Победить себя или убить?
Здоровье
Наталья Терещенко
Психолог, врач-вертебролог

Просмотров: 2476
Дата публикации: 17 апреля 2018 г.

Один мой знакомый очень жесток к себе. Когда ему сложно, когда обстоятельства складываются против него, он говорит себе: «Соберись, тряпка!» Так он перекрывает свои чувства, не разрешает их себе, усложняет выход из сложной ситуации. Этот приятный молодой человек не терпит сочувствия, постоянно преодолевает какие-то препятствия и борется с собой. И в тяжелых обстоятельствах он считает себя неудачником, пока не выкарабкается. Пока не «победит себя».

С чем у вас ассоциируется фраза «победа над собой»? Наверняка это какие-то истории о выживании в голоде и холоде или просто в безденежье... Мы часто относим к победе над собой ситуации, где человек преодолевает очень сложное.

У меня другой подход и другая ассоциация с этой фразой. О ней скажу чуть позже, а для начала — о том, ПОЧЕМУ у нас такое отношение к победе над собой. И почему в нас «вшита» необходимость себя побеждать как синоним борьбы с собой.

Совсем недавно ученые обнаружили совершенно удивительное явление. Оказывается, помимо очень стабильных генов, которые не меняются на протяжении десятков тысяч лет, у нас есть еще так называемое эпигенетическое наследование. С помощью особенного механизма, метилирования ДНК, потомству передаются условные рефлексы, выработанные на чрезмерные стрессовые факторы. То есть если поколение оказывается в слишком опасных условиях, то геном перестраивается так, чтобы подготовить к этому стрессу потомков и обеспечить выживание популяции. Если ужасные условия заканчиваются, то и передача такой информации за три-четыре поколения затухает. Основные гены при этом не страдают.

Таким образом, мы получаем в наследство реакции на то, что пережили наши предки, не только на уровне выученных установок, но и на уровне ДНК. А что пережили наши деды? Гражданскую войну, Великую Отечественную войну, голод, репрессии. Вот это они нам и передали. Они «записали» на «жесткие диски» наших ДНК страх, готовящий к действиям во время опасности. Сжатие тела, команду «соберись, тряпка!» и прочие жесткие установки.

Что в это время происходит с нашей психикой? Она диссоциируется, расщепляется на голову, тело и эмоции. То есть мы перестаем себя чувствовать, «отключаемся» от себя, чтобы пережить тяжелое. Не ощущаем свое тело и его потребности. На простейшем уровне — не чувствуем, что замерзли или что слишком жарко, не чувствуем, что проголодались, что выпили слишком много кофе, что выкурили слишком много сигарет, что сумки слишком тяжелые, что уже пора спать. Таким образом мы сейчас переживаем ужасы войны, которые видели наши предки.

Мы начинаем активно думать, бешено соображать, просчитывать варианты и постоянно быстро действовать. Нет места чувствам. Некогда переживать, некогда плакать, некогда «нюни распускать». Мы в основном живем «в голове». Нам не до того, что чувствует тело. Это следствие всех тех травматических событий. Быстро-быстро голова «включается» и соображает, куда бежать и что делать.

Это нормальная реакция на какие-то экстренные ситуации типа аварии или пожара. Бежать! Увести детей в безопасное место! В шоке мы не ощущаем усталости, можем с сильно травмированной ногой бегать, спасать, действовать. Потом только замечаем, когда все прошло. И удивляемся, как же это у нас получилось, если было так больно.

И вот такие реакции на экстренные ситуации нам переданы как нормальные реакции на любые рядовые жизненные стрессы. Достаточно частые установки: «Надо очень много работать, иначе ты прослывешь бездельником, это позор, а твои дети умрут от голода!», «Нельзя останавливаться, надо пахать и пахать, буквально вкалывать! Но! Разбогатеть тоже нельзя, потому что иначе тебя "раскулачат" или убьют». Этим объясняется неспособность многих из нас создать нормальную финансовую подушку — сколько получаем, столько и тратим. Нельзя высовываться, иначе тебя расстреляют. Этим объясняется то, что многие из нас годами не могут подняться в должности, делая невероятные вещи и будучи при этом рядовыми специалистами. «Сиди тихо-смирно и не высовывайся, вкалывай и зарабатывай каждую копейку большим трудом!» — вот что передали нам предки с тех жестоких тяжелых времен. Безусловно, все это сказывается на нас, ведь это наши семейные программы.

Психологи о них давно знают и с ними работают. Особенно семейные системные психологи. Они много сил уделяют пословицам и поговоркам, а также ограничивающим убеждениям, внушенным нам родителями и бабушками-дедушками. «Не жили богато, нечего начинать». Знакомо? Но дело не только в убеждениях. И не только в поведенческих навыках, выученных нами бессознательно. Дело, как я написала выше, еще и в геноме.

Настоящая победа

И вот теперь мы подходим к тому, что лично я связываю с настоящей, нетравматичной, продуктивной победой над собой. Для меня это совсем не всегда преодоление сложных обстоятельств на силе воли. Для меня это преодоление своего родового сценария. Изменение тех предписаний, которые нам диктуют не только воспитание, но и гены.

Это не менее, а иногда и более трудный путь. Потому что те, кто не сумел в себе преодолеть тяжелое травматическое наследие, те, кто продолжает реагировать на опасность теми способами, которые заложены в генах, очень часто, к сожалению, погибают. В прямом и переносном смысле. Они становятся алкоголиками и наркоманами, они уходят раньше срока от смертельных болезней, они сходят с ума или оставляют нежизнеспособное потомство.

Почему так происходит? Потому что человек продолжает преодолевать то, что преодолевать ему уже не нужно, — и при этом не справляется с актуальными жизненными вызовами.

Для того чтобы наш род выжил, нам важно не только адаптироваться к жесточайшим стрессам, как передали нам предки, но и найти свое место в мирной жизни. Это следующий, очень важный этап. Мы все сейчас его проходим.

И нам непросто, потому что мы расщеплены. Отдельно мысли, отдельно чувства, отдельно телесные ощущения. Это признаки ПТСР — посттравматического стрессового расстройства. То, что спасало наших предков в острой опасной фазе, теперь убивает нас в мирной жизни. И наша задача сейчас — соединять в себе эмоции, мыслительные процессы и телесные ощущения. Иначе мы будем болеть.

Соединяем ум, эмоции и тело

На этом соединении строится все в психосоматике — на возможности пережить то, что не пережито, вытеснено, а на самом деле зажато в теле как неуместное. Все эти страхи, все эти жалобы, все эти обиды — все они в наших мышечных зажимах, которые ведут к болезням. И сейчас настало время их отплакать, отбояться, прочувствовать до конца, до самого дна.

Это очень неприятная работа. Это, можно сказать, авгиевы конюшни наших психических процессов, накопившихся после тяжелых стрессовых лет жизни — наших и наших предков. Но если мы не пройдем это, мы не восстановим нашу психику до целостной, здоровой и спокойной, не сможем, когда нужно, отдыхать и накапливать ресурсы. И тогда не только мы, но и наши дети тоже будут страдать, перенимая наше поведение на уровне психики и на уровне генов. И они тоже будут не готовы к нормальной жизни и тоже будут жестоки к себе.

Ко мне приходит огромное количество пациентов, которые привыкли жить головой отдельно от тела, то есть не учитывать свои элементарные потребности. Они все время куда-то бегут, как будто пожар, как будто война, все время «быстрее-быстрее-быстрее». А я, когда лечу межпозвонковые грыжи, первым делом говорю им: «Вам нужно полежать. Вам нужен покой!» Надо видеть, какую бешеную тревогу вызывают эти мои предписания у пациентов! Чуть ли не до психоза! «Как это лежать? Я что — инвалид теперь? Дайте мне движение, дайте мне зарядку, гимнастику, дайте то, что нужно делать! Я что угодно буду делать, мне нужно быстрее-быстрее выздороветь!»

На мои вопросы, куда бежать и зачем, люди, как правило, ответить не могут. Просто надо. И я тогда привожу в пример переломы. Человеку со сломанной ногой нужно полежать в гипсе несколько недель, чтобы кости срослись. А то, что они предлагают, равносильно тому, чтобы человек со сломанной ногой побежал куда-то, не дождавшись заживления перелома.

Откуда берется прокрастинация

Сейчас много говорят о вреде прокрастинации, о людях, которые не умеют действовать, не умеют достигать чего-то. Мой опыт показывает, что чаще всего прокрастинируют люди, которые не умеют отдыхать. Не умеют расслабляться без внутреннего голоса в голове, без внутренней мамы или внутренней бабушки, твердящих, что нужно пахать и пахать. Не могут позволить себе расслабиться прямо сейчас. Не могут в покое подготовить свое тело к следующим свершениям, поэтому постоянно находятся в изнеможении, в упадке сил и при этом жестоки к себе, считают, что нужно «бежать с ногой в гипсе».

Как мой знакомый, о котором я написала в самом начале. Я очень ему сочувствую, но ничего не могу сделать, пока он сам не поймет, что наше основное преодоление сейчас в том, чтобы уметь остановиться, начать чувствовать свое тело, позволить себе проживать те чувства, которые мы не привыкли и не хотим проживать. Гнев, злость, обиду.

Парадоксально, но я и сама из такой семьи, меня именно так и воспитывали. Однако моя работа стала требовать не быстроты и усилий над собой, а замедления. То же самое нужно и моим пациентам. И вот возможность остановиться, замедлиться — это, на мой взгляд, настоящее преодоление, настоящая победа. Это настоящая сила характера — удержаться в покое, перестать метаться, не вскочить раньше времени, не сделать себе хуже.

И люди, которые сумели остановиться, сумели взять себе время на «полежать и подумать о жизни», ничего не делать, никуда не мчаться даже фигурально, выключить телефоны, несмотря на то что им отовсюду пишут и требуют их внимания, получить удовольствие от момента «здесь и сейчас», — эти люди, на мой взгляд, настоящие герои. Те, кто на самом деле одержал победу над собой. Они преодолевают себя гораздо сильнее, чем те, кто добивается великих побед в карьере и других сложных вещах через «затыкание» своих чувств.

Победа над собой, победа над психической травмой, унаследованной от своего рода, победа, не побоюсь этого слова, над кармой, над судьбой, переданной в наших генах, — в наше время, я считаю, это настоящая Победа, необходимая, самая нужная для нас.

 

Статья опубликована в майском номере журнала «Психология эффективной жизни».

 

От редакции

У каждого из нас есть своя семейная история, изучив которую можно докопаться до причин своего неуспеха в жизни, связанных с предыдущими поколениями. К сожалению, существует несколько стереотипов, мешающих нам начать интересоваться жизнью своих предков. Специалист по семейной истории Елена Хэрмэнс развенчивает эти мифы в статье: http://psy.systems/post/top-6-prichin-meshauschix-vam-nachat-zanimatsya-istoriej-semji.

Не надо бороться с собой, стремясь достичь общепринятых стандартов, принимайте себя такими как есть — лозунг модного сейчас движения бодипозитива. Но, возможно, у этого течения есть подводные камни? Что может быть опасного в том, чтобы любить свое тело, рассуждает в своей статье психолог Елена Галочкинаhttps://psy.systems/post/-v-chem-opasnost-bodipozitiva.

Никто не спорит, что хронический стресс является особой чертой нашей стремительной жизни, потому что мы живем в эпоху тревоги, постоянных внешних угроз и внутренних кризисов. Американский журналист Скотт Стоссел предлагает  изучить его поразительный личный опыт в борьбе за самого себя. О способах избавления от невротических расстройств, предложенных автором, читайте в нашем обзоре книги «Век тревожности. Страхи, надежды, неврозы и поиски душевного покоя»: https://psy.systems/post/skott-stossel-vek-trevozhnosti.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?