Кухня: рабство или власть?
Идеальный вес
Евгения Кобыляцкая
Лицензированный диетолог (США)

Просмотров: 2929
Дата публикации: 22 октября 2018 г.

В первобытные времена наш далекий предок приходил с охоты и бросал к ногам нашей прародительницы зайца или даже вепря, сраженного его меткой стрелой. А пока он отдыхал, женщина жарила мясо на костре. И в последующие века готовила женщина: зачерпывала воду из колодца, разжигала печь, орудовала кочергой, месила тесто, перебирала крупу, разделывала птицу, носила мужу в поле узелок с горячей едой.

В течение многих тысяч лет такой порядок вещей был удобным и экономичным — женщины воспринимали кухонные обязанности как данность. Они бы очень удивились, если бы узнали, что в 1968 году их прапраправнучки будут швырять и втаптывать в грязь передники перед Белым домом в знак протеста против кухонного рабства. А в 1970-м в Нью-Йорке выйдут на марш с плакатами «Не готовь сегодня ужин!». И что они будут носить одежду и украшения со слоганом «Don’t Assume I Cook» («Не рассчитывай, что я буду готовить»).

Протесты феминистских групп в середине ХХ века должны были продемонстрировать, что женщина — не кухонная принадлежность, а полноправный член общества.

На эти призывы мгновенно откликнулись пищевые производители. «Женщина! Не готовь! Будь свободной! Мы все сделаем за тебя!» — тут же предложили они. Вторая половина ХХ века стала расцветом фастфуда и полуфабрикатов. В 1970 году на коробках с жареной курицей KFC так и было написано: «Свободу женщинам!»

Впрочем, многие феминистки полагали наиболее подходящим для себя стилем питания вегетарианство. Они проводили параллель между угнетением женщин и обращением с животными. Роль женщины — ублажать мужчину в постели и готовить еду, а роль животных — быть употребленными в пищу. «Мы чувствуем себя мясом, — заявляли феминистки. — Мужчина контролирует женщину, как животное».

В связи с этим прочно закрепились стереотипы: «Феминистки не умеют и не хотят готовить», «Феминистки — вегетарианки», а также заключение: «Это из-за них мы сейчас толстеем».

Логика обвинения такова.

Поскольку цель пищевых производителей — сбыть как можно больше продукции, то они из года в год делают ее все вкуснее, все соблазнительнее, все слаще, острее и пикантнее, используя всевозможные методы — от рекламы до искусственных усилителей вкуса. Подобная еда блокирует наши природные сигналы насыщения, провоцируя переедание. В результате люди теряют связь со своей исконной едой, пищей своей земной, благодаря которой стали умнее и находчивее всех живых существ на планете. Все больше людей страдают ожирением, и все потому, что феминистки посчитали кухню символом угнетения. Они спровоцировали засилье фастфуда. «Это из-за них кухонные полки заполнились консервными банками и концентратами супов, а холодильники — бездушными замороженными обедами. Это из-за них женщины бросили все силы на карьеру и теперь заедают стресс конфетами и мороженым».

Нельзя назвать эти обвинения совсем уж беспочвенными, но все же вина за рост ожирения в развитых странах не может быть переложена на феминистское движение.

Еда в коробках и банках появилась еще в начале ХХ века благодаря новым технологиям. Во время Второй мировой войны потребность в этих продуктах выросла для обеспечения фронта. Растворимый кофе, тушенка, яичный порошок, сухое молоко, сушеные овощи, концентраты супов, крекеры, жевательная резинка, шоколадные батончики были предназначены для временного пользования. Но после войны все это надо было куда-то девать. Агрессивная реклама сделала свое дело — многие домохозяйки сочли эти продукты чрезвычайно удобными.

Еще до второй волны феминизма были изданы кулинарные книги с рецептами типа: «Откройте банку консервированной ветчины, добавьте содержимое банки грибов, залейте бутылкой белого соуса, поставьте все это на огонь, пойдите покурить, вернитесь, снимите кастрюлю с огня — ужин готов». Коробки с сухой смесью для пирогов были снабжены рецептами: «Добавить стакан воды, все размешать, выложить на противень и запечь». Тогда же появились замороженные обеды в контейнере из фольги («Прямо из холодильника — в духовку») и пластиковые контейнеры для хранения остатков ужина. Историки полагают, что полуфабрикаты негативно повлияли на кулинарные навыки домохозяек — женщины попали в полную зависимость от пищевых производителей. До сих пор подобные рецепты и стиль питания — большая часть пищевой культуры.

Да, было такое — и протестные шествия, и грозные недвусмысленные лозунги, и публичное втаптывание передников в грязь. Но утверждение, что феминистки были противницами домашней еды, — это историческая неточность.

 

Как совмещаются феминизм и готовка и какие полезные тренды феминизм принес в кулинарию, читайте в статье Евгении Кобыляцкой в ноябрьском номере «Психологии эффективной жизни». Цена номера — 50 рублей.

В корзину

 

От редакции

Кого бы ни винили в засилье фастфуда — феминисток, отказывающихся признавать женщин приложением к бытовой технике, или пищевых гигантов, делающих привлекательными не очень полезные (а порой даже вредные для здоровья) продукты, выбор своего рациона остается за нами. Как не попадаться на пищевой крючок и принимать решения в пользу своего здоровья, рассказывает журналист Майкл Мосс, автор книги «Соль, сахар, жир»https://psy.systems/post/majkl-moss-sol-saxar-zhir.

Кто более чем успешно справляется с задачей оставаться в форме, так это олимпийские чемпионки. В чем их секрет? Читайте в нашем материале: https://psy.systems/post/pravilnoe-pitanie-xitrosti-chempionok.

Таша Лопатенко — гастрономический антрополог и обозреватель, родилась в Беларуси, а сейчас живет в США. Как поменялась ее жизнь с переездом, а интерес к кулинарии постепенно перерос в гастрономические проекты, читайте в интервью Таши нашему порталу: https://psy.systems/post/tasha-lopatenko-intervju.

 

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?