Ольга Кочетова: «Калейдоскоп культур и акцентов позволяет чувствовать себя в Австралии комфортно»
Проект «Жизнь за границей»
Просмотров: 509
Дата публикации: 29 ноября 2019 г.

Ольге Кочетовой 38 лет, последние 1,5 из которых она живет в Австралии. А до этого были студенческий опыт жизни в Германии и интерес к путешествиям. Ольга поделилась с «Психологией эффективной жизни» своей историей переезда на другой континент вместе с мужем и двумя детьми и рассказала, чем ей нравятся австралийцы и почему она не побоялась оставить позади успешную карьеру в международной компании.

— Ольга, расскажите, как жизнь занесла вас в Австралию? Вы всегда хотели иммигрировать на другой континет, или это вышло незапланированно?

— Я родилась и выросла в Москве в семье инженеров-строителей. О детстве у меня теплые воспоминания: уютный двор, бабушки на лавочке, из открытых окон — вечерние новости. Или вот: осень, первый снег, едем с классом в Музей Ленина, нас принимают в октябрята. Торт «Полёт» на День рождения. «Приключения Электроника» по телевизору в каникулы. У нас в доме был культ чтения. Папа почти каждые выходные куда-то ездил, покупал и менял книги, какие-то из них реставрировал, опять менял. Он увлекался географией и собирал марки, и иногда разрешал мне очень аккуратно посмотреть альбом. Атмосфера дома и папин интерес сыграли важную роль в развитии интереса к путешествиям.

Итак, я много читала. Лет в 14 прочла «Поющие в терновнике» австралийской писательницы Колин Маккалоу, мне понравилась история, но я не могла предположить, что пройдет два десятка лет, и я буду жить в Австралии!

После окончания школы поступила на международный факультет в экономическом ВУЗе. 2 года проучилась в Германии по обмену. Было ли это началом желания эмигрировать? Скорее всего да. Обучение в ВУЗе было на английском и немецком языках, это открывало широкие возможности. Но в Германии я не осталась, и даже через некоторое время не хотела туда переезжать, хотя и страна, и язык мне очень нравятся. До сих пор мне иногда приходится переводить свои мысли с немецкого на английский, навыки, полученные в 20 лет, закрепляются отлично!

То, что перевожу мысли и слова, я связываю с особенностями работы мозга. Дело в том, что английский я активно использовала в работе, а немецкий — в быту. И теперь, когда приходится общаться на бытовые темы, в голову приходят слова на немецком. Это было особенно заметно, когда мы только переехали. Спустя год в этом плане стало проще, но тем не менее, регулярно отмечаю у себя такую особенность.

— Опыт жизни в Германии тоже пытаетесь «перевести» на австралийский?

— Жизнь я не сравниваю. Во-первых, прошло почти 20 лет, за это время везде многое поменялось. Во-вторых, жизнь 20-летнего студента и почти 40-летнего человека сама по себе существенно отличается. Но могу сказать, что история юности совсем не забытая, опыт в Германии мне очень пригождается и по сей день, а особенно был полезен в самом начале жизни в Австралии. Например, подготовленность к тому, что различные госучреждения и даже отделения банков открыты до 16:30-17:00, кофейни работают с 6:00-7:00 до 15:30-16:00, что врач-терапевт не выезжает по вызову на дом.

— Есть сожаление, что так и не получилось остаться в Германии на ПМЖ? 

— В Германию иммигрировать я и не хотела. То есть изначально вся обстановка располагала к тому, чтобы стать человеком, заинтересованным в путешествиях, в обретении нового опыта и впечатлений. Многие мои одногруппники, которые учились по этой же программе, хотели остаться в Европе, а мне было и в Москве хорошо, и в Германии. Сложилось так, что после окончания учебы я решила, что в Москве все-таки лучше, больше возможностей. А в более старшем возрасте, когда появилось именно желание переехать в другую страну, рассматривали только англоговорящие страны, так как муж говорит по-английски.

— В Москве было хорошо, в Германии тоже, но все-таки оказались в Австралии?

— Работа в Москве у меня была прекрасная — через 2 года после окончания института, с опытом работы в Германии и нескольких российских компаниях я оказалась в международной консалтинговой компании, в области недвижимости. Я росла среди чертежей, тубусов, чертежных досок: мама часто работала из дома, а иногда брала меня с собой на работу. Так и жили: она чертила на своей доске, а я рядом рисовала здания.

Поэтому работа оценщиком недвижимости, расчеты, написание отчетов на иностранных языках аккумулировала большую часть моих навыков! Я быстро выросла по карьерной лестнице, в 26 лет стала руководителем отдела, и проработала до переезда в Австралию.

Я благодарна судьбе за возможность путешествовать и общаться с коллегами из разных стран. Основной офис у нас был в Лондоне, и в то время я начала всерьез задумываться об эмиграции. Многие мои сокурсники разъехались по всему миру, в основном в страны Европы и в США, я видела разные примеры, разговаривала с коллегами, и идея об эмиграции, или, как минимум, о длительной командировке обретала все более четкие очертания.

Кроме того, меня поддерживал муж. Когда мы с ним познакомились, он только вернулся из США, он работал по программе обмена молодыми специалистами, и очень хотел эмигрировать. Идея реализовалась примерно через 10 лет, тоже в англоговорящую страну!

— Семья поддержала ваше решение?

— Ни для кого из близких наше желание переехать не стало неожиданностью, даже принимая во внимание наличие двоих детей и устроенного быта. Вся наша жизнь была так или иначе связана с путешествиями, было много знакомых и друзей в разных странах, интерес был очевиден.

Единственным шоком был выбор направления: Австралия очень далеко! Поначалу я сама не осознавала, насколько далеко. Из Сиднея до большинства стран перелет длится не менее 10 часов, в Европу и Россию около суток. Прямые рейсы только в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Это не так заметно, когда смотришь на глобус, читаешь статьи, выбираешь авиабилеты. Поначалу удивляешься гордому тону австралийцев о том, что всей семьей ездили в Европу, тому, что многие никогда не бывали за границей, что отпуск в США или Европе планируют за несколько лет. Ведь дальний перелет — это не только долго, но и дорого!

— И вот вы в Австралии… Какими были первые впечатления?

— Австралия — удивительный континент! Здесь есть всё: у экватора океан теплый, ближе к Арктике — холодный; есть выжженные ярким солнцем равнины; есть горнолыжные курорты, виноградники, реки, коралловые рифы. Фермы, винодельни, большие современные города, где офисы из стекла и бетона соседствуют с историческими зданиями, построенными в 19 веке.

Одна из особенностей, которая приятно удивила — это культурно-этнический состав общества. Страна молодых иммигрантов. Континент заселялся постепенно, начиная с открытия Джеймсом Куком и времен золотой лихорадки, в основном европейцами — отсюда берет начало колониальный стиль в архитектуре и англосаксонский менталитет. Но с середины 20 века было несколько волн эмиграции, когда в Австралию приехали переселенцы из разных стран Европы, а также из Азии и Латинской Америки, и теперь они составляют значительную часть населения, оказывая влияние на формирование современной Австралии.

— Часто можно услышать, что Австралия — невероятно комфортная для переселенцев страна. По крайней мере, на уровне государства. Так ли это на самом деле?

— Для иммигрантов Австралия — очень комфортная страна! Государство поддерживает приезжих. Например, в штате Новый Южный Уэльс (его столица — Сидней) в настоящее время есть программа по поддержке 48 национальных языков, в т.ч. русского, тамильского, греческого, украинского, разных диалектов китайского и арабского! Калейдоскоп культур и акцентов позволяет чувствовать себя комфортно.

— А как ситуация обстоит на уровне местных жителей? Они действительно принимают "новеньких" с распростертыми объятиями? Расизм здесь вообще присутствует?

— Государственная поддержка — это только часть. Основное, конечно, это отношение местных жителей. Многие люди нашего возраста или сами иммигранты, или состоят в браке/партнерских отношениях с иммигрантами, или потомки иммигрантов если не в первом, то во втором поколении. В каждой семье присутствует история эмиграции. Наверное, поэтому отношение тут толерантное. О человеке судят в первую очередь по его личным качествам, а не по тому, какая страна указана в его свидетельстве о рождении.

Что касается расизма, вопрос сложный. В любом обществе есть те, кто предвзято относится к людям, отличающимся по каким-то признакам. Но в связи с тем, что иммигрантов из разных стран и культур много, а государство пропагандирует толерантность, такие взгляды не находят поддержки и как-то растворяются в общей массе.

— Дружелюбное отношение к приезжим помогло быстро найти свое место на новом континенте?

— Переезд в другую страну — всегда в той или иной степени связан с желанием перемен и поисками себя. Расхожая фраза «выйти из зоны комфорта» отражает суть. Приходится выйти из привычной зоны: она могла быть не очень-то комфортной, но явно понятной. В непривычных обстоятельствах появляется возможность шире взглянуть на окружающий мир и на себя в нём. В теории выглядит красиво, но на практике это, пожалуй, самая сложная составляющая переезда и адаптации.

В нашей истории на данный момент это выглядит так: муж достаточно быстро нашел работу по своей специальности. Ему помогло отличное владение английским и профессиональной терминологией: он окончил магистратуру в английском университете, и единственной сложностью в поисках работы в Австралии было отсутствие местного опыта. Со временем опыт прибавляется, кроме того, приходит понимание некоторых особенностей того, как все устроено, это прибавляет комфорта и оптимизма.

А я наконец-то имею возможность основную часть своего внимания уделять семье, детям, себе. Работа в корпоративном мире уже не выглядит так же привлекательно, как 15 лет назад. Я окончила курс при Университете Сиднея, стала сертифицированным преподавателем иностранных языков, работаю учителем в русской школе. Школы родного языка, community languages schools (те 48 языков, которые я упоминала) — отличная возможность общаться с соотечественниками и поддерживать родной язык у своих детей.

В нашей семье это особенно важно для сына: на момент переезда ему было 7 лет, у него в Москве были друзья, определенный уклад жизни, он — русскоговорящий мальчик, хотя и ходил в английский садик, русский язык для него привычнее. В русской школе он подружился с ребятами, они общаются и вне школы. Это важная часть адаптации!

— Сын воспринял переезд как приключение или скорее как событие, с которым нужно смириться? Насколько сложно ему было влиться в новую культуру? 

— Должна признаться, что, когда мы переезжали, мы совсем не думали о том, как далеко едем и о том, что такое разница во времени с Москвой 7-8 часов. Дома сын ходил в английский детский садик, мы много раз ездили в отпуск вместе с детьми, до переезда вместе летали в Мельбурн, так что переехал он совершенно спокойно. Но у него в Москве уже успел образоваться круг друзей, по которым он сейчас скучает. Иногда они общаются по видеосвязи с двумя мальчиками, интересно наблюдать, как 8-9-летние мальчики показывают друг другу свои комнаты, домашних животных, игрушки.

Что касается адаптации, то начальный этап пройден совершенно спокойно! У него в любом случае приближались серьезные перемены в связи с переходом из дошкольников в школьники. Он впервые пошел в школу в Сиднее, завязались знакомства в школе и на дополнительных спортивных занятиях, в субботней русской школе. Я думаю, что нам очень повезло, что ребенок позитивно настроен. Тем не менее по России ностальгия есть, и мы по возможности поедем в отпуск навестить родных, друзей и посетить любимые места.

— Вы успели познакомиться с австралийской школьной системой. Чем она разительно отличается от российской?

— Про школьную систему можно рассказывать долго — настолько она отличается от российской. Обучение в школе длится 13 лет: 7 лет в начальной школе и 6 лет в средней. Учебный день длится, как правило, 6 часов, с 9:00 до 15:00. Есть перемены по 15 минут и перерыв на ланч 50 минут.

У большинства школ большая территория, учебных корпусов несколько. Как правило, есть основное здание и много небольших на 2-4 класса, в центре территории площадка, где по утрам проходят линейки, а днем дети играют. Также есть спортивная и игровая площадки, футбольное поле, отдельное здание столовой.

Тема школьного питания волнует эмигрантов из бывшего СССР! Дело в том, что здесь все ланчи и запас прочей еды приносят с собой из дома. Столовая, где можно заказать обед, есть не во всех школах. Поэтому в рюкзаках дети (по крайней мере в начальной школе) носят в основном еду.

Поступают в школу примерно в 5 лет, в зависимости от месяца рождения. Подход гибкий, родители самостоятельно оценивают готовность ребенка к школе и принимают решение, когда начинать. Иногда дети повторяют один из первых 3 классов, например, когда отдали в школу в 4,8, но оказалось, что ребенку сложно. Отношение к этому спокойное, без клейма «второгодник».  Разница в возрасте учеников в одном классе может быть чуть больше года!

Одно из основных отличий от российских школ — это то, что ученики перераспределяются по классам каждый год. Это выглядит так: набирается поток учеников в кинди (нулевой класс), детей распределяют по классам, в каждом классе свой учитель. После перехода на следующий год обучения классы формируют заново, и учитель меняется. И так далее. Можно попасть в новый класс с бывшими одноклассниками, человек 5 могут перейти вместе, но большинство одноклассников и учитель будут новые. Такая система поддерживает идею развития личности (do your personal best). Также снимаются возможные конфликты с одноклассниками и учителями, развиваются навыки социализации и т.д.

Начальная школа делится на 2 этапа: кинди-2 класс, и 3-6 класс. Первые три года (детям 5-8 лет) много занятий в игровой форме, мало домашних заданий. Основная задача в этом возрасте — научиться хорошо читать, овладеть начальными знаниями по разным предметам. Четкого разделения на предметы в начальной школе нет, только математика, английский и иностранный язык идут отдельной строкой. Есть предмет Science (наука) — он включает в себя окружающий мир, физику, биологию, географию, астрономию, всего понемногу.

На уроках математики дети часто выходят в школьный двор, пишут мелом на асфальте, измеряют рулеткой расстояния и т.д.

В среднюю школу ученики переходят примерно в 12 лет. Как правило, она находится неподалеку от начальной, но это всегда отдельная территория, отдельные здания и т.д. То есть ученики начальной и средней школ на занятиях не пересекаются.

В средней школе учеба серьезная, по уровню сопоставимая с российскими школами. Есть много предметов по выбору. После 9 класса ученики могут выбирать те предметы, которые могут им пригодиться для поступления в университет на интересующую специальность. То есть совершенно не обязательно всем изучать и органическую химию, и обществознание, и иностранный язык. Например, чтобы учиться на факультете авиации, необходимо предъявить аттестат, в котором значатся математика и физика, а есть ли в нем, например, биология, не важно.

— Где сейчас учится сын? Есть ли у него сложности в общении с местными сверстниками? Или он уже успел стать своим?

— Сын учится в государственной школе. Я предполагаю, что продолжать будет тоже в государственной. Поживем - увидим, но планов и целей перейти в частную школу пока нет. Тут многое зависит от района проживания, и в благополучных районах государственные школы хорошего качества по всем параметрам.

Опять-таки, что касается поддержки иммигрантов: в большинстве школ есть предмет English as a Second Language (английский для иностранцев), и дети, чей родной язык не английский, занимаются языком дополнительно.

Сын очень быстро адаптировался к школе, одноклассники и учителя дружелюбные. Сейчас единственное, что отличает его от большинства сверстников — это возможность посещать дополнительные уроки английского.

— Как у вас обстоят дела с досугом? Успели собрать вокруг себя приятный круг общения?

— Одна из сфер моего интереса — изобразительные искусства, выставки классического и современного искусства. Приятно удивило то, что в Австралии есть много художественных галерей, а в музеях представлены работы мастеров из разных стран. Есть аукционные дома и ценители-коллекционеры. У меня есть идеи по движению в этом направлении, пока всё на начальном этапе.

Круг общения складывается из соседей, семей из австралийской и русской школ и из коллег. Я бы сказала, сейчас это примерно 50 на 50. Люди все разные, в основном позитивные, кстати это одна из особенностей, которую отмечаешь: меньше суеты, больше улыбок. Возможно, так влияет солнышко и близость океана.

— Чем вам особенно симпатичны австралийцы? Что посоветовали бы перенять у них россиянам?

— Если назвать что-то одно, что по моему мнению россиянам стоило бы позаимствовать у австралийцев, я бы назвала позитивное отношение к заботам и рутине. Здесь всё делается своим чередом, начиная с минимального количества авралов на работе и заканчивая спокойным ожиданием в очередях на кассах в супермаркетах. В обыкновенных автобусах принято приветствовать водителя и благодарить его при выходе!

Поначалу удивляешься, зачем нужны разговоры, small-talks, ведь это такая трата времени! Но куда торопиться? А потом замечаешь, что такой подход существенно снижает уровень стресса. Создается чувство принадлежности к группе, ощущение того, что ты не безразличен. Простая улыбка и доброжелательный взгляд украшают жизнь.

— Как местные реагируют на ваши культурные корни? Доводилось попадать в комичные ситуации из-за недоразумения?

— Австралийцы с искренним интересом расспрашивают о России, о русском языке. В частности, им кажется странным, что мы склоняем имена, и то, что практически у каждого имени есть множество общепринятых вариантов. То, что Ольгу можно позвать просто «Оль!» еще как-то укладывается в канву сознания, но то, что 2-летняя Маша не откликается на своё имя Мария, потому что дома ее зовем по-всякому, но не полным именем, а Коля, Николаша, Колян и т.д. относятся к одному имени Николай, повергает в культурный шок.

— А России все-таки не хватает?

— По Родине не скучаем, если только по прекрасным постановкам в детских театрах Москвы, а сын — по снегу. Но это лишь светлый опыт, который мы планируем повторить, когда приедем в Россию на каникулы. Планов о возвращении не строим, все идет своим чередом, нам интересно и комфортно жить в Сиднее.

Спустя полтора года после переезда могу сказать, что это потрясающе интересный опыт!  Ведь цель жизни — это не результат, а процесс, и в настоящее время он мне нравится! Из планов на ближайшее будущее: привыкнуть к тому, что Новый год здесь летом, а июнь и июль — два самых холодных месяца.

 

От редакции

К эмиграции нужно быть хорошо подготовленным, в том числе к скрытым ловушкам, которые ожидают вас в процессе переезда. О них читайте в статье Анны Борец: https://psy.systems/post/uexat-i-ne-vernutsya-lovushki-emigracii.

Психотерапевт Анастасия Рубцова рассуждает о темных водах переезда. О том, что ждет новоиспеченного эмигранта и как не «утонуть» в трудностях в первое время, читайте в ее статье: https://psy.systems/post/muzhestvo-temnye-vody-pereezda.

Не все родители, переехавшие в другую страну с детьми, могут с уверенностью сказать, что адаптация ребенка в новом окружении была легкой и безболезненной. Как помочь школьнику пройти этот непростой период в жизни? Своим опытом делится журналист Алина Фаркашhttps://psy.systems/post/emigraciya-kak-pomoch-shkolniku-adaptirovatsya.

Считаете, что вашим друзьям это будет полезно? Поделитесь с ними в соцсетях!
ХОТИТЕ БЕСПЛАТНО ПОЛУЧАТЬ НОВЫЕ ВЫПУСКИ ОНЛАЙН-ЖУРНАЛА «ПСИХОЛОГИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ»?