Надежда Дубоносова: «Для меня это с самого начала была история про найти себя, а не про любовь к Германии…»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 2996
Дата публикации: 12 мая 2021 г.

Надежда Дубоносова — постоянный автор «Психологии эффективной жизни». Круг ее интересов поражает: соционика, арабские танцы, искусство соблазнения, БДСМ — о чем только она не пишет! Надежда поделилась своей историей эмиграции в Германию и рассказала, как ей удалось найти работу преподавателя немецкого в стране носителей языка.

— Надежда, расскажите, чем вы занимаетесь.

— Я филолог, закончила филологический факультет МГУ по специальности «преподаватель немецкого языка» и магистратуру в городе Йена (Тюрингия) по специальности «преподаватель немецкого как иностранного». Можно подумать, там я изучала то же самое, что и в Москве, но на самом деле, кроме лингвистики, в учебных планах пересечений не было.

Я училась у людей, которые создали одни из самых успешных на сегодняшний день учебников по изучению немецкого языка. Можно сказать, на моих глазах рождались (и до сих пор рождаются) новые методики и учебные программы. Это большая удача и огромная честь, особенно учитывая, что я сама уже вплотную занимаюсь разработкой учебных материалов.

— Как вы оказались в немецкой магистратуре?

— Начать стоит, наверное, с того, как я вообще «связалась» с немецким. На филфак я поступала с английским и должна была стать, соответственно, преподавателем английского. Но перед самым началом учебного года подумала, что английский мне надоел (я с 17 лет преподавала его как репетитор, а изучению посвятила, наверное, полжизни). Позвонила в приемную комиссию, спрашиваю: «А есть у вас в других группах места?» В немецкой группе с нуля было свободное место — и я перевелась туда до начала учебы.

Потом на четвертом курсе поехала на стажировку в Берлин. Училась (хотя «училась» громко сказано — скорее слушала семинары) в Университете им. Гумбольдтов. Вернулась домой и решила: больше туда ни ногой. Ну ее, эту Германию, я никогда не стану там своей, не стоит даже пытаться.   

С этой мыслью я жила, работала в школе иностранных языков в Москве, готовила людей к сдаче международных экзаменов, командировкам, переезду в Германию, работала, работала… К 24 годам я стала самым молодым старшим преподавателем за всю историю школы, организовала свой разговорный клуб, расписала программу к новому учебнику. И уперлась в какой-то личный потолок, что ли. Или перегорела.

Я очень любила свою работу, не мыслила жизни без преподавания. И тут внезапно кризис. У меня уже образование, карьера, хороший заработок, живи себе да радуйся — а я не могу. И вообще не знаю, кто я, что я. Чем хочу в жизни заниматься. Помню, я пыталась устроиться в кафе бариста или даже официанткой, лишь бы попробовать что-то новое.

— И что же заставило вас отказаться от этой идеи и все-таки переехать в Германию?

— На самом деле в последний год перед отъездом я часто смотрела в Интернете, какие программы для обучения есть для преподавателей в Германии, что-то прикидывала, искала — то есть идея не свалилась мне на голову в один момент. К тому же меня замучили сомнения — на своем ли я месте?.. Я даже не была уверена, что имею право учить других немецкому, если сама не носитель языка.

Решила в результате так: дам себе время на раздумья, а параллельно получу европейское образование в той сфере, в которой могу (на магистерские программы поступить можно только по своей или очень близкой специальности). Немецкий диплом опять же в жизни пригодится.

Так что я за три с половиной месяца собрала документы, поступила в Йенский университет им. Фридриха Шиллера, сделала национальную визу, купила билет в один конец и уехала. 

Для меня это с самого начала была история про найти себя, а не про любовь к Германии или что-то еще. Просто я уже жила в Германии раньше и знала немецкий. Подошла к вопросу так: ну, попробовать-то можно. Не получится — всегда успею вернуться.

— Как отреагировали близкие? Ваш переезд не был принят в штыки?

— Скажу честно, вопрос до сих пор стоит остро. Меня всячески холили-лелеяли с детства, возлагали надежды… А тут вдруг ребенок собрался отчалить, как вариант — насовсем. Это при том, что у моей мамы, например, до сих пор нет загранпаспорта и она никогда не была за границей. Бабушка, дедушка — та же история. У папы загранпаспорт есть, но в Германии он пока не был. Сказал: будет куда пригласить (свое жилье) — тогда приедет.

В принципе я знала, что будет такая реакция, поэтому об отъезде родственникам сообщила только тогда, когда было понятно, что виза будет готова в срок. Со всеми вопросами, в том числе финансовыми, справилась сама — или друзья помогли. Друзья у меня золотые.

Сейчас, когда стало ясно, что сразу после окончания магистратуры я не вернусь в Россию, родственники снова переживают — особенно бабушка и дедушка, которым с каждым годом все больше нужна помощь. И я тоже переживаю и очень хочу им помочь. Скучаю, конечно. Мы шлем друг другу длинные бумажные письма, открытки, фотографии. Я приезжаю в Россию один-два раза в год.

— Первый опыт жизни в Германии вам не понравился. А чем вообще удивила эта страна?

— По воскресеньям все закрыто — это катастрофа. Например, если в субботу я не купила молоко (а оно закончилось), то до вечера понедельника кофе с молоком мне не светит. И закрываются магазины рано: уже в восемь обычно все, кроме парочки гипермаркетов, закрыто. Зато рабочий день немцы любят начинать еще затемно — это для меня тоже катастрофа. Совершенно нормальная ситуация, что в офисах, в бюро рабочий день официально начинается в восемь. А кое-где и в семь тридцать. Одна моя начальница, например, вставала каждый день в пять утра — и очень по этому поводу страдала. Но вставала. Так вот у немцев заведено.

Все праксисы (врачи частной практики) начинают работу в восемь или еще раньше. Если бывает, что мне куда-то нужно к восьми, я потом возвращаюсь домой и сплю. Я просто не могу рано вставать.

— А что вы скажете о своем опыте общения с немецкими медиками?

— По поводу врачей, кстати, это отдельная тема. Такого понятия, как вызов на дом, не существует вообще. То есть в ситуации, когда человек заболел, у него высокая температура — ему все равно надо идти на прием к доктору самому. В самом крайнем случае — вызвать скорую. Но на всякие гриппы и простуды скорая не поедет. В Германии вообще температура 37,5, к примеру, за температуру не считается. Детей с такой спокойно отправляют в школу. Ну подумаешь, ребенок чихает, кашляет и вообще свет ему не мил — не 38 же пока, значит, можно идти.

Кстати, это обусловлено еще и тем, что с детьми в целом неохотно сидят дома. В ясли детей принимают, если не ошибаюсь, с годика — и ясли обычно переполнены (это я знаю со слов своей приятельницы, которая больше года работала в детском саду). Женщины очень недолго сидят в декрете, а то и вообще не сидят — вместо них это делают мужчины. Обычно решающий фактор не гендер, а банально кто больше зарабатывает.

— Германия — страна гендерного равенства? Или не совсем?

— Вообще гендерные стереотипы — это бесконечная тема для тех, кто переехал в Германию. Особенно для девушек, которые привыкли, что их обхаживают, как принцесс. Расскажу для примера один эпизод. Я жила тогда в квартире на несколько человек, где у каждого своя комната, и на Новый год собралась в Россию. Ко мне приехал приятель (не немец), чтобы помочь с чемоданом и проводить. Одновременно со мной выезжала моя соседка (немка). Приятель предложил ей помощь.

— Давай, — говорит, — я твой чемодан заодно вниз спущу (лифта в здании не было), мне несложно.

Немка очень удивилась.

— Зачем, — говорит, — я же сильная, я сама справлюсь. Вот смотри. — Взяла свой чемодан в одну руку и спустила сама, очень довольная собой.

И как при таких сильных и независимых дамах немцам оставаться джентльменами? Правильно — жениться на русских девушках! Я знаю очень много пар, где она русская, а он немец. И ни одной — где она немка, а он русский. Мне кажется, такого просто не бывает.

— Подобные культурные различия вас удивляют или вы давно к ним притерлись?

— Со временем удивляют все меньше — но не потому, что я привыкла, а потому что уже знаю, чего ждать. Например, тут при деловых встречах руки жмут и мужчины, и женщины — женщины еще и покрепче мужчин! А при неформальной первой встрече вас непременно обнимут или даже расцелуют в обе щеки.

Поначалу мне это здорово действовало на нервы — я не люблю, когда меня трогают чужие люди. Можно, конечно, прямо говорить: «Я из России, у нас так не принято». Но это ужасно невежливо. Поэтому я стала искать способ как-то менее остро реагировать на телесные контакты с незнакомыми людьми — пошла танцевать парные танцы, social dance, сальсу, бачату, кизомбу. Там контакт между партнерами максимальный, причем трогают тебя абсолютно разные (часто и незнакомые) люди — партнеры меняются по кругу каждые пять минут.

Теперь я мало того что намного спокойнее отношусь к прикосновениям, так еще и неплохо танцую. И новых друзей завела, и вообще новый мир для себя открыла.

— А насколько тяжело иностранцу построить карьеру в Германии? Миссия выполнима?

— Это целая эпопея. И одна из самых больших проблем для тех, кто переезжает жить в Германию и вообще в Европу. Российские дипломы ведь не признаются за границей автоматически. Это отдельный, длительный и нудный процесс, который еще и совсем не обязательно увенчается успехом.

Вас могут попросить доучиться, сдать дополнительные экзамены или попросту отказать. Поэтому идеальным вариантом на первых порах мне видится удаленная работа, фриланс, который завязан на контактах с соотечественниками.

Я, когда уехала, сохранила за собой должность методиста в языковой школе и работала удаленно над мобильным приложением по изучению немецкого. Плюс преподавала онлайн. На жизнь в маленьком студенческом городке хватало.

Конечно, параллельно я искала работу на месте, подавала заявления на стипендии — но все без толку. Столько отказов, сколько я получила за прошедший год, некоторые, наверное, не получают за всю жизнь. И это то, к чему нужно быть готовым в другой стране. Вам будут отказывать снова и снова, просто потому, что, если на какую-то должность претендуют два человека, немец с местным образованием и иностранец с заграничным, и притом это не проект, на который нужен совершенно уникальный человек, — шансов практически нет…

Тем не менее можно сказать, что мне повезло — с ненужной (на первый взгляд) в Германии профессией преподавателя немецкого я попала, что называется, в нужное место в нужное время. Сейчас в Германии очень много тех, кто не знает немецкого: беженцев, за которых государство готово платить немалые деньги; студентов-международников, которые знают только английский; русских, которые живут здесь 20 лет и ищут объяснения немецкой грамматики на родном языке, — и это далеко не полный список. В последние 3–5 лет очень многие немцы-гуманитарии — историки, социологи, воспитатели — переквалифицировались в преподавателей немецкого. Причина банальная — деньги и высокий спрос.

С дипломом преподавателя немецкого как иностранного найти работу не проблема. Я преподавала немецкий на предприятии, детям мигрантов, молодым людям в вечерней языковой школе, которые приехали покорять Берлин.

В какой-то момент, кстати, я поняла, что немецкий мне надоел. Хочу говорить на русском, о русском и с русскими. Тогда я запустила свой проект — курс современной русской литературы в Берлине. Ко мне приходят взрослые люди — состоявшиеся, успешные, интересные, — и мы все вместе говорим о произведениях классиков и современных авторов. Мне позволяют это делать мое филологическое образование, интерес русскоязычного населения (по моим ощущениям, чуть ли не каждый второй человек в Берлине говорит на русском) и огромная поддержка тех, кто видит, как я «болею» за свое дело. Я безумно благодарна этим людям и вообще всем, с кем меня свела судьба в Берлине.

Кстати, вы не поверите, но немцы в Берлине интересуются соционикой! Тут даже есть свое сообщество, куда меня тут же пригласили, как только я переехала. Несмотря на то что соционика считается наукой только постсоветского пространства, именно здесь она стремительно набирает популярность. Это не может не радовать.

Вспоминая свои метания в Москве, могла бы, кстати, попробовать себя и официанткой, и кассиром — эти работы найти не так сложно, требований там в разы меньше. Справедливости ради скажу: попробовала. Устроилась продавцом в местный супермаркет в Йене. Уволилась через два дня. Больше меня на эксперименты не тянет.

— Чего не хватает в Германии? По чему скучаете?

— Не хватает магазинов и кафе, которые открыты до позднего вечера, а лучше круглосуточно и, главное, по воскресеньям. И транспорта, который ходит каждые 5–10 минут, а не раз в полчаса начиная с восьми вечера. Впрочем, в Берлине этот вопрос не стоит так остро — все-таки столица. Я поэтому сюда и перебралась после учебы в Йене. Считаю, что тот, кто родился и вырос в одной большой столице (я из Москвы), комфортно себя чувствовать может разве что в другой.

— Так, может быть, не в Берлин, а обратно в Россию?

— Сейчас, после окончания учебы, я часто об этом думаю. Может быть, вернусь, чтобы продвигать какой-то проект, например. Или открыть свою школу. Я тот человек, который между личной жизнью и карьерой всегда выберет карьеру. Было бы интересное предложение, а уж сняться с места и переехать — вопрос только моего желания и настроя. Я ни от кого не завишу.

Чтобы прямо скучать по России — нет, не скучаю. В первую очередь потому, что не вижу в этом смысла. Это же мой выбор, мое решение, меня никто не заставлял переезжать. Скучаешь — возвращайся. Не возвращаешься — так смысл скучать?

— С работой в Германии у вас проблем нет. А как насчет друзей?

— У меня здесь появилась хорошая подруга, она сама с Украины, мы говорим по-русски. Именно благодаря ей я начала преподавать танцы живота. Это совершенно прекрасная история. Подруга — профессиональная танцовщица гоу-гоу, в Йене она преподавала стрип-денс.

Дело было на каникулах, она уехала домой и забыла отменить занятие. Пишет мне: замени меня, очень надо. Я сначала согласилась, а потом думаю: как я этот стрип-денс показывать-то буду, в моем исполнении, боюсь, все кончится на моменте «снять одежду». И тут я вспомнила, что в старших классах училась танцам живота и даже неплохо танцевала. И вообще-то все эти околоэротические танцы пошли изначально от беллиденса. Прихожу ее заменять в танцшколу и говорю: «Давайте обратимся к истокам. Сегодня танцуем арабские танцы».

Это было одно-единственное занятие, но оно прояснило для меня одну очень важную вещь — я хочу быть преподавателем. Нет более значимой, нужной и важной профессии. Когда я поняла, что повторяю слова (переводя на немецкий, конечно), которые когда-то говорила мне моя учительница танцев, я поняла и еще одно: преподаватели не умирают — они продолжаются в своих учениках. Их голоса звучат в наших головах. Это может быть первая учительница или учительница, которую вы встретили уже во взрослом возрасте. Это может быть преподаватель, к которому вы случайно попали на одну-единственную лекцию, а он взял и одной фразой изменил вашу жизнь.

В общем, в тот момент, заменяя подругу на танцах, я поняла, что не ошиблась с выбором профессии, что могу преподавать все что угодно, а главное, что я по-прежнему люблю это. С подачи подруги я потом написала руководительнице танцшколы, она пригласила меня на собеседование — и понеслось. В Йене я долго преподавала беллиденс студенткам при университете, мы даже группой выступали на праздниках, фестивалях.

Сейчас у меня свои курсы танцев живота в Берлине. Начинать было нелегко: конкуренция буквально на каждом шагу. Но я справилась — потому что очень люблю то, что делаю. И сама жить без танцев не могу. Среди учениц есть немки, с некоторыми мы общаемся и вне танцев. Но прямо близкой дружбы у меня с немцами не выходит.

— Что вам нравится в немцах? Какое их национальное качество вы посоветовали бы взять на вооружение землякам?

— Не оценивать других. Я когда-то услышала очень вольную интерпретацию фразы из Библии: «Возлюби ближнего своего — это значит оставь ближнего своего в покое». Вот немцы этой «заповеди» следуют очень точно: уважительно относятся к чужому покою, времени и личному пространству. Мне это импонирует.

Кстати, до того как переехала в Германию, меня часто спрашивали, нет ли у меня там родственников, а то очень уж я складом характера на немку похожа. До сих пор, честно говоря, не уверена, можно ли это считать за комплимент…

— А немцам интересна русская культура? Ваше происхождение вызывает любопытство?

— В целом не особо. Во-первых, потому что по мне (насколько я могу судить со слов других) уже не очевидно, что я из России. Акцент в речи слышен, но (опять же со слов носителей) понятно только, что я не родилась в Германии. А чтобы узнать, что я именно из России, нужно прямо спросить.

Приведу поэтому только несколько примеров. Когда я мерзну и ругаю холод, мне часто говорят: «Как это так, ты же из России, там еще холоднее!» «Так я потому оттуда и уехала», — недовольно бормочу я в слои пышно намотанного шарфика и кутаюсь еще теплее.

Или вот совсем уж классика о том, что русские пьют, и непременно водку. Раньше, стоило мне сказать, что я почти не пью, нет-нет да и ляпнет кто-нибудь: «Да ладно! И даже водку?» Но по мне это скорее глупая, чем смешная шутка.

Еще, кстати, смешная история. Один мужчина (немец), который какое-то время за мной ухаживал, никогда, ни разу не позволял мне за себя платить (а я пыталась). Первое свидание, второе, третье… на пятом я не выдержала и прямо спросила: да что происходит-то, почему я не могу хоть раз угостить тебя? Так он и признался, что когда-то встречался с русской девушкой, и та ему рассказала, что русские дамы никогда, ни при каких обстоятельствах за себя не платят. И я это слышала не раз: ты, дескать, русская, как можно! Конечно, я тебя приглашаю, о чем вообще речь. Не самый плохой стереотип о русских на самом деле.

От редакции

Прежде чем перевезти всю свою жизнь в другую страну, важно еще раз обдумать свое решение. И как минимум убедиться в том, что вы в курсе самых распространенных ловушек эмиграции, о которых рассказывает Анна Борец: https://psy.systems/post/uexat-i-ne-vernutsya-lovushki-emigracii.

Психотерапевт Анастасия Рубцова рассуждает о темных водах переезда. О том, что ждет новоиспеченного эмигранта и как не «утонуть» в трудностях в первое время, читайте в ее статье: https://psy.systems/post/muzhestvo-temnye-vody-pereezda.

Один из наиболее важных моментов при переезде в другую страну — знание языка. Но порой, даже потратив массу времени на курсы, уроки с преподавателем и самостоятельное изучение на родине, оказавшись в другой стране, мы вдруг понимаем, что ничего не понимаем. Почему так происходит и что с этим делать, рассказывает Евгения Захаренко: https://psy.systems/post/ne-ponimau-anglijskij-na-slux-v-anglii-chto-delat.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?
Новые статьи на сайте