что за год я фактически сформировала в Беларуси рынок персонального брендинга. Мы рассказали людям, зачем им нужен личный бренд, как он работает, чем он будет им полезен. На таком уровне в плане экспертизы по личному бренду не работает никто в стране.

Я считаю, что личный бренд — это не про то, какой галстук надеть и о чем написать в соцсетях. Это гораздо более сложный инструмент изучения себя, фундаментальная и долгосрочная вещь. Она требует серьезного самокопания. В конце концов это маркетинговая система имени самого себя. Чтобы она успешно работала, нужно знать и применять определенные маркетинговые инструменты.

Кроме того, личный бренд — это тренд. И с каждым месяцем он будет развиваться и усиливаться. Люди хотят видеть личность — в бизнесе, на работе, в политике, в общественной жизни. Личный бренд оказывает гораздо более широкое влияние на общественные процессы, чем вы можете себе представить. Когда человек выходит из тени своего бизнеса и начинает заявлять о себе как о личности, степень его ответственности возрастает и он начинает вести свои дела абсолютно по-другому. Таким вот незамысловатым образом развитие личного бренда улучшает бизнес-климат и бизнес-среду в целом.

— Ваши родные и близкие поддержали вас в решении основать школу?

— Мои близкие люди уже привыкли к тому, что я могу кардинально и буквально в один момент поменять все: уйти из журналистики в рекламу, из теплого места в корпорации — на фриланс, начать петь, когда от меня этого никто не ожидает, и всякие другие безумные поступки. Поэтому они сказали: «Давай, у тебя все получится, мы с тобой», — и такая поддержка была мне очень нужна.

— Сталкивались ли вы когда-нибудь с гендерной дискриминацией? Например, во время своей работы в корпорациях.

— Безусловно, в Беларуси женщинам нужно иметь больше профессиональных компетенций и прилагать больше усилий, чтобы обойти мужчин в карьерной гонке. У меня есть занимательная история по этому поводу. После работы в компании «МТС» меня пригласили в качестве соискателя на высокую должность в одну крупную белорусскую компанию. Нужно сказать, что на предлагаемую позицию я подходила идеально и успешно прошла все собеседования. Но мне так и не перезвонили.

Как я потом узнала, компания отдала предпочтение другому кандидату — мужчине. Я ушла работать в другое, не менее престижное место, но через год на меня снова вышли HR-специалисты и попросили прийти на собеседование на ту же должность. Я удивилась и спросила, куда же делся предыдущий кандидат. Они ответили, что он не справился. Уже потом я узнала, что его выбрали именно по гендерному принципу, потому что, на их взгляд, с управленческими обязанностями лучше справляется мужчина. Это была ситуация, хорошо описывающая данное явление.

Помимо этого случая, с гендерной дискриминацией в чистом виде я никогда не сталкивалась. Мне всегда везло и с коллективом, и с работодателями. Мне кажется, все зависит от того, что ты собой представляешь, какой ты сотрудник и профессионал. Меня всегда ценили за то, что я собранна, ответственна, коммуникабельна, легко решаю вопросы, могу найти общий язык с любым человеком. Я всегда умела отстаивать свою позицию, спокойно вела переговоры с мужчинами.

При этом, останься я в корпорации, вряд ли смогла бы дорасти до топ-менеджмента, который поделен между мужчинами. Хотя и образование, и профессиональные компетенции позволяют. Это одна из причин, по которой я решила строить свой бизнес — без подобных условностей.

— Как вы считаете, чем отличается «мужской» бизнес от «женского»?

— Мне не нравится деление бизнеса на «мужской» и «женский». И среди мужчин, и среди женщин есть целеустремленные, трудолюбивые, порядочные люди. Мне совершенно непонятно, при чем тут половой признак. Наверное, для меня идеальным вариантом был бы семейный бизнес, когда пара любящих людей смотрят в одну сторону, развивая общее дело. С опытом я пришла к осознанию, что надежный человек рядом, партнер во всех смыслах этого слова — это очень важная составляющая в жизни и бизнесе.

 

От редакции

Как выбрать ту деятельность, где наиболее полно можно реализовать потенциал и применить лучшие навыки? Психолог, НЛП-практик Алена Горожанкина предлагает пять способов определения своего предназначения: https://psy.systems/post/pyat-sposobov-naiti-svoe-prednaznachenie.

Оставить нелюбимую работу, стать независимыми, самостоятельно занимаясь любимым делом, — мечта многих. Но как поверить в себя и перейти во фриланс? Что для этого нужно? На вопросы отвечает бизнес-консультант и психолог Ольга Юрковскаяhttps://psy.systems/post/poverit-v-sebya-i-perejti-na-frilans.doroga.

Часто женщин останавливают от решительного шага к созданию собственного бизнеса страх критики и отсутствие поддержки со стороны близких. Как критика сказывается на самооценке? На эту тему рассуждает президент Высшей школы методологии, основатель интеллектуального кластера «Игры разума» Андрей Курпатовhttps://psy.systems/post/kritika-i-samoocenka.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?