Хороший человек — не профессия?
Отношения
Марта Кетро
Писатель, популярный блогер

Просмотров: 3528
Дата публикации: 20 августа 2018 г.

В последние десятилетия образование уверенно превратилось в главную ценность современного мира, потеснив то, чем люди привыкли дорожить в прежние времена, — например, деньги, происхождение, молодость и красоту. Не так важно, кем ты родился, что имеешь и хорошо ли выглядишь, как важно то, чему ты научился.

Причем в наши дни студентам продают не столько знания и диплом, сколько способ работать с информацией. Научись правильно думать, ловко обращаться с бездонными источниками данных, накопленных человечеством, замечай и анализируй поступающие отовсюду сигналы — и преуспеешь, за что ни возьмись. Бесполезно вбивать в голову содержимое мировых библиотек и все, что помнит «Гугл», но если ты знаешь, где искать, если умеешь видеть дополнительные факторы, влияющие на ситуацию, и не путать причины со следствием, ты крут.

Но беспокойное сознание обожает отыскивать двойственность и подводные камни где угодно. Для русского уха слово «образование» распадается на противоречивые понятия: с одной стороны, нечто образующее — создающее и структурирующее, то, что, собственно, вылепляет из тебя личность; с другой — это образ, нечто внешнее, фасадное, временное и неподлинное. И вроде бы это устаревший конфликт, который обожали писатели-деревенщики — «ишь ты, университеты кончил, науки всякие превзошел, а человеком так и не стал», — но полностью избыть его не получается.

Все чаще встречаю прекрасных востребованных специалистов, с хорошей профессиональной репутацией, не замкнутых на работе — они путешествуют, с удовольствием осматривают мир, органично чувствуют себя в европейских культурных салонах и в американских научных кругах. И при этом в частных высказываниях способны на совершенно дикарский дискурс, транслируя что-то дремучее, ксенофобное, мизогинное или еще какое.

Славная питерская девочка, невероятно удобная в сотрудничестве, вдруг обмолвится о геях, которых нужно лечить, а не признавать за нормальных. И что, тебе с этого момента сворачивать все совместные проекты?

Чудесно образованный — то есть по всем признакам «хорошо сделанный» — израильтянин советского происхождения отпускает фразу о «грязнокровках», недостаточно качественных евреях, которым не место в его стране. И ты приходишь в растерянность, потому что в России принципиально не приближалась к людям, способным сказать «пусть евреи убираются в свою Израилию», а теперь такой же конструкции тип у тебя в друзьях.

Прекрасный мужчина кавказской национальности, москвич, закончивший приличный университет, предупредительный и бесконечно вежливый, расслабляется и случайно обнаруживает бездну: роняет буквально пару слов, из которых очевидно, что представители иных народов для него не совсем люди, непригодны для дружбы, создания семьи, каких бы то ни было глубоких отношений. И дело даже не в сохранении крови, а в том, что «другие» недостаточно чистые.

Высокооплачиваемый программист, которому будут рады в любой стране мира, говорит о девушке (спокойно, как об очевидном), что вот с таким экстерьером или возрастом женщин не бывает, это непригодный биологический материал. И он, конечно, готов с «этим» разговаривать и даже работать, но уважать — увольте.

И я сейчас даже не буду упоминать о политике, о том, кого разные достойные профессионалы предлагают поставить на место, изгнать, убить, расчеловечить.

И вроде бы понимаешь, что твоя личная толерантность допускает чужое мнение, традицию, вкусы и убеждения — словом, любую инакость, которую эти люди не позволяют другим, но ты-то не такая. И они же не делают зла упомянутым категориям населения, просто транслируют личное отношение, просто говорят об этом — а ты за свободу слова, между прочим. И ты с ними соприкасаешься в точках, где эти взгляды ничего не решают, ваше сотрудничество совершается в других плоскостях — не про пол, гендер, религию или происхождение. И ты даже, с их точки зрения, из «полноценных», лично тебя никто в топку не отправляет. Но как справляться с чувством, что договариваешься с группой принаряженных дикарей и у кого-то из них в доме припрятана берцовая кость предыдущего переговорщика?

Правда, в наши дни возвращается идея репутации, совсем было пропавшая в прошлом веке.

Когда раньше люди жили в закрытых общинах, репутация личности решала все. Мир был достаточно прозрачным, и народ видел, кто каков в частной жизни. Со скверным типом мало кто хотел иметь дело, не важно, какой он мастер, — его услугами пользовались только вынужденно, при прочих равных выбирая «хорошего человека». Критерии «хорошести» могли быть разные, но в среднем следовало соблюдать рамки принятых норм и не злодействовать в быту.

В дальнейшем общины открылись, а частная жизнь, наоборот, замкнулась, и мы стали ориентироваться по фасадам. Профессионала все чаще выбирали по качеству работы и глубине знаний, личные качества отошли на задний план. Более того, немного дикий специалист считался симпатичной экзотикой — образ странного типа с золотыми руками (головой) обрел привлекательность. Что он там несет в нерабочее время, казалось неважным, а бьет ли жену и тиранит ли котиков, никто толком не знал.

И вдруг у нас появились соцсети, и дурь каждого сделалась видна. И СМИ стали молниеносно разносить любые высказывания публичных персон. Но главное, конечно, то, что люди собственными пальчиками начали писать в Интернете. Теперь очень трудно скрыться от знания, что нужный тебе сотрудник в свободное время ходит на какие-нибудь радикальные марши, смотрит «Дом 2» и, да, тиранит котиков. Ты естественным образом выбираешь людей не только по их профессиональной репутации, но и по манере комментировать в соцсетях и по системам взглядов — потому что, как было отмечено, не хочется найти себя в кругу людоедов, замаскированных под клерков.

И бесконечно уважаемое образование вдруг начало терять ценность, не будучи подкрепленным культуркой, толерантностью и добрым нравом. Хороший человек, к счастью, по-прежнему не профессия, но достаточно полновесный критерий. Поэтому, если вам не хватает эмпатии, вы радикальны и безапелляционны, раздражительны и немножечко мракобес, имеет смысл перестать этим гордиться и немного последить за публичными высказываниями — какой бы университет вы при этом ни кончали.

Статья опубликована в сентябрьском номере «Психологии эффективной жизни».

 

От редакции

Даже большое количество образований не дает гарантии избежать тех самых пресловутых грабель, на которые натыкается каждый из нас, мечтая, чтобы это было в последний раз. Как не позволить своему мозгу вас обманывать, расскажет книга Андре Кукла «Ментальные ловушки. Глупости, которые делают разумные люди, чтобы испортить себе жизнь»https://psy.systems/post/andre-kukla-mentalnye-lovushki.

Между словами «успех», «самореализация» и «предназначение» часто ставят знак равенства. Конечно, где-то в идеальном мире вы целеустремленно и последовательно достигаете финансового и социального успеха, реализуясь в своем предназначении. Но в реальном мире самореализация и предназначение далеко не всегда идут рука об руку. Чем же они отличаются? Ответ ищите в статье психолога Ярослава Вознюкаhttps://psy.systems/post/prednaznachenie-samorealizaciya-v-chem-raznica.

Становиться лучшей версией себя, постоянно совершенствуясь при помощи популярных психологических книг, — это уже в прошлом, считает датский психолог Свен Бринкман. Мы прочли его книгу «Конец эпохи self-help. Как перестать себя совершенствовать» и записали главные мысли: https://psy.systems/post/sven-brinkman-konec-epoxi-self-help.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?